Один из способов идентификации тупого твердого предмета при черепно-мозговой травме

/ Корсаков С.А. Волох Д.Ю.  — 1991.

Корсаков С.А., Волох Д.Ю. Один из способов идентификации тупого твердого предмета при черепно-мозговой травме. / Проблемы судебно-медицинской экспертизы: Сб. научных работ. 1991, Вып. 9 Алма-Ата, с. 79 – 81.
ссылка на эту страницу

Одним из основных вопросов, решаемых судебно-медицинскими экспертами при черепно-мозговой травме, является установление механизма травмы и определение конкретного орудия травмы.

В специальной литературе имеется ряд работ (И.А. Гедыгушев, 1985; В.И. Кодин, 1984; С.В. Могутов, 1989), в которых установлен комплекс дифференциально-диагностических признаков, позволяющих определять вид травмирующего предмета с характеристикой некоторых его групповых особенностей (размеры, характер поверхности, наличие и особенности строения граней, краев, углов, диаметр предмета). Однако в данных исследованиях не затрагивался вопрос определения массы травмирующего предмета с широкой ударяющей поверхностью по особенностям повреждений. В этих случаях на повреждениях головы не отражаются ни видовые, ни групповые свойства предмета травмы, и тогда перед экспертом встает вопрос определения массы тупого твердого предмета как одной из индивидуальных характеристик предмета травмы.

По данным литературы, морфологические проявления повреждений оболочек головного мозга обнаруживаются в виде ударных, межуточных и противоударных субарахноидальных кровоизлияний (Н.А. Сингур, 1970; А.П. Громов, 1979; В.Л. Попов,1988).

Общепринято, что при ударном воздействии субарахноидальные кровоизлияния образуются только в зоне первичного удара. При сочетании ударных и противоударных субарахноидальных кровоизлияний судебно-медицинский эксперт положительно решает вопрос о возможности получения данных повреждений при падении пострадавшего навзничь. Межуточные субарахноидальные кровоизлияния описаны лишь в единичных работах (А.И. Исаев, 1979).

Целью настоящей работы является определение массы травмирующего предмета при черепно-мозговой травме в зависимости от локализации субарахноидальных кровоизлияний головного мозга.

Поставленная цель достигается тем, что все сочетание субарахноидальных кровоизлияний укладывается в шесть кодировочных групп: код - 0 - кровоизлияний не обнаружено; код - 1 - имеются межуточные и противоударные кровоизлияния; код - 2 - ударные и межуточные субарахноидальные кровоизлияния; код - 3 - ударные и противоударные кровоизлияния; код - 4 - ударные, межуточные и противоударные кровоизлияния; код - 5 - только ударные кровоизлияния и код - 6 - только противоударные субарахноидальные кровоизлияния.

При математическом анализе связи отношения массы травмирующего предмета к массе головы и кода субарахноидальных кровоизлияний, полученных в эксперименте, установлена прямая сильная корреляционная зависимость и рассчитано уравнение линейной регрессии (Д. Сепетлиев, 1968), из которого следует, что масса травмирующего предмета рассчитывается по формуле:

Мп = Мг (0,601+0,023К)                 (1)

где: Мп - масса предмета травмы, Мг - масса головы, К - код субарахноидального кровоизлияния.

Масса головы рассчитывается по формуле уравнения множественной регрессии (Д.Д. Донской, В.М. Зациорский, 1979) в виде

Мг = 1,296+0,0171Р+0,0143L             (2)

где: Мг - масса головы, Р - вес тела (кг.), L - длина тела (см.).

Таким образом, подставив в формулу №1 все необходимые данные и решив уравнение, можно рассчитать массу травмирующего предмета, вызвавшего черепно-мозговую травму.

Данный способ был апробирован на семи экспертных случаях. Полученные результаты были частично проверены в ходе предварительного расследования и в зале судебных заседаний. Анализ свидетельствует о том, что разность между расчетной массой травмирующего предмета и реальной массой предмета травмы не превышает допустимой в медицинских исследованиях ошибки измерения (5%).

Приводим показательный, на наш взгляд, экспертный случай: Гр-н П., 18 лет, получил черепно-мозговую травму во время драки, от которой скончался на месте происшествия. По предварительным следственным данным, удар был нанесен тыльной поверхностью стопы. При судебно-медицинской экспертизе трупа исследованы мягкие ткани головы, кости свода и основания черепа и вещество головного мозга. При послойном изучении вещества мозга обнаружены ударные субарахноидальные кровоизлияния, локализующиеся в левой теменно-височной области мозга. Противоударные субарахноидальные кровоизлияния обнаружены в правой височной области с переходом на основание мозга, по площади занимающие всю височную долю мозга. Данное сочетание оболочных повреждений расценено как код-3. Длина тела пострадавшего — 166 см., вес его равен 66 кг. В процессе расследования преступления стал вопрос о массе травмирующего предмета, расчет которой производился по формуле № 1. Расчетная масса предмета травмы равна 3,215 кг. Из следственных данных было известно, что нападавший имел рост 160 см., массу тела — 55 кг. Масса голени и стопы нападавшего рассчитывалась по формуле (Д.Д. Донской, В.М. Зациорский, 1979).

Мголени и стопы = -2,421+0,04386Р+0,0194L

Расчетная масса голени и стопы - 3,095 кг без учета веса обуви (в момент драки нападавший был обут в кроссовки).

В процессе судебного разбирательства был доказан факт нанесения удара, вызвавшего черепно-мозговую травму, ногой нападавшего.

Таким образом, математический расчет массы травмирующего предмета несомненно повышает достоверность и научную объективность выводов при проведении сложных экспертиз черепно-мозговой травмы.

похожие статьи

Редкий случай травматического проникающего ранения головы, причиненного строительным монтажным пистолетом / Сорокин А.Ю. // Судебная медицина. — 2016. — №3. — С. 35-37.

Летальная травма пищевода и аорты дисковой батареей у ребенка / Кузьмичев Д.Е., Баринов Е.Х., Болдова О.Ш., Скребов Р.В., Чирков С.В., Вильцев И.М. // Медицинская экспертиза и право. — 2017. — №3. — С. 49.

Диагностические возможности компьютерной томографии при судебно-медицинской экспертизе черепно-мозговой травмы / Кильдюшов Е.М., Егорова Е.В., Кузин А.Н., Жулидов А.А. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2018. — №4. — С. 19-23.

Определение давности повреждений головного мозга по изменениям ядрышкового организатора в астроцитах / Морозов Ю.Е., Колударова Е.М., Горностаев Д.В., Кузин А.Н., Дорошева Ж.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2018. — №4. — С. 16-18.

Практическое применение источника экспертного света «Светоч-Х» в работе медико-криминалистического отделения / Девятериков А.А., Куличкова Д.В., Шаповалова Е.С. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2019. — №18. — С. 70-73.

О практике использования в работе медико-криминалистического отдела бюро судебно-медицинской экспертизы Московской области аппаратно-технического цифрового комплекса Keyence VHX-2000 / Безпалый Ю.Б., Золотенкова Г.В., Романько Н.А., Музипов Э.Р. // Судебная медицина. — 2015. — №1. — С. 39-41.

больше материалов в каталогах

Прочие травмы ТТП

Черепно-мозговая травма

Медико-криминалистические исследования