Ключевые слова: внезапная смерть, спинальная травма, синдром Гольденхара. Случай внезапной смерти ребенка в кресле стоматолога

/ Парилов С.Л., Кошак К.В., Землянский Д.Ю., Горун Е.Ю. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2020 — №19. — С. 95-97.

Парилов С.Л., Кошак К.В., Землянский Д.Ю., Горун Е.Ю. Ключевые слова: внезапная смерть, спинальная травма, синдром Гольденхара. Случай внезапной смерти ребенка в кресле стоматолога

Парилов С.Л.1,2, Кошак К.В.3, Землянский Д.Ю.1, Горун Е.Ю.4

1 КГБУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы» министерства здравоохранения Хабаровского края (нач. – канд. мед. наук А.В. Нестеров), г. Хабаровск
2 ЦДПО «Профессорская практика» (дир. – д-р мед. наук, проф. С.А. Николаенко), г. Красноярск
3 ФГБОУ ВО Красноярский государственный медицинский университет им. проф. В.Ф. Войно-Ясенецкого Минздрава России, г. Красноярск
4 КГБУЗ «Красноярское краевое патолого-анатомическое бюро»

ссылка на эту страницу

Внезапная смерть ребенка во врачебном кабинете всегда требует тщательного исследования всех органов и систем, так как, как правило, родители уже обратились в СК РФ, где возбуждено уголовное дело против врача. Вашему вниманию представляется случай внезапной смерти пятилетнего мальчика в кресле стоматолога.

П. 22.11.2015 года рождения с множественным средним кариесом в 18:00 был с родителями на приеме в стоматологической клинике для постановки пломбы ребенку (медикаменты не вводились).

Перед оказанием стоматологических услуг один из родителей ребенка сел в вышеуказанное кресло и посадил к себе на колени П., спиной прижав его к своей груди и обхватив его обеими руками на уровне груди поверх рук и удерживая малолетнего в таком положении. Одновременно с этим другой родитель, стоявший за спинкой стоматологического кресла, из-за спины первого родителя удерживал малолетнего за голову, фиксируя ее ладонями с двух сторон для обеспечения неподвижности головы при проведении манипуляций в полости рта. Стоматолог в этот момент проводил манипуляции. Ребенок при проведении манипуляций был сильно испуган, сопротивлялся и пытался препятствовать проведению манипуляций, то есть он вырывал голову, двигая ею резко вперед и в стороны, также пытался оторваться от рук родителей, чтобы его не держали. При этом тело ребенка практически не двигалось, то есть он двигал только головой и шеей. В какой-то момент при проведении манипуляций врач заметил, что ребенок замер, перестал дышать, начал синеть. Реанимационные мероприятия начали оказываться отцом ребенка, врачом стоматологом – ИВЛ «рот в рот», компрессия грудной клетки.

При проведении исследования трупа эксперт обнаружил признаки быстрой смерти и по ходу сосудисто-нервных пучков шеи справа и слева очаговые расплывчатые темно-красные кровоизлияния и блестящее темно-красное кровоизлияние в области левой нёбной дужки под слизистой оболочкой.

Помимо повреждений была выявлена деформация костей основания черепа – черепные ямки справа (особенно передняя и средняя) визуально меньше (на 30–40 %) аналогичных ямок слева. Также отмечается грубая бугристая деформация и выбухание в полость черепа пирамид обеих височных костей, преимущественно справа, а также отсутствие подвижности шейных позвонков с 3-го по 6-й.

Эксперт детально, согласно методике, описанной в новой медицинской технологии АА 0001837 ФС№2009/122 от 01.06.2009, исследовал нервные образования шеи и шейно-затылочной области для диагностики вертебральной травмы. При гистологическом исследовании было выявлено: острые очагово-сливные травматические кровоизлияния в мягких тканях шеи из зоны спинальных ганглиев – периваскулярно, периневрально и периганглионарно; в мягких тканях шеи по ходу сосудисто-нервных пучков справа и слева. Острое малокровие мягких тканей шеи. Дисплазия периферических ветвей черепно-мозговых нервов, нервных стволов в зоне спинальных ганглиев, в составе сосудисто-нервных пучков шеи, а также паратрахеально – атрофия в сочетании с гипертрофией и причудливой дегенерацией нервных волокон. Острые дистрофические изменения – отек шванновских оболочек и периневрия, извитость нервных волокон на продольном срезе. Острое малокровие, резчайший отек и набухание паренхимы головного мозга, острые грубые дистрофические (гипоксические) повреждения нейронов коры большого полушария и ядер черепно-мозговых нервов. Венозное полнокровие внутренних органов.

Первая мысль эксперта – спинальная травма при оказании медицинской помощи, но в острую травму не укладывались атрофические изменения нервных стволов. Была затребована амбулаторная карта, из которой выяснено, что мальчик П. родился с синдромом Гольденхара – редким генетическим заболеванием, частота которого составляет 1:3500–5000 новорожденных, наследуемым по аутосомно-рецессивному типу и обусловленным дефектом 7 хромосомы. Данное заболевание характеризуется комплексным поражением глаз, ушей, лицевого скелета и позвоночника; чаще имеет односторонний характер в виде асимметрии лица из-за одностороннего недоразвития нижней челюсти и уха, также отмечается срастание позвонков и искривление позвоночника. Клинически заболевание может сопровождаться клонико-тоническими судорогами в условиях стрессового состояния.

Детальное изучение клинической и морфологической картины позволило исключить диагноз спинальной травмы. В итоге основной причиной смерти ребенка был диагностирован синдром Гольденхара – дисплазия шейного отдела позвоночника (анкилоз с 3-го по 6-й шейных позвонков); дисплазия периферических нервов в зоне спинальных ганглиев, в составе сосудисто-нервных пучков шеи. Заболевание осложнилось психогенными локализованными судорогами мышц в области лица и шеи с острыми нарушениями кровообращения в мягких тканях, что обусловило острый дисбаланс патологически измененной вегетативной нервной системы (блуждающих нервов) на уровне шеи, приведшего к рефлекторной остановке сердца – синусовой брадикардии (ЧСС 30 в минуту, по данным СМП).

Заключение. Детальное исследование вегетативной нервной системы и медицинской документации позволило исключить смерть ребенка от спинальной травмы во время оказания медицинской помощи и установить истинную причину смерти.

похожие статьи

Сифилитический аортит с летальным исходом в молодом возрасте / Крупин К.Н., Недугов Г.В. // Судебная медицина. — 2019. — №4. — С. 34-38.

О самопроизвольных разрывах сердца в патолого-анатомическом и клиническом отношениях / Маркевич М. // Судебно-медицинская экспертиза. — М.: Изд-во Наркомздрава, 1928. — №8. — С. 8-17.

Внезапная смерть лиц молодого возраста при различных видах физической нагрузки / Пиголкин Ю.И., Шилова М.А., Захаров С.Н., Середа А.П., Жолинский А.В., Круглова И.В., Шигеев С.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2019. — №1. — С. 50-55.

К вопросу судебно-медицинской оценки синдрома запястного канала / Кулеша Н.В., Егоров К.Е., Мусиенко А.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2020. — №19. — С. 75-77.

Неврологический статус и его интерпретация / Скоромец А.А., Скоромец А.П., Скоромец Т.А. — 2009.

Значение кист сосудистых сплетении головного мозга при скоропостижной смерти / Лукаш А.А. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1966. — №4. — С. 16-19.

больше материалов в каталогах

Внезапная смерть. Скоропостижная смерть

Болезни нервной системы