Выводы диссертации «Диагностика прижизненности воздействия пламени при судебно-медицинском исследовании трупа»

/ Файн М.А.  — 1968.

Исследования, положенные в основу докторской диссертации М.А. Файна, 1968 «Диагностика прижизненности воздействия пламени при судебно-медицинском исследовании трупа» наиболее полно, с применением информативных методов решают поставленный вопрос. Работа выполнена на секционном и экспертном материале. Автором представлены следующие основные выводы:

ссылка на эту страницу
  1. Почти все макроскопически видимые признаки прижизненности ожогов не являются абсолютно достоверными. Аналогичные изменения могут возникать при обгорании трупов лиц, погибших от механических повреждений или заболеваний. Исключение составляет инъецирование струпов вне трупных пятен и образование незаконченных складок на лбу и около глаз.
  2. При патогистологическом изучении кожи и мышц в области прижизненных ожогов отмечаются артериальная и капиллярная гиперемия, явления стаза, отёк, кровоизлияния, обрывки эластических волокон в области кровоизлияний, клеточная инфильтрация, вытягивание клеток и ядер эпидермиса, дистрофические и некротические изменения в эпидермисе и дерме, ценкеровский некроз мышц, метахромазия, эмульгирование жира подкожной клетчатки. Однако эти изменения или морфологически чрезвычайно сходные с ними могут обнаруживаться и при обгорании тканей  в близкие сроки после наступления смерти вследствие переживаемости кожи и мышц, а также благодаря воздействию на них пламени.
  3. Определённое дифференциально – диагностическое значение может иметь разная локализация и степень выраженности указанных изменений. Кровоизлияния, возникшие в процессе посмертного обгорания, локализуются вблизи разрушенных огнём участков  тканей. Бледно окрашенные и неотчётливо контурирующиеся эритроциты не распространяются в стороны от места повреждения. Реактивные изменения стенок сосудов отсутствуют. Сосудистые расстройства в зоне посмертного обгорания выражены гораздо слабее, чем в области прижизненного ожога. Базофильная и метахроматическая окраска посмертно обгоревших тканей обычно является менее интенсивной, носит очаговый характер и иногда исчезает при вымачивании кусочков кожи в воде.
  4. В области прижизненных ожогов кожи рано может обнаруживаться накопление кислых мукополисахаридов. Увеличение содержания гликогена, повышение ферментативной активности щелочной фосфотазы и накопление нуклеиновых кислот (в первую очередь РНК) отмечается достаточно ясно при выраженном воспалении обожжённых тканей. В случаях причинения ожогов незадолго до наступления смерти (менее 1 – 2 часов) указанные гистохимические изменения не выявляются.
  5. Ценными признаками прижизненного происхождения ожогов являются артериальные тромбы в сосудах повреждённых областей, краевое расположение и эмиграция лейкоцитов, реактивно – дистрофические и некротические изменения элементов периферической нервной системы в коже и мышцах.
  6. Рефрактометрическое определение количества общего белка в жидкости изредка сохраняющихся прижизненных ожоговых пузырей позволяет выявить значительное его содержание (4,2 – 4,9%), вдвое превышающее количество белка в пузырях, возникших в процессе посмертного обгорания кожи (2,1 – 2,3%).
  7. Люминесцентно – микроскопическое исследование мягких тканей, обожженных незадолго до наступления смерти, выявляет утрату структур и гомогенизацию повреждённых тканевых элементов. Однако по характеру люминесценции, прижизненно обожжённые ткани существенно не отличаются от тех, которые подвергаются обгоранию в близкие сроки после наступления смерти.
  8. Для дифференциальной диагностики прижизненного и посмертного попадания человека в пламя с успехом можно использовать быстро возникающие и ярко выраженные дистрофически – некротические изменения в нервных элементах гортани, трахеи и бронхов, которые предшествуют развитию воспалительных явлений.
    Некоторое вспомогательное дифференциально – диагностическое значение имеют изменения формы, расположения и структуры эластических волокон в стенках дыхательных путей, иногда возникающие при прижизненном попадании пострадавших в огонь.
  9. Расстройства кровообращения в дыхательных путях и лёгких, нарушение дренажной функции бронхов, бронхоспазм, изменения со стороны клеток покровного эпителия, подслизистых и мышечных оболочек, адвентиции и хрящей, участки ателектаза и эмфиземы в лёгких отмечаются не только при быстрой смерти в пламени пожара. Менее ярко выраженные они могут наблюдаться при других разновидностях острой смерти (от асфиксии, механического повреждения головного мозга и др.) и последующем обгорании трупов погибших людей.
  10. Показателем прижизненного происхождения ожогов является жировая эмболия сосудов лёгких (при отсутствии заболеваний и механических повреждений, которые сопровождаются возникновением этого вида эмболии). Во избежании ошибочной диагностики жировой эмболии в случаях значительного обгорания трупов надо подвергать гистологическому исследованию кусочки лёгких, находящиеся вдали от повреждённым огнём участков.
  11. Закопчение слизистой оболочки гортани, трахеи и бронхов является признаком прижизненного действия огня, т. к. посмертного проникновения копоти в просвет дыхательных путей обгорающих трупов не происходит, если только при этом не образуется дефект тканей в области шеи и грудной клетки. В последних случаях этот признак прижизненного проникновения пламени теряет диагностическую ценность. Отсутствие копоти на слизистой оболочке дыхательных путей не свидетельствует о посмертном воздействии огня, т. к. оно может наблюдаться и при быстрой смерти пострадавших в пламени.
  12. Макроскопически не всегда можно решить вопрос о наличии или отсутствии копоти на слизистой оболочке гортани, трахеи и бронхов. Простым, быстрым и эффективным способом обнаружения копоти является стереомикроскопическое исследование отпечатков со слизистой оболочки дыхательных путей или изучение их с помощью обычного микроскопа.
  13. 13.  Признаком прижизненного воздействия пламени является обнаружение мелких частиц угля в кровеносных сосудах внутренних органов, в купферовских клетках печени и в протоплазме лейкоцитов, находящихся в просвете сосудов (при отсутствии обугливания внутренних органов). Для дифференцировки частичек угля от других пигментов рекомендуется обрабатывать гистологические срезы с целью удаления формалинового пигмента, производить окраску препаратов на металлы и фотографировать их на инфракрасные фотопластинки.
  14. При гибели людей в пламени пожаров в центральной и вегетативной нервной системе быстро возникают циркуляторные расстройства и дистрофические изменения.  Поскольку эти явления не специфичны и наблюдаются при различных видах механической асфиксии, травматическом шоке, повреждениях головного мозга и т. д., они обнаруживаются и в случаях посмертного обгорания трупов людей, умерших от названных причин.
  15. 15.  У лиц, попавших в пламя живыми, к расстройствам кровообращения рано присоединяются дистрофически – некробиотические процессы в миокарде, почках, печени. Однако, наличие аналогичных, хотя и слабее выраженных изменений при посмертном обгорании трупов людей, умерших от механических повреждений, не позволяет указанные явления считать верным признаком прижизненности ожогов. Исключение составляет обнаружение острого гемоглобинурийного нефроза при отсутствии других причин его возникновения.  Практическое значение имеет и отсутствие патологических изменений в указанных органах, т. к. последнее, как правило, свидетельствует о посмертном происхождении ожогов.
  16. Среди желёз внутренней секреции наиболее отчётливая реакция на ожоговую травму обнаруживается в гипофизе и надпочечниках. Изменение гипофизарных структур трудно использовать для установления прижизненности ожогов вследствие большой вариабельности клеточного состава аденогипофиза, наличия дистрофических явлений и иных расстройств при посмертном обгорании трупов людей, погибших от самых разнообразных «стрессирующих» воздействий. Большое значение имеет обнаружение патоморфологических и гистохимических изменений в надпочечниках (гиперплазия коры, делипоидизация, снижение содержания аскорбиновой кислоты, перераспределение кетостероидов и др.). Не являясь специфическими для ожогов, они, тем не менее, обычно не обнаруживаются при посмертном обгорании.
  17. При исследовании крови следует обращать внимание на количество и фракционный состав белков сыворотки. Быстро возникающие гипопротеинемия, гипоальбуминемия и снижение альбумино–глобулинового коэффициента отмечаются в случаях прижизненных ожогов и обычно отсутствуют при посмертном обгорании тканей. Попытки использовать для установления прижизненности воздействия пламени определение в сыворотке крови С – реактивного белка, изменение активности глютамино – аспарагиновой и глютамино–аланиновой трансаминаз, а также концентрации восстановленного глютатиона в крови, дали отрицательные результаты.
  18. Для решения вопроса о прижизненности воздействия пламени макро – и микроскопическое изучение органов трупа, извлечённого из огня, должно сочетаться с количественным определением карбоксигемоглобина в крови, взятой из сердца. При посмертном проникновении окиси углерода в трупную кровь количество образовавшегося карбоксигемоглобина всегда бывает меньше 20%.

похожие статьи

К вопросу посмертного хемотаксиса лейкоцитов / Бихерт Е.А., Демчук О.Н., Власюк И.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 47-50.

Сосудистые реакции в зоне огнестрельной раны в ближайшие сроки после ее нанесения / Венглинская Е.А., Святощик В.Л., Щегель С.М. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1967. — №4. — С. 20-23.

Основные и дополнительные иммуногистохимические маркеры прижизненности странгуляционной механической асфиксии / Богомолов Д.В., Фетисов В.А., Денисова О.П., Збруева Ю.В., Семенов Г.Г. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2018. — №2. — С. 11-13.

Некоторые иммуногистохимические маркеры прижизненности странгуляционной механической асфиксии / Богомолов Д.В., Путинцев В.А., Збруева Ю.В., Денисова О.П. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2017. — №1. — С. 8-10.

Судебно-медицинская диагностика прижизненности странгуляционной борозды морфологическими методами / Богомолов Д.В., Збруева Ю.В., Путинцев В.А., Денисова О.П. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2016. — №2. — С. 40-43.

Экспертная оценка клинических и морфологических изменений при термическом ожоговом шоке / Савченко С.В., Новоселов В.П., Ощепкова Н.Г., Тихонов В.В., Грицингер В.А., Кузнецов Е.В. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №4. — С. 15-19.

Групповой ожог краской ПХВ-555 / Сычов М.Д., Величко М.А. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1978. — №1. — С. 48.

Патоморфология дыхательной системы при смерти от ожоговой болезни на госпитальном этапе / Осьминкин В.А., Осьминкин С.В. // Мат. VI Всеросс. съезда судебных медиков. — М.-Тюмень, 2005. — №. — С. 212.

Классификация повреждающих факторов пожара / Петров Л.В. // Мат. VI Всеросс. съезда судебных медиков. — М.-Тюмень, 2005. — №. — С. .

Ожоги при мототранспортных происшествиях / Райхман В.И. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1974. — №2. — С. 58-59.