Судебно-медицинская экспертиза летальной травмы, причиненной невооруженным человеком и некоторыми животными

/ Коршикова С.Ф. Теньков А.А.  // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2012 — №12. — С. 71-74.

Коршикова С.Ф., Теньков А.А. Судебно-медицинская экспертиза летальной травмы, причиненной невооруженным человеком и некоторыми животными

Кафедра судебной медицины ГБОУ ВПО КГМУ Минздравсоцразвития России (зав. кафедрой – проф. Теньков А.А.)

 

 

 

 

ссылка на эту страницу

В настоящей работе проанализировано 30 случаев летальной травмы, причиненной пострадавшим конечностями невооруженного человека или частями тела некоторых животных.

Из 15 наблюдений травматизации людей животными в 9 повреждения наносились быками, в 5 – коровами и в 1 – бараном.

В случаях травматизации человеком речь шла об одном нападавшем, повреждения при этом причинялись только кулаками (4), только ногами (5), а также как руками, так и ногами (6).

Были изучены случаи, когда причина смерти была связана только с экстракраниальными повреждениями, т.е. пострадавшие с черепно-мозговой травмой в представленное исследование не включались.

Во всех эпизодах речь шла о причинении повреждений в условиях очевидности, т.е. имелась возможность сопоставить механизмы причинения повреждений по судебно-медицинским критериям с механизмами, зафиксированными в показаниях свидетелей.

Из 15 пострадавших, погибших от повреждений, причиненных агрессивными животными, мужчин было 12, женщин – 3. Возраст погибших составлял диапазон от 18 до 72 лет.

Из повреждений, причиненных животными, наибольшие по количеству повреждений и более тяжкие по последствиям причинялись быками и бараном. В этой подгруппе наблюдений травматизации была прежде всего неоднократной. Констатировалось т.н. «закатывание» пострадавших: после сбивания человека с ног животные многократно (в пределах десятка раз) его «затаптывали», поддевали рогами лежащих пострадавших, придавливали их тела к преградам. Причем вышеуказанные виды воздействий нередко многократно чередовались. Коровы причиняли повреждения копытами при лягании или рогами при бодании. В этих случаях число воздействий не превышало 3–5.

Из 15 человек, пострадавших от агрессивных действий животных, 9 скончались в больнице, 6 – на месте происшествия. Причинами смерти в 6 эпизодах был геморрагический шок, обусловленный разрывами внутренних органов, в 5 – острая дыхательная недостаточность вследствие нарушения каркасности грудной клетки, обусловленного множественными переломами ребер по нескольким линиям, в 4 – травматический шок, вызванный множественными разрывами внутренних органов и переломами костей скелета.

Обращали на себя внимание повреждения одежды в рассматриваемой группе пострадавших. Констатировались разрывы лицевой ткани верхней одежды, идущие как по швам, так и вне их. Эти разрывы имели разные направления и длину: от 2,2 до 17 см, в двух случаях отмечались неполные отрывы рукавов.

Хотя факт бодания рогами некоторых пострадавших не вызывал сомнений, а свидетели даже указывали, какие области тела при этом травмировались, ни в одном наблюдении не были констатированы колотые или иные раны, проникающие в полости тела: плевральные или брюшные. Не исключено, что формированию таких повреждений препятствовала многослойная одежда: фуфайки, куртки, комбинезоны и пр.

Повреждения мягких тканей – ссадины и кровоподтеки – констатировались во всех без исключения наблюдениях. Однако только в двух случаях они отражали особенности травмирующих предметов. Речь шла об осадненных кровоподтеках, которые по форме и размерам совпадали с соответствующими характеристиками копыта животного-агрессора. Один из этих кровоподтеков располагался на правой переднебоковой поверхности грудной клетки, второй – на передней поверхности живота. Остальные повреждения (ссадины и кровоподтеки) не имели каких-либо идентифицирующих признаков и были размерами от 0,6×0,8 см до 12×5 см.

Переломы ребер констатированы в 11 наблюдениях из 15. В 6 случаях отмечались переломы 2–7 ребер по одной линии, в 5 – констатированы несколько линий переломов с вовлечением в процесс травматизации от 4 до 8 ребер по каждой линии. При наличии одной линии перелома все поврежд ения ребер были разгибательными, при констатации 2 и более линий закон омерно диагностировалось сочетание как локальных, так и конструкцио нных переломов.

Среди органов брюшной полости и забрюшинного пространства по частоте травматизации первое место занимала печень: 10 из 15 случаев, второе – желудок или/и кишечник либо его брыжейка (5 из 15), третье – селезенка (4 из 15), четвертое – почка (3 из 15), пятое – поджелудочная железа (2 из 15). Из поврежденных органов грудной клетки первое место по частоте встречаемости занимало легкое – 7 из 15 случаев, второе – грудная аорта (3 из 15), третье – сердце (1 из 15). Повреждения печени представляли собой в 6 эпизодах линейные разрывы длиной от 4 до 12 см с локализацией как на висцеральной, так и на диафрагмальной поверхностях. В 3 наблюдениях констатированы размозжения паренхимы на висцеральной поверхности печени на площади от 2×5 см до 5×9 см и глубиной до 1–2,5 см. В одном наблюдении констатировано размозжение ложа желчного пузыря с полным отрывом последнего.

Повреждения желудка во всех случаях представляли собой кровоизлияния на передней стенке размерами от 2×5 см до 5×8 см. Разрывы кишечника характеризовались сквозным повреждением стенок размерами от точечных до 2,5 см длиной. Повреждения селезенки во всех случаях представляли собой размозжения ее паренхимы площадью от 1×2,5 см до 2×3 см и глубиной до 1,2 см. Повреждения легких во всех эпизодах представляли собой ушибы ткани объемом от 3×2×1 см до 5×5×2 см, количество их составляло от 2 до 5.

Повреждения, возникшие при проявлении физической агрессии людей, у пострадавших характеризовались следующим. Множественные ссадины и кровоподтеки с локализацией на туловище и конечностях имели неправильно-овальную или округлую форму и размеры от 2×4 см до 6×9 см. Как и в предыдущей группе наблюдений, где большинство повреждений мягких тканей не было пригодно для идентификации травмирующих орудий, информация об их конкретном происхождении по морфологическим признакам также отсутствовала. Переломы ребер отмечены в 7 наблюдениях из 15. В 4 эпизодах констатированы повреждения ребер по одной линии (все разгибательные), в остальных случаях число линий травматизации составляло от 2 до 5 с наличием в каждой из линий от 2 до 8 переломов рассматриваемых костей. Как и в вышерассмотренной группе, отмечено сочетание локальных и конструкционных повреждений ребер. Повреждения легких отмечены в 4 случаях, в одном из них констатировано наличие щелевидного разрыва длиной 1,2 см, а в остальных – ушибы объемом от 3×2×1 см до 5×3×2,5 см. Как и при травматизации животными, из органов брюшной полости на первом месте стояла печень, на втором – желудок или/и кишечник, на 3-м – селезенка, на 4-м – поджелудочная железа. Травматизация почек в этой группе наблюдений не была констатирована ни разу. Повреждения вышеуказанных органов по своим морфологическим особенностям и метрическим характеристикам существенно не отличались от повреждений этих органов в группе повреждений животными.

Вышеприведенные данные свидетельствуют о том, что, за редким исключением, только по локализации, метрическим и морфологическим характеристикам повреждений не представляется возможным решить вопрос об их происхождении, т.е. установить – причинены ли они человеком или животными, о которых идет речь. Следует подчеркнуть, что этот вопрос представляется весьма актуальным в случаях причинения повреждений вне очевидности.

В нашей практике имел место случай, когда по результатам вскрытия трупа первично вопрос о возможности причинения повреждений животным даже не рассматривался. Был и подозреваемый в «убийстве» гр-н М. У пострадавшего, среди прочих повреждений, обнаружена колото-рваная рана правой щеки размерами 2×1,5 см, проходящая через слюнную железу и выходящая у сосцевидного отростка, а также травматическая авульсия 5 зубов верхней челюсти. Травмирующий предмет, по-видимому, был введен через рот. Внутричерепные повреждения при этом отсутствовали. Первоначально предполагалось причинение этого повреждения каким-то острым предметом, например, колом, находившимся в руках нападавшего. Дальнейшее расследование дела позволило выяснить истину. Как показали установленные свидетели, повреждения пострадавшему нанес племенной бык. При осмотре предполагаемого животного-агрессора у последнего на одном из рогов были обнаружены следы крови. Дальнейшие лабораторные исследования обнаруженной крови, включая и медико-генетическую экспертизу, позволили однозначно идентифицировать ее как принадлежащую потерпевшему.

При отсутствии видоспецифических признаков повреждений для дифференциальной диагностики каких-либо видов травм целесообразно использовать математический аппарат теории вероятностей. В частности, широко применяемые в судебной медицине диагностические признаки (ДК), рассчитываемые по известным формулам. Дальнейшее изучение рассматриваемой проблемы предполагает, как один из методов исследования, использование и теории вероятностей.

похожие материалы в каталогах

Прочие травмы ТТП

похожие статьи

Редкий случай травматического проникающего ранения головы, причиненного строительным монтажным пистолетом / Сорокин А.Ю. // Судебная медицина. — 2016. — №3. — С. 35-37.

Летальная травма пищевода и аорты дисковой батареей у ребенка / Кузьмичев Д.Е., Баринов Е.Х., Болдова О.Ш., Скребов Р.В., Чирков С.В., Вильцев И.М. // Медицинская экспертиза и право. — 2017. — №3. — С. 49.

Морфология ушибленных ран, причиненных тупыми твердыми предметами с плоской преобладающей поверхностью в результате неоднократных воздействий / Аулов А.А., Дубровин И.А. // Медицинская экспертиза и право. — 2017. — №1. — С. 42.

Редкий случай травмы головы, причиненной ударом кулаком / Бадяев В.В., Шульга И.П., Хорук С.М. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2016. — №15. — С. 23-28.

К методике судебно-медицинского исследования повреждений и следов, причиненных предметами с резиновой поверхностью / Сашко С.Ю., Исаков В.Д., Дробленков А.В., Лебедева Т.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2013. — №5. — С. 7-12.