К вопросу об определении давности смерти при аутолитических изменениях некоторых органов (по данным литературы)

/ Хорошилова А.С. Власюк И.В. Авдеев А.И.  // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2019 — №18. — С. 194-199.

Хорошилова А.С., Власюк И.В., Авдеев А.И. К вопросу об определении давности смерти при аутолитических изменениях некоторых органов (по данным литературы)

А.С. Хорошилова, И.В. Власюк, А.И. Авдеев

Кафедра патологической анатомии и судебной медицины (зав. – д.м.н., проф. А.И. Авдеев) ФГБОУ ВО ДВГМУ Минздрава России, г. Хабаровск

ссылка на эту страницу

Постоянное совершенствование и внедрение в повседневную практику новых методов исследования, переход от качественно-описательных к количественным гистохимическим исследованиям с попыткой функциональной оценки морфологических структур настоятельным образом требуют более детального выяснения ряда вопросов, связанных с изменением внутренних органов, особенно в ближайшее время после наступления смерти, что имеет большое значение для диагностики ее давности. Этот вопрос является весьма важным при судебно-медицинской экспертизе трупов лиц, умерших от различных насильственных воздействий.

В настоящее время в патологической анатомии пересматриваются прежние представления о сущности некоторых общепатологических процессов. Среди них важное место принадлежит аутолизу. Аутолиз – это выработанное в процессе эволюции свойство биологических объектов разлагать гидролитическим путем собственные структуры разного уровня (Лушников Е.Ф.,1971 г.).

Согласно современной теории развития аутолиза, время его развития, интенсивность, скорость зависят от множества факторов, что значительно затрудняет воссоздание этих условий в эксперименте, и как итог – затрудняет формирование точных критериев давности смерти по аутолитическим изменениям.

Стоят задачи систематизировать накопленные данные об аутолизе и разработать новые методы, которые будут использоваться для установления давности смерти. В настоящей статье проведен краткий разбор некоторых доступных нам исследований, касающихся этой темы.

В исследовании А.Е. Шорохова (1967) определялось количество полипептидов, образующихся при искусственном снятии ингибиции протеаз в скелетных мышцах трупов. Для количественного их определения использовался метод Христенсена–Казначеева, суть которого сводится к последовательному добавлению сернокислой меди в комплексе с тартратом натрия и фенольного реактива Фолина в щелочной среде к среде с фильтратом мышц. Таким образом, по количеству полипептидов судили о суммарной активности протеаз в исследуемой ткани. Было выявлено, что чем больше давность смерти, тем больше единиц ферментов участвовало в аутолизе.

Целью исследования И.С. Митина (1986) было установление основных закономерностей динамики посмертных изменений ультраструктур клеток печени и легких и определение возможности их использования при установлении ДНС в течение первых 1,5 суток постмортального периода при помощи электронной микроскопии. При электронно-микроскопическом исследовании выяв-

лена определенная динамика нарастающих изменений структурных элементов клеток, которая была оценена по нескольким параметрам – состояние мембран клеток, общее строение ядра и цитоплазмы, органелл, сравнительное состояние различных клеточных и внеклеточных элементов (табл. 1).

Таблица 1

Динамика развития аутолитических процессов в клетках печени и легких (И.С. Митин, 1986)

Последовательность развития аутолиза

Время после смерти, ч

Уровень выявления


Характер изменений

Начальные изменения, ранний период

0,5–1,5

2–3

4–6

Ультраструктурный

Набухание, лизис цитогранул цитоплазмы; набухание митохондрий. Набухание мембран, вакуолизация эндоплазматического ретикулума; маргинация хроматина ядра.

Гидратация цитоплазмы; частичная фрагментация цитомембраны; деструкция крист митохондрий; разрыхление базальных мембран.

Начальные изменения, поздний период

8–12


12–18

»

Деструкция, распад митохондрий, цитомембран; кариопикноз; очаговый цитолиз.

Разрушение цитомембран; распад нуклеолеммы; деструкция базальных мембран

Выраженные изменения

18–24

24–30

30–36

»

Клеточный

Частичный или полный распад ядра цитоплазмы, миелинизация.

Частичный или полный цитолизис; аморфный детрит

Поздние изменения

Более 36

Клеточный Тканевой

Цитокариолизис

Данные литературы о сроках развития аутолиза в поджелудочной железе весьма малочисленны и разноречивы. Значительные расхождения результатов обусловлены многообразием факторов, влияющих на посмертные изменения (различные фазы секреторной деятельности в момент смерти и т.д.).

Электронно-микроскопические исследования (Uwe,1965; Cosnier, 1960; Craig, 1960 и др.) выявили значительные нарушения структуры поджелудочной железы уже в первые 4–6 часов после наступления смерти. Однако ряд авторов (В.И. Дергачев, А.И. Муханов, 1956; И.З. Дынкина, 1957) отметил, что при мгновенной смерти аутолиз развивается в среднем на третьи сутки, при медленной – на четвертые сутки.

В своем исследовании Б.А. Федосюткин (1974) дает описание морфологических изменений в железе. Через 3 часа после наступления смерти в цитоплазме ацинозных клеток отмечены единичные светлые вакуоли, количество которых к 6 часам заметно увеличивается. РНК цитоплазмы и ДНК ядер, специфическая зернистость островковых клеток выявляются отчетливо. Через 12 часов незначительно уменьшены в размерах клетки концевых отделов, гранулы зимогена по краям скоплений расплывчатые. РНК цитоплазмы не выявляется. Ядра всех клеток сильнее окрашиваются основными красителями, часто вокруг них хорошо различим светлый ободок. Эритроциты в сосудах и капиллярах уменьшены, деформированы. Островковые клетки окрашены четко. При продолжительности посмертного периода до 18 часов цитоплазма большинства ацинозных клеток гомогенная, мутная, вакуолей в ней мало. РНК цитоплазмы и ДНК ядер не выявляются. Аи Б-клетки островков Лангерганса незначительно уменьшены в размерах. Их специфическая зернистость окрашивается четко. Ядра в большинстве имеют светлый ободок, пикнотичные, с неровными контурами. Через 24 часа в паренхиме железы отмечены очаги разрушенных клеток, разволокнение стромы и сосудистых стенок. Капилляры и мелкие выводные протоки неразличимы, в срезах преобладает эозиновый компонент. Островковые клетки уменьшены в размерах, лежат свободно, но специфическая зернистость в них различима. Ядра всех клеток очень маленькие, гиперхромные, с неровными контурами. В дальнейшем явления деструкции ткани нарастают и клетки островков Лангерганса не дифференцируются.

Особое внимание в изучении в плане определения давности наступления смерти привлекают изменения в костном мозге. Связано это с тем, что его анатомическая структура подвергается меньшим аутолитическим и гнилостным изменениям, чем в других органах. Важность этого факта была отмечена Grellner et al. в ретроспективном отчете о 46 эксгумациях, которые продемонстрировали гистологическое сохранение костного мозга через 3 месяца. В то же время Anna Porwit и др. (2011) отмечают, что отбор проб ткани при помощи иглы с трепаном следует проводить не позднее чем через 3 часа после смерти, так как клетки содержат значительное количество гидролитических ферментов. Возможность повреждения также уменьшается из-за физического барьера, обеспечиваемого кортикальным слоем, в то же время гемопоэтическая ткань очень чувствительна к эндогенным воздействиям, что подтверждено исследованием L. Tattolia, M. Tsokos и др. (2011).

Первая закономерность состоит в том, что по мере увеличения времени, прошедшего после смерти, наблюдается постепенный распад клеток, выражающийся в уменьшении их общего числа. Второй вывод заключается в том, что аутолитический распад различных клеточных форм протекает с неодинаковой скоростью.

Морфологические посмертные изменения в костном мозге, выявленные в трепанобиоптатах, описывает Кривопалов Ю.А. (2018). Ранним проявлением аутолиза становятся округление и набухание ядер в клетках гранулоцитарного ростка, с этим практически утрачивается возможность дифференцировать клеточные линии миелоидной ткани. Набухание ядер метамиелоцитов и более зрелых гранулоцитов отмечается уже через 2 часа после наступления смерти. При подобных изменениях клетки напоминают миелоциты, и таким образом создается впечатление омоложения костно-мозговой ткани. Однако омоложение связано также с более медленным (особенно в первую половину суток) распадом молодых гранулоцитов (Л.М. Спижарская, 1966). Через 5–6 часов зернистость отдельных нейтрофилов исчезает, ядра распадаются на части или лизируются, остаются набухшие деформированные обрывки цитоплазмы нейтрофилов. Через 8–12 часов большинство сегментоядерных лейкоцитов содержит округлые ядра с хроматином, который утратил компактную структуру, в ядрах появляется нечто, напоминающее мелкие ядрышки. Через 24 часа все нейтрофилы распадаются: ферменты выделяются в цитоплазму из гранул и способствуют полному их разрушению.

Скорость аутолиза эритронормобластов, например, значительно ниже, чем нейтрофилов. В эритроидном ростке агональные изменения иногда симулируют проявления дизэритропоэза: кариорексис, «почкование» и многодольчатость ядер нормобластов.

Относительно долго сохраняются мегакариоциты. Но затем их ядра сморщиваются, становятся многоугольной формы, кажутся резко гиперхромными; нередко их цитоплазма плохо различима и тогда видны как бы «голые» узловатые гиперхромные ядра.

Другие форменные элементы костного мозга (ретикулярные, плазматические) более устойчивы в посмертном периоде, но через 2 суток и они распадаются. Отмечается большая устойчивость эозинофилов по сравнению с нейтрофилами (А.И. Абрикосов, 1947).

В большинстве случаев этих данных недостаточно. М.В. ВойноЯсенецкий (1970) установил, что даже при лучших способах фиксации материала хорошая посмертная сохранность клеточных элементов в гистологических препаратах обманчива. Кроме того, аутолитические изменения миелоидной ткани могут создавать ошибочное впечатление об остром лейкозе или ином опухолевом поражении костного мозга.

Наибольший интерес представляет применение системного подхода: Ю.А. Дмитриенко и соавторы (1983) оценивали факторы окислительновосстановительного потенциала (ОВП), активности лизосомальных ферментов (неспецифических эстераз), проницаемости клеточных мембран костного мозга и др.

При изучении проницаемости клеточных мембран миелокариоцитов с помощью эозиновой пробы установлено, что после наступления смерти количество «жизнеспособных» клеток снижается с 89,37 ± 1,3 % в первые 2 часа до 3,44 ± 0,54 % через 48–72 часа после смерти.

С увеличением посмертного периода ОВП тканей костного мозга уменьшался. В динамике изменения ОВП выделено 2 периода: в 1-м отмечали его быстрое снижение, во 2-м этот процесс протекал значительно медленнее.

Изучение активности неспецифических эстераз в плазме костного мозга показало, что интенсивность свечения закономерно возрастала по мере увеличения длительности посмертного периода.

В другом исследовании А.В. Клюев (1974) отмечает, что величины коэффициентов отношения ряда неорганических веществ, таких как калий–натрий, калий–кальций, натрий–железо, кальций–железо, кальций–магний можно использовать для установления давности наступления смерти без учета конкретной причины смерти. Для исследования величин коэффициентов отношений натрий–кальций, натрий–магний для диагностики давности смерти нужно учитывать конкретную причину смерти.

Вторая часть исследования показала, что количественное содержание ДНК и РНК снижается в зависимости от времени, прошедшего после наступления смерти. В дополнение из экспериментов Ю.Б. Горощеня (1966) выяснено, что наиболее ранними признаками аутолиза являются исчезновение гликогена и рибонуклеиновой кислоты. Дезоксирибонуклеиновая кислота более устойчива и сохраняется в тканях при крайней степени разложения.

Таким образом, полученные данные о развитии морфологических и гистохимических изменений при аутолизе в некоторых органах в зависимости от продолжительности посмертного периода имеют определенное судебно-медицинское значение и могут быть использованы при решении вопроса о давности наступления смерти.

Список литературы

  1. Горощеня, Ю.Б. К вопросу о гистохимических изменениях некоторых внутренних органов при трупном аутолизе и гниении (экспериментальные исследования) / Ю.Б. Федосюткин. – Текст : непосредственный // Актуальные вопросы судебной медицины и криминалистики : труды Ленинград. ГИДУВа. – Ленинград, 1966. – № 49. – С. 60–61.
  2. Дмитриенко, Ю.А. Посмертные изменения костно-мозговой ткани как критерий давности наступления смерти / Ю.А. Дмитриенко, В.И. Кононенко, Б.С. Лакиза. – Текст : непосредственный // Судеб.-мед. экспертиза. – 1983. – № 4. – С. 19–20.
  3. Изменение ультраструктуры почек и легких в динамике аутолиза как показатель давности наступления смерти / К.С. Митин, Ю.Л. Мельников, М.Е. Березовский, З.Т. Джаманкулов. – Текст : непосредственный // Судеб.-мед. экспертиза. – 1986. – № 3. – С. 8–11.
  4. Клюев, А.В. Изменения неорганического состава и некоторых биохимических показателей костного мозга в зависимости от давности наступления смерти : автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. мед. наук / Клюев Александр Васильевич ; Каф. судеб. медицины 2-го Моск. гос. мед. ин-та им. Н.И. Пирогова. – М., 1974. – 29 с. – Текст : непосредственный.
  5. Кривопалов, Ю.А. Биопсии костного мозга / Ю.А. Кривопалов. – М. : Практ. медицина, 2014. – 503 с. – Текст : непосредственный.
  6. Лушников, Е.Ф. Аутолиз. Морфология и механизмы развития / Е.Ф. Лушников, Н.А. Шапиро. – М. : Медицина, 1974. – 202 с. – Текст : непосредственный.
  7. Федосюткин, Б.А. К вопросу о динамике аутолиза в поджелудочной железе / Б.А. Федосюткин. – Текст : непосредственный // Судебно-медицинская экспертиза давности черепно-мозговой травмы / под ред. К.И. Хижняковой. – М., 1974. – С. 47–52.
  8. Шорохов, А.Е. К вопросу о динамике аутолиза в судебно-медицинском отношении / А.Е. Шорохов. – Текст : непосредственный // Судебно-медицинская экспертиза и криминалистика на службе у следствия : (материалы 3-го расшир. совещ. cудеб.-мед. экспертов Сев. Кавказа). – Ставрополь, 1967. – № 5. – C. 307–309.
  9. Porwit, A. Blood and Bone Marrow Pathology / A. Porwit, J. McCullough, W. Nerber. – 2nd ed. – W.p. : Churchill Livingstone, 2011. – 722 p. – Text : immediate.
  10. Postmortem bone marrow analysis in forensic science: Study of 73 cases and review of the literature / L. Tattolia, M. Tsokos, J. Sautter et al. // Forensic Science Intern. – 2013. – № 234. – P. 72–78. – Text : immediate.

похожие статьи

Оценка посмертных значений влажности эпидермиса для решения задачи определения давности наступления смерти / Кубарев А.А., Соколова З.Ю. // Медицинская экспертиза и право. — 2011. — №1. — С. 44-46.

Фотометрия как метод объективной регистрации при экспертизе трупных явлений / Васильев М.А. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1960. — №4. — С. 16-19.

Прижизненный некроз и посмертный аутолиз: проблема дифференциальной диагностики / Богомолова И.Н., Богомолов Д.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2012. — №12. — С. 25-31.

Стадии разложения трупа по М.И. Марченко (1991) / Марченко М.И. — 1991.

Экспертная оценка образования этанола в биологических объектах / Галицкий Ф.А. — 1997.

больше материалов в каталогах

Трупные явления