Судебно-медицинская экспертная оценка случаев смерти новорожденных и грудных детей

/ Землянский Д.Ю. Нестеров А.В.  // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2020 — №19. — С. 52-55.

Землянский Д.Ю., Нестеров А.В. Судебно-медицинская экспертная оценка случаев смерти новорожденных и грудных детей

Землянский Д.Ю., Нестеров А.В.

КГБУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы» министерства здравоохранения Хабаровского края (нач. – канд. мед. наук А.В. Нестеров), г. Хабаровск

ссылка на эту страницу

За 2017–2019 годы в КГБУЗ БСМЭ МЗ ХК выстроена система контроля качества производства экспертиз новорожденных и грудных детей. В бюро выпущены методические рекомендации по исследованию трупов новорожденных и грудных детей на основе анализа современных научных материалов, где подробно изложены алгоритмы исследования в случаях различных паталогических изменений, перечислены основные доступы и разрезы, указаны основные лабораторные методы исследования. Таким образом, методические рекомендации являются стандартом по исследованию данной категории трупов в бюро и обязательны к исполнению. Перед выдачей экспертизы заказчику документ проверяется заведующим структурным подразделением, заместителем начальника бюро по экспертной работе и д-ром мед. наук, доцентом Париловым С.Л. Только после исправления обнаруженных замечаний заключение эксперта выдается следователю. В случае необходимости в бюро проводятся расширенные планерные заседания с обсуждением конкретных случаев смерти младенцев, принятием административных мер.

Таблица 1

Сравнительный анализ младенческой смертности за 2017–2019 годы

Причина смерти201720182019

1. Насильственная причина смерти

14 (46,6%)

10 (34,45%)

6 (24,0%)

1.1. Механическая травма (убийства)

2 (6,6%)

0

1 (4%) кол-рез

1.2. Аспирация желудочным содержимым

11 (36,6%)

6 (20,68%)

2 (8%)

1.3. Аспирация околоплодными водами

1 (3,3%)

1 (3,44%)

0

1.4. Отравления

0

2 (6,66%)

1 (4%) отр. СО

1.5. Действие крайних температур

0

0

0

1.6. Утопление

0

1 (3,44%)

1 (4%)

1.7. Механич. асфиксия (удавление)

0

0

1 (4%)

1.8. Родовая травма

0

0

1 (4%)

2. Заболевания

15 (53,4%)

19 (65,5%)

19 (76%)

2.1. Генерализованная инфекция

8 (26,6%)

14 (48,27%)

9 (36%)

2.1.1. Генерализованная вирусно-бактериальная инфекция

3 (10%)

7 (24,13%)

5 (20%)

2.1.2 Генерализованная вирусная инфекция

3 (10%)

6 (20,68%)

4 (16%)

2.1.3 Генерализованная бактериальная
инфекция

1 (3,3%)

0

0

2.1.4 Сепсис

1 (3,3%)

1 (3,44%)

0

2.2. Нервной системы

0

2 (6,88%)

2 (8%)

2.2.1. Менингококковая инфекция

 

1 (3,44%)

2 (8%)

2.2.2. Последствия асфиксии
новорожденных

0

1 (3,44%)

0

2.3. Органов дыхания

2 (6,6%)

2 (6,88%)

3 (12%)

2.3.1 Пневмония

2 (6,6%)

1 (3,44%)

3 (12%)

2.3.2. Бронхолегочная дисплазия, возникшая в перинатальном периоде

0

1 (3,44%)

0

2.4. Органов пищеварения

0

0

0

2.6. Пороки развития

3 (9,9%)

0

5 (20%)

2.7. СВСГР

2 (6,6%)

0

0

2.8. Онкология

0

1 (3,44%)

0

3. Причина смерти не установлена

1 (3,3%)

0

1 (4%)

ВСЕГО

30 (100%)

29 (100%)

25 (100%)

Таким образом, в структуре младенческой смертности ведущее место занимают заболевания: 15 случаев (53,4 %) в 2017 году, 19 случаев (65,5 %) в 2018 году и 19 случаев (76 %) в 2019 году.

Ведущее место занимает генерализованная инфекция: 8 случаев (26,6 %) в 2017 году, 14 случаев (48,27 %) в 2018 году и 9 случаев (36 %) в 2019 году. Во всех случаях генерализованная инфекция сочеталась с диспластическими пороками развития и иммунодефицитным состоянием.

За анализируемый период было выставлено два диагноза сепсис, по одному случаю в 2017 и 2018 годах. В 2018 году в одном случае выставлен диагноз менингококковая инфекция, в 2019 году в двух случаях (8 %).

В 2017 году в двух случаях экспертами диагностировалась пневмония (2,6 %), в 2018 году в одном случае (3,44 %), в 2019 году в трех случаях (12 %).

В 2017 году в двух случаях был выставлен диагноз синдром внезапной смерти грудного ребенка, однако в обоих случаях после ретроспективного анализа заключений этот диагноз не был подтвержден рецензентами.

Насильственная смерть в 2017 году была диагностирована в 14 случаях (46,6 %), в 2018 году в 10 случаях (34,45 %), в 2019 году в 6 случаях (24 %). Причем в 2017 году было два случая убийств младенцев, или 6,6 %. В 2019 году один случай убийства младенца (4 %) в результате причинения колото-резанных ранений.

В 2017 году ведущее место среди насильственной смерти занимала аспирация желудочным содержимым – 11 случаев, или 36,6 %, в 2018 году 6 случаев, или 20,68 %, и в 2019 году 2 случая, или 8 %. Остальные виды насильственной смерти представлены единичными случаями и отражены в таблице № 1.

Таблица 2

Анализ результатов вирусологического и бактериологического исследований трупного материала младенцев, смерть которых наступила в результате заболеваний, за 2017 г.

ИсследованиеКол-во исслед.Результаты исследований% выявления

Вирусология – бактериология

14

– Rhinovirus (2 );
– Bokavirus (1);
– St. pneumoniae (2)
– Haemophilus influenzae, St. aureus, Kl. pneumoniae (1)

42,8% от вирусологических и бактериологических исследований

Таблица 3

Анализ результатов вирусологического и бактериологического исследований трупного материала младенцев, смерть которых наступила в результате заболеваний, за 2018 г.

ИсследованиеКол-во исслед.Результаты исследований% выявления

Вирусология – бактериология

16

– Respiratory Syncytial virus, Kl. pneum, St. pneum, Ps. aeruginosa, St. aureus (1);
– Rhinovirus (2);
– Str. Pneumoniae (1);
– N. meningitidis (1);
– цитомегаловирус (1);
– аденовирус (1)
– Rhinovirus + Bocavirus (1);
– St pneumonia (1), S. aureus, Kl. pneumonie, Proteus mirabilis (1);
– Rhinoviru + энтеровирус (1);
– рино, цитомегало +энтеровирус (1);
– энтеровирус (1)

84,1% от вирусологических и бактериологических исследований

Таблица 4

Анализ результатов вирусологического и бактериологического исследований трупного материала младенцев, смерть которых наступила в результате заболеваний, за 2019 г.

ИсследованиеКол-во исслед.Результаты исследований% выявления

Вирусология – бактериология

8

Коронавирус (1);
Цитомегаловирус (1) + норовирус (1);
ротавирус (1) + норовирус (1);
А/Н1N1/pbm09 (1) + Streptococcus pneumonia (1);
Streptococcus pneumonia (1);
Streptococcus pneumonia (1) + цитомегаловирус (1);
Streptococcus pneumonia (1) + энтеровирус (1) + риновирус (1)
энтеровирус (1)

100% от вирусологических и бактериологических исследований

Из таблиц № 2, 3 и 4 видно, что забор материала на вирусологическое и бактериологическое исследование в случаях диагностики соматической патологии составил в 2017 году 93,3 %, в 2018 году 89,47 %, в 2019 году 32 %. Причем степень выявления болезнетворных микроорганизмов в 2017 году составила 42,8 %, в 2018 году уже 84,1 %, а в 2019 году 100 %, что связанно со своевременным забором материала не позднее первых суток постмортального периода.

Не производился забор материала на вирусологическое и бактериологическое исследование в случаях, когда в этом отсутствовала целесообразность – при выявлении признаков механической травмы, отравлений, аспирации желудочным содержимым, действий крайних температур, родовой травме, случаях онкологических заболеваний и пороков развития, при сроке постмортального периода более 1 суток. В остальных случаях забор на бактериологическое и вирусологическое исследование проводился в обязательном порядке. Перечень выявляемых микроорганизмов представлен в таблицах № 2, 3 и 4.

похожие статьи

Судебно-медицинские аспекты смертности несовершеннолетних и подходы к ее прогнозированию на территории Волгоградской области / Ковалева О.И., Барканов В.Б., Эделев Н.С. // Судебная медицина. — 2019. — №1. — С. 33-35.

Случай посмертной диагностики синдрома Айерса у ребенка позднего периода новорожденности / Рыбалкин Р.В., Святовец Е.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2020. — №19. — С. 104-110.

Половозрастные изменения показателей смертности детей и подростков Хабаровского края (за период 2017–2019 гг.) / Рзянкина М.Ф., Романов П.Г., Власюк И.В., Пискунова Е.К. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2020. — №19. — С. 100-103.

Причины, особенности механизма и экспертная интерпретация родового травматизма новорожденных экстремально низкой массы тела (500–1000 г) / Парилов С.Л., Землянский Д.Ю., Горун Е.Ю., Кошак К.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2020. — №19. — С. 97-100.

Случай внезапной смерти во время начала родовой деятельности / Вахромеев М.Р. // Судебно-медицинская экспертиза. — М.: Изд-во Наркомздрава, 1928. — №8. — С. 112-113.

больше материалов в каталогах

Беременность, роды, послеродовой и перинатальный период. Смерть детей