Судебно-медицинская экспертиза в Донском округе Северо-Кавказского края

/ Марковин И.В.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М.: Изд-во Наркомздрава, 1928 — №8. — С. 95-100.

Марковин И.В. Судебно-медицинская экспертиза в Донском округе Северо-Кавказского края

И. В. Марковин

Донской окр. суд.-мед. экс.

ссылка на эту страницу

1925 г. нужно считать поворотным пунктом в постановке и развитии судебно-медицинской экспертизы в округе, так как к этому времени было закончено районирование края и определены границы округа и его районов, как нечто постоянное; выяснилась численность населения, площадь; «получилась возможность систематического получения сведений о количестве судебно-медицинских экспертиз мертвых тел и живых лиц в каждом районе, знакомиться с постановкой дела, выявить недочеты в постановке и работе суд.-мед. экспертов и районных врачей и предпринять меры к устранению и исправлению недочетов. Что касается положения суд.-мед. экспертизы до 1925 г., то на нем нужно коротко остановиться. При Донском областном отделе здравоохранения с приходом Красной армии на Дон и установлением советской власти с ее структурой в 1920 г. был учрежден подотдел судебно-медицинской экспертизы, функции которого обнимали не только вопросы судебно-медицинского характера, т. е. исследование трупа, живого человека, вещественных доказательств в делах уголовных, но также и определение утраты трудоспособности лиц, потерявших последнюю на империалистической и гражданской войнах, предприятиях; определение болезненного состояния лиц на предмет освобождения от несения общественных повинностей, получения отпуска, курортного лечения и т. д.

Накопленный в течение года материал дал возможность уже в январе 1921 г. созвать областной съезд суд.-мед. экспертов, на котором, кроме выяснения постановки дела на местах, выявления недочетов и установки связи, было сделано также свыше 20 докладов научного характера.

На съезде выяснилось, что на громадную область, с населением в три миллиона, осталось всего 4 суд.-мед. эксперта, не считая в Ростове и Нахичевани; отличалось отсутствие инструментария и перевозочных средств; отсутствие связи с органами дознания и следствия и т. д.

Здравотделом были предприняты некоторые меры к улучшению поста­ новки дела, как, напр., снабжение инструментарием, посудой. За этот же год удалось оборудовать суд.-мед. лабораторию, пригласив для этого проф. Шибкова и Максимовича.

Означенная лаборатория вскоре уже стала приобретать характер не только областной, но и будущей краевой, так как объекты для исследования стали присылаться из самых отдаленных областей Северного Кавказа. Но к концу 1921 г. положение резко изменилось к худшему: подотдел суд.-мед. экспертизы, как самостоятельное отделение здравотдела, был ликвидирован и стал входить в лечебный подотдел. Ясно, что лечпод, занятый устройством лечебной сети и целым рядом других неотложных нужд, не мог уделять достаточно внимания и средств суд.-мед. экспертизе и ограничивался лишь формальным отношением к ней; налаженная связь с периферией снова потерялась, в виду отсутствия лица, которое могло бы вести общий надзор за экспертизой в области. Если суд.-мед. эксперты Новочеркасска, Ейска и Азова были представлены самим себе, то не лучше обстояло дело и с двумя суд.-мед. экспертами Ростова и Нахичевани в смысле материального снабжения, отчетности и т. д. Первое время они сносились непосредственно с лечподом, затем были причислены к Бюро врачебной экспертизы, в 1924 г. были выделены даже в самостоятельную единицу в финансовом и хозяйственном отношениях, при чем Нахичеванский эксперт в то же время должен был безвозмездно нести обязанности и окружного; через несколько месяцев оба эксперта с тех. помощниками были причислены к спецамбулатории, при которой состоят пока и до настоящего времени. Что касается характера работы с 1925 г., то для этого необходимо бросить общий взгляд на географическое положение округа, состав населения, расположение и численность районов.

В настоящее время после районирования Донской округ, часть бывшей области, занимает площадь в 23.800 кв. верст с населением больше миллиона жителей. В административном отношении разделен на 11 районов; города же Ростов и Нахичевань выделены в особую единицу. В округе достаточно развита железнодорожная сеть — семь путей; кроме того, по пяти районам проходит р. Дон. Более плохими в смысле удобства сообщений являются районы: Семикаракорский, Багаевский и Мечетинский. Население округа преимущественно русское, исключая Мясниковского района с армянским, занятие — земледелие, а по Дону и Азовскому морю отчасти рыболовство.

Из населения около 600 тыс. жителей обслуживаются суд.-мед. экспертами, остальные районными и участковыми врачами. Суд.-мед. экспертов в Ростове и Нахичевани два и по одному в Новочеркасском, Ейском и Азовском районах. Следующие цифровые данные рисуют работу суд.-мед. экспертов и районных врачей за 1925 и 1926 гг.

В 1925 г. всего было произведено 1020 экспертиз мертвых тел и 6704 освидетельствования живых лиц по различным поводам; причем судмедэкспертами было произведено экспертиз мертвых тел 752, т. е. 74% общего количества, райврачами и участковыми — 262 (26%). Полным вскрытием судмедэкспертами было произведено — 592 (79%) и наружным осмотром — 160 (21%). Райврачами и участковыми из 268 трупов полным вскрытием — 48 (18%), наружным осмотром — 220 (82%).

Из 6704 экспертиз живых лиц судмедэкспертами было освидетельствовано 5188 (77%), райврачами и участковыми— 1516 (23%).

В 1926 г. по округу было произведено экспертиз мертвых тел 945 и освидетельствовано живых лиц 7073. Из 945 трупов судмедэкспертами — 791 (84%) и райврачами— 154(16%). Полным вскрытием судмедэкспертами было произведено 681 (86%) и наружным осмотром — 110 (14%). Райврачами полным вскрытием—51 (33%) и наружным осмотром— 103 (67%). Из 7073 освидетельствований живых лиц судмедэкспертами было произведено 6039 (85,5%), райврачами — 1074 (14,5%).

За 1925 г. у судмедэкспертов было 40 вызовов, сделано 1468 верст, потрачено 40,5 дней; в 1926 г. число вызовов — 37, сделанных верст— 1572, потрачено дней — 45. Райврачами в 1925 г.: 58 выездов, сделано 1190 верст, потрачено 138 суток; в 1926 г. — 26 выездов, сделано 611 верст, потра­ чено 49% суток.

Эти цифры позволяют сделать некоторые выводы. Прежде всего нужно отметить, что большая часть проделанной работы падает на судмедэкспертов. В их работе нужно отметить довольно большой процент экспертиз мертвых тел, произведенных только одним наружным осмотром — 21% в 1925 г. и 14% в 1926 г. Это явление можно отчасти объяснить тем, что в это число вошли экспертизы «в порядке выдачи свидетельств о смерти», затем же, когда органы дознания и следствия не требовали вскрытия в виду ясности для них причины смерти. В Ростове и Нахичевани эксперты иногда передают трупы в институты нормальной и топографической анатомии для научных целей в виду острой нужды в них. Большое количество экспертиз мертвых тел с единым наружным осмотром наблюдалось у судмедэкспертов Ейского и Азовского районов. У первого за два последних года полным вскрытием было произведено 40 экспертиз и наружным осмотром — 44, у второго — 10 полным вскрытием и 24 одним наружным осмотром. Если постановку экспертизы мертвых тел судмедэкспертами можно признать относительно удовлетворительной, то этого нельзя сказать относительно районных и участковых врачей.

18% экспертиз мертвых тел полным вскрытием в 1925 г. и 33% за 1926 г . — цифры слишком малые. Причин такого печального явления слишком много, и я остановлюсь только на некоторых из них. Прежде всего районные и участковые врачи смотрят, по-видимому, на судмедэкспертизу, в частности трупов, как на печальную необходимость, отрывающую их от прямого и непосредственного своего дела. Такой взгляд, конечно, ошибочен: по 193 ст. УПК следователь может за отсутствием эксперта вызвать ближайшего врача, а по постановлению ВЦИКа и СНК от 1924 г. может быть вызван за особое вознаграждение всякий врач, находящийся или нет на службе и даже в принудительном порядке; далее, имеет значение и отсутствие инструментария, технических помощников и т. д. Судмедэкспертиза районных и участковых врачей неудовлетворительна и с качественной стороны в виду малых знаний. По должности окру судмедэксперту при просмотре копий и актов часто приходится не соглашаться с мнением или же приходить к противоположным заключениям.

Отсутствие технических помощников представляет значительные затруднения в работе судмедэкспертов; 2 тех. помощника в виде санитаров имеются лишь в Ростове, но и здесь с 1 октября с/г. одного сокращают. Вопрос о тех- помощниках представляется больным не только для Донского округа, но и на протяжении всего Союза республик, и я думаю, что вряд ли он устраним в ближайшем будущем в виду отсутствия достаточных средств как в центре, так и периферии; нам еще долго придется пользоваться при вскрытиях случайными помощниками.

До настоящего времени ощущался острый недостаток как в инструментарии, так и спецодежде. Инструментарий не обновлялся с довоенного времени, пришел в полную негодность. Теперь этот кризис отчасти устранен. Получено два набора инструментов от краевого судмедэксперта, на частном рынке куплен полный набор и сделан запас в Донмедторге, благодаря сумм, отпущенных ДООЗ/ом; таким образом, удалось обновить и пополнить инструментарий всех судмедэкспертов, и мы имеем в запасе еще для двух экспертов. Равным образом удалось отчасти снабдить и проз­ одеждой: халатами, прорезиненными фартуками; но, мы, конечно, не в состоянии снабдить инструментарием и спецодеждой и районных врачей за отсутствием средств. Равным образом до известной степени устранен и материальный вопрос: ставка НКЗ повышена доплатой ДООЗа до 125 руб.

Так как эта доплата является случайной, нужно просить центр о повышении оплаты судмедэкспертов, как лиц с высокой квалификацией, до 150 руб. в месяц.

Остро в некоторых местах округа стоит вопрос о перевозочных средствах для судмедэкспертов при их выездах. Хотя этот вопрос и достаточно решен разъяснениями центра в том смысле, что они должны предоставляться местной администрацией РИКов, однако и до настоящего времени, как я уже сказал, в некоторых районах органы дознания и следствия не считаются с этим и предлагают врачам выезжать на место происшествия, не предоставляя перевозочных средств. В этом вопросе должны быть снова сделаны напоминания местным административным органам. Требует разъяснения и вопрос о суточных. К числу недостатков в постановке суд.-мед. экспертизы в округе мы относим и недостаточно внимательное отношение судмедэкспертов и районных врачей к отчетности, так как доставление месячных сведений и годового часто запаздывает; годовая отчетность рай- врачами и некоторыми судмедэкспертами составляется плохо; очевидно, некоторые из них не заносят в свои книги случаи освидетельствования мертвых тел и живых лиц, чтобы потом сделать соответствующую годовую выборку.

Райврачи и участковые не представляли копии актов вскрытий на несколько сот произведенных ими экспертиз мертвых тел; за два года прислано не более десятка. Между тем просмотр этих актов имеет существенное значение; особенно большое значение придает этому Н КЗ. Требует выяснения также и вопрос об отпусках для суд.-мед. экспертов. Если этот вопрос для ростовских экспертов разрешается в смысле замены одного другим, то для остальных экспертов в округе остается не выясненным; в этом отношении мы не имеем каких-либо указаний ни со стороны центра, ни со стороны ДООЗа. Вопрос об отношениях между органами дознания, следствиям одной стороны, и экспертами, районными и участковыми, с другой, также требует разъяснения, так как не всегда эти отношения представляются достаточно выясненными и не всегда бывает полный контакт между ними. Если органы дознания и следствия часто придают большое значение присутствию врача при первоначальном осмотре трупа, иногда при самых неблагоприятных условиях, на месте его обнаружения, сводя дело к простой формальности, то, с другой стороны, те же органы не счи­ тают нужным и обязательным присутствовать на вскрытиях, как это наблюдается в Ростове и Нахичевани. При просмотре копии актов с периферии, приходится наблюдать неправильное составление актов и с формальной стороны. Так, некоторые следователи в введении пишут, что такой-то следователь через врача производил вскрытие. Для примера неудовлетворительности случайных экспертов я считаю необходимым привести экспертизу первичного осмотра трупа агентом УГРО вместе с участковым врачем: «Труп находится в 200 с. от села в канаве, лежащий лицом вниз, головою на юг, ногами на восток, в прямом состоянии. Одета в суконном черном пальто, без головного убора, обутая в глубоких галошах без ботинок, в черных старых чулках, обе руки были связаны назад в тугом состоянии обрывком толстой веревки, рот заткнут головным шерстяным платком, принадлежащим ей, и при открытии рта язык оказался обоченным, крови во рту не было; шея ее была откручена в четыре раза, вся в тугом состоянии, также толстой веревкой и снизу этой веревки на шее ее имелся тонкий шнур, затянутый в петлю, на шее оказались как с левой стороны, так и с правой по три царапинки и спереди у горла две царапинки. По заключении усматривается, что удушение было сделано руками, потом стянули шею веревкой, связав руки для сокрытия следов преступности. Далее панталоны ее оказались в свежем разрыве с правой стороны и спущенном виде; цель этого, повидимому, была такова, якобы ее изнасиловали, а потом сделали удушение, но, при исследовании врача, изнасиловании к половому сношению не было до ее кончины. Из всего заключаю, что гр-ка П. была удушена, где-то в квартире, а потом отвезена в поле и брошена в канаве; кроме упомянутых предметов побоев и ранений на теле, а также отравлений не было обнаружено. Упомянутый труп предан земле, о чем и составлен настоящий протокол осмотра для представления нар. следователю участка на распоряжение».

Среди других недостатков нужно отметить и плохую обстановку, а также отсутствие в некоторых местах помещений для хранения и вскрытия трупов. Даже в таких городах, как Ростов и Нахичевань, нет прилично оборудованного морга: нет льда, сеток, а потому в летнее время трупы быстро разлагаются, поедаются крысами. Большим вопросом в работе суд.-мед. экспертов является также место и порядок освидетельствований живых лиц; некоторые производят освидетельствование у себя на дому. Было бы, конечно, целесообразнее производить освидетельствования живых лиц при амбулаториях и в определенные часы; наблюдались в округе еще много случаев освидетельствований лиц на предмет алкогольного опьянения, не считаясь с временем врача. В Ростове и Нахичевани такие освидетельствования уже два года производятся лишь в исключительных случаях; обыкновенно акт составляется без участия врача дежурным надзирателем.

Таковы в общем те недостатки в постановке суд.-мед. экспертизы в Донском округе, которые требуют устранения.

В этом отношении ДООЗом предпринято следующее: увеличение ставки суд.-мед. экспертам путем дотации из местных средств, снабжение инструментарием и спецодеждой, о чем я уже упоминал выше.

В округе 8 районов, не обслуживаемых квалифицированными работниками; из них два пригородных, только отчасти, так как трупы из этих районов часто привозятся в Ростов и Нахичевань. Для обслуживания всех районов в округе нужны, по крайней мере, еще три суд.-мед. эксперта, а кроме того еще один для Ростова с Нахичеванью; при этих условиях весь округ был бы в достаточной мере обслуживаем квалифицированными работниками.

Структура суд.-мед. экспертизы в округе тогда представлялась бы в следующем виде: для гг. Ростова, Нахичевани с пригородными районами — Аксайским и Мясниковским — три эксперта. Они обслуживали бы площадь около 2100 кв. верст с населением свыше 370 тысяч; один эксперт для Азовского и Батайского районов .с площадью 4800 кв. в. и с населением около 180 т., эксперт в Ейском районе площадью 3215 кв. в. и с населением около 150 т.; эксперт для Кущевского и Староминского районов площадью 4378 кв. в. и с населением около 150 т.; эксперт для Мечетинского р. площадью 2420 кв. в. с населением несколько больше 50 т., один эксперт для Багаевского и Семипоракорского районов площадью 3100 кв. в. и с населением около 80 т., и, наконец, эксперт для Новочеркасского района, площадью 1850 кв. в. и с населением свыше 100 т., всего стало быть девять суд.-мед. экспертов. Остро стоит вопрос и с квалификацией будущих суд.-мед. экспертов на новых четырех местах. В предвидении этого ДООЗ в 1927— 1928 г. установил два стажерских места по судебной медицине. Они пройдут курс судебной медицины и врачебной экспертизы по специальной программе под руководством консультанта ДООЗа проф. Шибкова и Донокрсудмедэксперта. Мы полагаем, что в течение года занятий означенные лица более или менее достаточно будут практически и теоретически подготовлены к самостоятельной работе. Подводя итоги к постановке суд.-мед. экспертизы в округе, мы считаем, что для правильного обслуживания всего населения необходимо:

  • 1) увеличить количество суд.-мед. экспертов до 9;
  • 2) в помощь при работе экспертов должны быть приданы технические помощники,
  • 3) судмедэксперты в полной мере должны быть снабжены инструментарием, спецодеждой, литературой, пособиями, канцелярскими принадлежностями,
  • 4) необходимо установить более тесный контакт с органами дознания и следствия.
  • 5) должен быть урегулирован вопрос о предоставлении судмедэкспертам и районным врачам перевозочных средств и оплата суточных;
  • 6) экспертиза районных врачей по суд.-мед. экспертизе должна быть оплачиваема;
  • 7) районные врачи и участковые должны обязательно представлять копию акта экспертизы трупа;
  • 8) судмедэкспертами и райврачами должно быть обращено внимание на своевременное и полное представлением отчетности.

похожие статьи

Материалы к характеристике судебно-медицинской экспертизы в Автономной Калмыцкой области / Курдюмов А.П. // Судебно-медицинская экспертиза. — М.: Изд-во Наркомздрава, 1928. — №8. — С. 119-122.

Судебно-медицинский и бытовой анализ экспертиз живых лиц за 1916 год по гг. Ростову н/Д. И Нахичевани н/Д. / Кечек К.С. // Судебно-медицинская экспертиза. — М.: Изд-во Наркомздрава, 1928. — №8. — С. 100-105.

Судебно-медицинская экспертиза в Петрограде — Ленинграде — Санкт-Петербурге в ХХ—ХХI веках: прошлое и настоящее / Лобан И.Е., Исаков В.Д., Назаров Ю.В., Назаров В.Ю. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2018. — №5. — С. 56-64.

Судебно-медицинская экспертиза в Санкт-Петербурге в XVIII — начале XX века: истоки и организация экспертной работы / Лобан И.Е., Исаков В.Д., Назаров Ю.В., Назаров В.Ю. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2018. — №5. — С. 50-55.

Становление и развитие судебно-биохимического отделения в Бюро судебно-медицинской экспертизы Департамента здравоохранения Москвы / Асташкина О.Г., Калашникова Е.В., Столярова Е.П. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2018. — №4. — С. 13-15.

больше материалов в каталогах

История судебной медицины