Судебно-медицинская оценка гендерной принадлежности нападавшего в случаях нелетальной травмы, причиненной твердыми тупыми орудиями

/ Прониченко Е.И. Теньков А.А.  // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2012 — №12. — С. 138-141.

ссылка на эту страницу

В случаях правонарушений, осуществленных в условиях неочевидности, исключительное значение имеет установление личности лиц, их совершивших. Это же касается и преступлений, связанных с причинением жертве повреждений различной степени тяжести. Как показывает следственная практика, вопросы о гендерной принадлежности нападавших, травмирующем предмете и др. в некоторых случаях решают криминалисты [5, 6, 11]. Крайне редко мнение о половой принадлежности лиц, находившихся на месте происшествия, высказывают и судебные медики, исходя из характеристики обнаруженных выделений человека [9,10]. Что же касается вопроса о гендерной принадлежности человека, причинившего телесные повреждения, то для его решения судебно-медицинские критерии не разработаны. При этом следует отметить, что возможность разработки вопроса об установлении гендерной принадлежности нападавшего, т.е. человека-агрессора, была предопределена прежде всего теоретически по двум предпосылкам. Первая – в общей массе людей женщины обладают меньшими физическими возможностями, чем мужчины [3]. Это обстоятельство дает основания предполагать, что при травматизации жертвы невооруженной женщиной могут возникать повреждения меньшего объема по сравнению с теми, которые причиняет мужчина. Вторая – установленный психологами факт различий поведенческих характеристик мужчины и женщины, в частности, относительно «степени агрессивности» [1, 4, 7, 8, 10].

Целью настоящей работы явилось установление телесных повреждений, характеризующих гендерную принадлежность лица, их причинившего. Задачи рассматриваемого исследования были следующие:

  1. Определение совокупности повреждений с учетом их морфологических свойств, локализации и количества, отражающих последствия физической агрессии человека, обусловившие нелетальный исход при травме тупыми объектами.
  2. Сравнительный анализ условных вероятностей повреждений, причиненных лицами различной гендерной принадлежности, с использованием аппарата теории вероятности путем расчета диагностических коэффициентов (ДК).

Материалы и методы исследования

Работа выполнена на практическом экспертном материале – 1935 «Заключений экспертов» из архивов в основном Орловского, а также Курского и Белгородского областных бюро судебно-медицинской экспертизы в случаях нелетальной травмы тупыми объектами при нанесении повреждений одним лицом. Случаи групповых насилий, случаи с неустановленным агрессором при исследовании не учитывались. Из всего подвергшегося изучению материала в 649 эпизодах нападавшими были женщины, в 1286 – мужчины. Таким образом, гендерное соотношение составляло 1:1,98.

В процессе анализа 1935 наблюдений – случаев нелетальной травмы как результата агрессивных действий человека – выявлено 5659 повреждений мягких тканей, костей и внутренних органов. Вышеуказанные травмы отражены не только фактом наличия повреждений, но и их метрическо-количественной характеристикой.

Математическая модель каждой травмы включала в себя следующие элементы: перечень признаков-повреждений в виде их условных обозначений, абсолютное значение каждого повреждения при конкретных видах травм, условные вероятности – частость признака. В дальнейшем рассчитывались диагностические коэффициенты (ДК), которые представляли собой логарифмы отношений вероятностей признаков сравниваемых пар травм, взятые с двумя знаками после запятой и умноженные на 10. Диагностические коэффициенты с положительными значениями характеризовали агрессивные действия женщин, с отрицательными – мужчин.

Было также обращено внимание на то обстоятельство, что в ряде случаев на одной или нескольких частях тела пострадавших обнаруживались группы повреждений мягких тканей: ссадины, кровоподтеки, раны. Были отмечены сочетания областей травматизации и количественная характеристика частоты встречаемости сочетаний числа тех или иных повреждений. Представилось возможным сгруппировать эти повреждения по диапазонам метрических характеристик: ссадины и кровоподтеки – по площадям, раны – по длинам. Установить крайние (как минимальные, так и максимальные) размеры повреждений. Указанные показатели в виде метрическо-количественных характеристик (МКХ) сведены в соответствующие таблицы. Очевидно, что чем больше МКХ по количеству и объему характеризуют действия нападавшего, тем человек более агрессивен. Таким образом, МКХ в математической форме отражают степень физической агрессивности человека, причинившего телесные повреждения пострадавшему.

Диагностических коэффициентов, имеющих положительное значение и превышающих величину «+1,0», рассчитано 856, указанных коэффициентов величиной «-1» и менее – 316. Из них МКХ было соответственно 512 и 221.

Диапазон положительных значений ДК составлял от +1 до +16, а отрицательных от -1 до -8. Сведения об условных вероятностях отдельных повреждений, МКХ и ДК, характеризующих физическую агрессию нападавших с учетом их гендерной принадлежности, были занесены в 145 соответствующих таблиц. Диагностическая процедура установления гендерной принадлежности человека-агрессора завершалась сложением вышеуказанных диагностических коэффициентов. По завершению процедуры распознавания возможны два итога. 1. Достигнута одна из пороговых сумм. В этом случае с Р < 0,05 делается вывод о наличии конкретного вида травмы. 2. Диагностический порог не достигнут. В такой ситуации вывод о виде травмы является неопределенным.

Результаты исследования и их обсуждение

Прежде всего, анализировалась «степень вооруженности» нападавших при причинении нелетальной травмы. Мужчины чаще женщин, соответствующим образом оценивая свои физические возможности, в большинстве наблюдений – 546 (86,5 %) из 631 (общее число невооруженных нападений) – для причинения повреждений какие-либо твердые тупые предметы (ТТП) не использовали и наносили удары только конечностями. В 216 эпизодах их травмирующими объектами были руки, в 235 – ноги и в 95 – голова. Нанесение мужчинами ударов исключительно ТТП имело место в 740 (56,7 %) эпизодах из 1304.

Среди всех случаев нападавших женщин они в подавляющем числе наблюдений наносили повреждения ТТП: 564 случая (86,9 %) от общего числа 649. Это, очевидно, является своеобразной «компенсацией» различия физической силы нападавшей и жертвы. Женщины, как и мужчины, чаще травмировали лиц женского пола. Установлено, что степень вооруженности нападавшего несколько нивелирует различия физических возможностей лиц противоположного пола. Это положение хорошо иллюстрируют данные относительно выравнивания количества нападавших мужчин и женщин в случаях травматизации ТТП. Если соотношение мужчин и женщин в наблюдениях с невооруженными нападавшими было 7,4:1, то соотношение вооруженных агрессоров составляет 1,31:1. Так, нападавшие женщины, наносившие удары по голове ЖФА только конечностями или головой (1ГН), ни разу не причинили переломы костей черепа, при этом за счет физической агрессии невооруженных мужчин вышеуказанные переломы констатированы в 25 наблюдениях. Когда в качестве травмирующих объектов использовались ТТП, то за счет агрессивных действий женщин (564) переломы черепа у ЖФА отмечены в 8 наблюдениях, а мужчин (из 740 наблюдений) в 22.

Проведенная работа позволяет сделать некоторые выводы.

  1. Установлен перечень повреждений – признаков, характеризующих физическую агрессию человека.
  2. Рассчитанные ДК могут использоваться как дополнительные критерии, позволяющие делать ориентировочные выводы о гендерной характеристике нападавшего.
  3. Предложена метрическо-количественная характеристика (МКХ) повреждений, расположенных на отдельных частях тела человека, как количественный критерий меры его агрессивности.
Литература:
  1. Бендас, Т. В. Гендерная психология. – СПб.: Питер, 2008.
  2. Берн, Ш. Гендерная психология. Законы мужского и женского поведения. – СПб.: Прайм-Еврознак, 2007.
  3. Дубровский, В. И. Биомеханика / В. И. Дубровский, В. Н. Федорова. – М.: Владос Пресс, 2003.
  4. Ильин, Е. П. Дифференциальная психофизиология мужчин и женщин. – СПб.: Питер, 2006.
  5. Комов, Ю. А. Особенности расследования и корыстно-насильственных преступлений, совершенных женщинами: дис. на соиск. учен. степ. канд. мед. наук. – Воронеж, 1992.
  6. Лозинский, Т. Ф. Секреты раскрытия убийств. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования убийств / Т. Ф. Лозинский, А. В. Савушкин, Ю. А. Миронова. – М., 2006.
  7. Налчаджян, А. Агрессивность человека. – СПб.: Питер, 2007.
  8. Палуди, М. Женская психология. – СПб.: Прайм-Еврознак, 2007.
  9. Сапожников, Ю. С. Криминалистика в судебной медицине. – Киев: Здоров’я, 1970.
  10. Ципковский, В. П. Осмотр места происшествия и трупа на месте его обнаружения. – Киев, 1960.
  11. Шошин, С. В. Расследование убийств. – Ростов н/Д.: Феникс, 2007.

похожие материалы в каталогах

Прочие травмы ТТП

Разное

похожие статьи

Редкий случай травматического проникающего ранения головы, причиненного строительным монтажным пистолетом / Сорокин А.Ю. // Судебная медицина. — 2016. — №3. — С. 35-37.

Летальная травма пищевода и аорты дисковой батареей у ребенка / Кузьмичев Д.Е., Баринов Е.Х., Болдова О.Ш., Скребов Р.В., Чирков С.В., Вильцев И.М. // Медицинская экспертиза и право. — 2017. — №3. — С. 49.

Морфология ушибленных ран, причиненных тупыми твердыми предметами с плоской преобладающей поверхностью в результате неоднократных воздействий / Аулов А.А., Дубровин И.А. // Медицинская экспертиза и право. — 2017. — №1. — С. 42.

Комплексное исследование завершенных самоубийств в Кировской области / Мальцев А.Е., Шешунов И.В., Зыков В.В. // Медицинская экспертиза и право. — 2010. — №5. — С. 32-34.

Индикаторные признаки коррупционной составляющей в законодательстве об обращении лекарственных средств / Поздеев А.Р., Арасланов О.Н. // Медицинская экспертиза и право. — 2010. — №4. — С. 8-11.

Медицинские аспекты биографии Великого Князя Константина Константиновича (поэта К.Р.) / Молин Ю.А. // Медицинская экспертиза и право. — 2010. — №3. — С. 51-54.