О сахалинском захоронении загадочного народа

/ Ким Х.С., Левицкая Т.Ю. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2021 — №20. — С. 70-75.

Ким Х.С., Левицкая Т.Ю. О сахалинском захоронении загадочного народа

Х. С. Ким, Т. Ю. Левицкая

ГБУЗ «Сахалинский областной центр судебно-медицинской экспертизы»
(нач. – А.Г. Астахов), г. Южно-Сахалинск

ссылка на эту страницу

Из постановления: «...В августе 2019 года в <…> районе Сахалинской области при проведении дорожных работ <…> были обнаружены костные останки, которые были извлечены и направлены на исследование в Сахалинский областной центр судебно-медицинской экспертизы».

На экспертизу объекты были доставлены в двух полипропиленовых мешках и картонной коробке. Производство экспертизы было разделено на несколько этапов. I этап: очистка костных останков от загрязнений землей, песком, травой, проросших в костную ткань корней мелких растений; II этап: первичная сортировка костных останков по анатомическим областям (трубчатые и плоские кости; кости верхних и нижних конечностей, ребра, позвонки, кости черепа, не дифференцируемые фрагменты костей) (рис. 1); III этап: более точная сортировка костных останков по анатомическим областям; IV этап: формирование целостных форм черепа для более точного изучения антропометрической и расовой принадлежности; V этап – изучение и описание костных останков; VI этап: оформление выводов исследования.

Рис. 1. Этапы сортировки костей

Практически весь объем представленных костных фрагментов был значительно изменен: от частичного разрушения до фрагментации. Часть фрагментов дополнительно частично удалось сопоставить, после чего появилась возможность идентификации некоторых из них. Мягкие ткани, связки, хрящи отсутствовали полностью на всех объектах исследования, костная ткань имела неоднородный коричневато-бурый цвет, костная ткань сухая, легкая, местами крошащаяся при физическом воздействии. Поверхности фрагментов шероховатые, неровные, со множественными мелкими поверхностными трещинами, со следами выветривания, надкостница практически отсутствует (рис. 2).

Рис. 2 Состояние исследуемой костной ткани

Фрагменты опутаны мелкими корнями растений. Во многих костях отмечается прорастание корней через естественные отверстия, в некоторых трубчатых костях в костно-мозговом канале корни более крупных растений. Признаков прижизненной фрагментации не выявлено. Значительная часть из фрагментов имеет относительно свежие поверхности изломов.

Далее была произведена сортировка по анатомическим отделам.

Кости черепа. Среди костей, принадлежащих костям головы, обнаружены:

  • – один полный череп без нижней челюсти; большие фрагменты черепа, состоящие из нескольких костей свода черепа; отдельные фрагменты лобных, височных и затылочных костей;
  • – фрагменты лицевого черепа; нижние челюсти; на имевшихся зубах следов медицинского вмешательства не обнаружено;
  • – кости позвоночного столба; кости плечевого пояса; фрагменты ребер; фрагменты костей таза;
  • – кости верхних и нижних конечностей (цельные и фрагменты); кости стопы.

Отдельно сортированы недифференцированные фрагменты (в силу значительной фрагментации и разрушения структуры). Кроме того, три объекта (фрагмент основания черепа, эпифиз трубчатой кости, фрагмент ребра, условно обозначенные как объекты А1, А2, А3), по своим анатомическим особенностям значительно отличаются от человеческих, и их с уверенностью можно отнести к костным останкам животных.

При исследовании останков выявлено: 1. Полное отсутствие фрагментов одежды. 2. Отсутствие на зубах следов медицинского вмешательства 3. На многих сохранившихся зубах значительная стертость жевательной поверхности на молярах и премолярах с полным стиранием эмали, иногда и дентина, с образованием желобообразного углубления. 4. Незначительное присутствие зубного камня на сохранившихся зубах. 5. Отсутствие признаков прижизненных повреждений на объектах.

Относительно сохранный череп без нижней челюсти (условно назван как объект № Н1) исследован дополнительно. Бугристости и шероховатости в местах прикрепления затылочных, височных и жевательных мышц выражены слабо. Затылочный бугор выражен слабо. Надбровные дуги малой степени развитости, сосцевидные отростки развиты умеренно, вершины сосцевидных отростков заостренные. Теменные бугры выражены хорошо. Лобные бугры выражены слабо. Скошенность лба кзади слабая, темя относительно плоское. Лицевой скелет средней ширины, не выступающий. Лобно-носовой угол выражен слабо, величина его составляет 160°. Лобно-носовая точка слабо углублена. Альвеолярная часть верхней челюсти значительно выступает вперед (верхний альвеолярный прогнатизм). Глазницы неправильной гексагональной формы, верхние края их скруглены. Клыковые ямки умеренно выражены. По качественным показателям из 10: женские показатели – 6; мужские показатели – 1; неопределенные показатели – 3. Шов между основной и затылочной костями не заращен. Венечный шов по наружной стороне частично заращен в височных частях. Стреловидный шов по наружной стороне не заращен. Затылочный шов не заращен. Имеется добавочная кость левой ветви лямбдовидного шва. Механических повреждений при исследовании черепа не обнаружено. Зубы не сохранились. Альвеолярный отросток верхней челюсти частично разрушен. Сохранены лунки 1–4-го зубов справа, частично 5-го зуба. Лунка 2-го зуба заращена. Слева сохранились лунки 1–4 зубов. Произведена метрическая оценка половой принадлежности по 20 показателям. Вероятных мужских показателей – 8; достоверных мужских показателей – 1; неопределенных показателей – 4. Вероятных женских показателей – 3; достоверных женских показателей – 4. Уплощенность лица значительная: угол вертикальной профилировки – 88°; назомолярный угол – 138°; зигомаксилярный угол – 143°. Носовые кости слабо выступающие. Скулы умеренно выступающие. Высота орбит средняя. Грушевидное отверстие широкое. Данные краниоскопического исследования позволяют считать, что он мог принадлежать лицу монголоидной расы с некоторыми признаками негроидной расы (выраженный альвеолярный прогнатизм, умеренно выступающие скулы, широкое грушевидное отверстие), женского пола, 20–30 лет. Определение роста проводилось на метрической оценке только сохранившихся бедренных костей. Всего пригодных для данного исследования имелись 2 правые, 2 левые кости. Проводилась оценка пола и возраста по объектам, пригодным для данного исследования. Расчеты проводились по данным Dupertius, Hadden по общим формулам, предназначенным для лиц среднего роста неизвестной расы:

S = 61,412 + 2,317F (для женщин); S = 69,089 + 2,238F (для мужчин).

Правая бедренная кость № 1. Длина 39,2 см. Вероятная длина тела около 152,24–156,82 см.

Правая бедренная кость № 2. Длина 37,6 см. Вероятная длина тела около 148,53–153,24 см.

Левая бедренная кость № 1. Длина 40,7 см. Вероятная длина тела около 155,71–160,18 см.

Левая бедренная кость № 1. Длина 48,8 см. Вероятная длина тела около 174,48–178,30 см.

При исследовании зубов выявлены следующие особенности: значительная стертость жевательной поверхности на молярах и премолярах с полным стиранием эмали, иногда и дентина; стертость эмали по наружной поверхности моляров и премоляров на некоторых исследуемых объектах (нижней челюсти); наличие желобоватой стертости по наружной поверхности премоляров и моляров.

При исследовании объектов среди костных останков были обнаружены два артефакта: фрагмент тарелки с характерным рисунком и иероглифами и нож, которые после консультации заведующего кафедрой всеобщей истории СахГУ доктора исторических наук, профессора Василевского А. А. были дополнительно исследованы и отнесены к атрибутам айнов, проживающих на территории о. Сахалин. Исследовав костные останки по форме черепа, характерному расположению, форме и размеру глазниц, характерной стертости по наружной поверхности моляров и премоляров, длине сохранившихся трубчатых костей, было высказано предположение, что эти костные останки могут принадлежать айнам. Исторические сведения об этой народности свидетельствуют о том, что айны были высокими людьми (соответственно своей эпохе), а особенность стертости эмали по наружной поверхности моляров и премоляров объясняется тем, что айны сучили травяную нить из крапивы, протаскивая ее через зубы.

Учитывая изменения костных останков, представленных на экспертизу (их окраска, фрагментация, характер и окраска изломов, порозность, прорастание корнями растений естественных отверстий, спинно-мозговых и костных каналов) возникло предположение, что давность их захоронения возможна более 100 лет.

Айны – один из наиболее загадочных народов мира. Несколько поколений ученых пытаются разгадать тайну их расовой, языковой, культурной принадлежности, однако до сегодняшних дней вопрос происхождения этого народа остается открытым.

В архиве археологического музея г. Южно-Сахалинска имеются костные останки из доказанных айнских захоронений, обнаруженные на Курильских островах. При сравнении с ними обнаружено визуальное сходство с нашим объектом по ряду признаков: форма черепа, форма глазниц, альвеолярный прогнатизм, степень уплощенности лица. Полученные данные предварительно позволяют предположить следующее: наличие костных останков от лиц разных возрастных групп, от значительного количества индивидуумов, отсутствие следов механических повреждений говорят об организованном захоронении, историю возникновения которого предстоит еще выяснить археологам. Расовая оценка относительно сохранного черепа, признаки достаточно древнего захоронения (ориентировочно 100–200 лет), позволяют предположить, что это захоронение может быть айнским.

Этнологи, занимающиеся вопросами формирования нации, выяснили, что в период наиболее сильного потока переселенцев на территорию настоящего о. Сахалин, Курилы и Японские острова мигрировали представители большинства населения южных территорий: негроиды, индонезийцы, индокитайцы, китайцы, монголоиды, корейцы и тунгусы. Они формировали многочисленные племена, между которыми произошло смешение всех этих народностей. Этим фактом могут быть объяснены те краниоскопические параметры целостного черепа (обозначенного как объект № Н1), предоставленного на исследование.

Самую оригинальную характеристику айнам с точки зрения антропологии дал А.Г. Козинцев (советский и российский антрополог, доктор исторических наук, главный научный сотрудник отдела антропологии Музея антропологии и этнографии РАН): «В Восточной Азии есть, однако, группа, которую с полной уверенностью можно считать не метисной, а реликтовой. Это айны. Именно у них никакой антропологической промежуточности не наблюдается. Сочетание признаков у айнов крайне противоречиво. Генетически они однозначно сближаются с северными и восточными монголоидами (отнести это целиком за счет метисности невозможно), сундадонтия (пояснение эксперта: строение зубов) объединяет их с южными монголоидами, а краниологически и особенно соматологически айны вовсе не монголоиды…»

Уверены, что дальнейшее ожидаемое исследование профильными специалистами – этнологами, антропологами и археологами, позволит открыть новые страницы истории практически исчезнувшего народа о. Сахалин.

Список литературы

  1. Айны: проблемы истории и этнографии : [сб. ст.]. – Южно-Сахалинск : ИМГиГ, 1988. – С. 3–4.
  2. Василевский, А. А. Айну Курильских островов. Исторический очерк // XIV Съезд Русского географического общества : материалы. – СПб., 2010. – Кн. 4, ч. 1. – С. 117–123.
  3. Козинцев, А. Г. О роли восточно-азиатских монголоидов в формировании антропологического состава населения Японии (по данным краниологии) // Проблемы общей и региональной этнографии (к 75-летию А. М. Решетова) : сб. ст. / отв. ред. Е. В. Иванова, Е. В. Ревуненкова, Е. Д. Петрова ; Рос. акад. наук, Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера). – СПб. : МАЭ РАН, 2007. – С. 160–166.
  4. Медико-криминалистическая идентификация. Настольная книга судебно-медицинского эксперта / С. С. Абрамов, И. А. Гедыгушев, В. Н. Звягин и др. ; под общ. ред. В. В. Томилина. – М. : НОРМА-ИНФРА-М, 2000. – 472 с.
  5. Пашкова, В. И. Очерки судебно-медицинской остеологии. – М. : Медгиз, 1963. – 154 с.
  6. Айны. Коренные жители курильских и японских островов... – URL: aloban75.livejournal.com›3644040.html.

похожие статьи

Опыт совместной работы с японскими специалистами при исследовании останков солдат, погибших во Второй мировой войне на Сахалине и Курильских островах / Гейко А.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2021. — №20. — С. 38-41.

Параметры плечевого отростка лопатки при идентификации пола человека / Чертовских А.А., Тучик Е.С. // Судебная медицина. — 2019. — №3. — С. 24-27.

Использование параметров плечевой кости в судебно-медицинской экспертизе / Авдеев А.И., Потеряйкин Е.С., Афанасьев Д.А. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2020. — №19. — С. 8-9.

Комплексная судебная экспертиза изображений внешнего облика человека / Россинская Е.Р., Зинин А.М. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2019. — №2. — С. 15-18.

Судебно-медицинская характеристика неопознанных трупов по данным Бюро судебно-медицинской экспертизы Департамента здравоохранения Москвы / Шигеев С.В., Веленко П.С., Аметрин М.Д. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2018. — №4. — С. 35-38.

больше материалов в каталогах

Идентификация личности