Об организации межобластных судебно-медицинских лаборатории

/ Прозоровский В.И. Кантер Э.И.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1960 — №2. — С. 3-7.

ссылка на эту страницу

Верховный Совет СССР принял 25/XII 1958 г. ряд законов большой государственной важности в области уголовного законодательства, судоустройства и уголовного судопроизводства СССР и союзных республик. Эти законы призваны обеспечить дальнейшее укрепление социалистической законности.

Новые законы отражают решения XX съезда КПСС, который одобрил мероприятия по укреплению советской законности и строгому со блюдению Конституции СССР, гарантирующей права советских граждан.

XXI внеочередной съезд КПСС подвел итоги гигантской созидательной работы советского народа и утвердил научно обоснованную конкретную программу коммунистического строительства в СССР. XXI съезд поставил вопрос об улучшении работы по воспитанию советских людей, по формированию нового человека в духе коллективизма, сознания общественного долга и соблюдения высоких принципов морали нового общества.

Решения XXI съезда КПСС наряду с новыми законами ставят перед судебно-следственными органами задачи первостепенной важности — усиление борьбы с преступностью, повышение роли советского законодательства, укрепление социалистической законности, призванных обеспечить строгое соблюдение советских законов и норм поведения; повышение качества расследования дел следственными органами.

В осуществлении этих задач большая роль принадлежит судебно-медицинской экспертизе, в частности экспертам-специалистам судебно-медицинских лабораторий. Судебно-медицинская и судебно-химическая экспертизы вещественных доказательств приобретают все большее значение в улучшении качества расследования и раскрытии тяжких преступлений. Эти экспертизы весьма ответственны и сложны, для их выполнения необходимы высококвалифицированные специалисты и надлежащие условия работы (современное оборудование, помещения и т. д.), при этом количество таких экспертиз резко увеличивается, а требования о повышении их качества неуклонно возрастают.

Вместе с тем приходится констатировать, что качество работы в некоторых судебно-медицинских лабораториях все еще неудовлетворительно..

Мы располагаем многими хорошо организованными лабораториями, достаточно оборудованными и имеющими удобные помещения, у нас немало квалифицированных специалистов — судебно-медицинских экспертов по исследованию вещественных доказательств и судебных химиков. Но наряду с этим часть лабораторий не имеет соответствующих условий для работы, а выполняемые некоторыми судебно-медицинскими экспертами и судебными химиками экспертизы находятся иногда на низком уровне. Это относится в первую очередь к так называемым «карликовым» лабораториям, в которых работают один судебно-медицинский эксперт по исследованию вещественных доказательств и один судебный химик.

Если такой эксперт или химик, получив специальную подготовку, проходит своевременно усовершенствование, читает специальную литературу, поддерживает постоянный контакт с судебно-медицинскими учреждениями, воспитавшими его, стремится к улучшению качества экспертиз, вносит в них новые методики, анализирует получаемые результаты, то его экспертизы отличаются высоким качеством.

Но, к сожалению, некоторые эксперты после прохождения специализации, оказавшись на месте в изолированных условиях и работая бесконтрольно и без повседневной помощи, не только не пополняют полученные знания, но нередко забывают и то, чему их учили. Они отрываются от теории, не следят за литературой, не поддерживают связи с центральными и местными судебно-медицинскими и другими учреждениями (например, с Институтом судебной медицины, кафедрой судебной медицины Центрального института усовершенствования врачей, кафедрами судебной медицины и судебной химии на местах и др.)» отказываются от курсов усовершенствования и т. д., причем некоторые из них одновременно проявляют самоуверенность, не имея на это данных.

Встречаются эксперты, допущенные к самостоятельной работе сразу же по окончании медицинского, фармацевтического, а иногда и другого института или получившие кратковременную подготовку не в специальном учреждении.

Между тем проведение экспертизы вещественных доказательств требует от эксперта систематического повышения знаний и повседневных консультаций, поскольку все время совершенствуются и вводятся в практику новые методики и постоянно расширяется диапазон исследований.

Не вдаваясь в оценку отдельных работников, приведем примеры подобного подбора кадров начальниками бюро судебно-медицинских экспертиз.

К самостоятельной работе судебно-медицинских экспертов по исследованию вещественных доказательств допущены: врач В.А. Москаленко (Чимкент), прошедший лишь двухмесячную подготовку в судебно-медицинской лаборатории; врач И.П. Калинов (Тула), специализировавшийся по этому профилю в то время, когда он был студентом-субординатором.

Назначены и работают без специализации судебными химиками: провизор Н. П. Макарова (Владимир Владивосток), провизор Г.А. Образумова (Хабаровск), химик Н.М. Акулов (Благовещенск), окончивший педагогический институт, и химик-аналитик В. Ф. Каменев (Улан-Удэ).

В I960 г. отказались от направления на курсы усовершенствования 10 судебно-медицинских экспертов по исследованию вещественных доказательств и 5 судебных химиков, хотя все они работают без переподготовки по 5—10 лет.

Плохое качество выполнения экспертиз зависит не только от экспертов, но и от тех условий, в которых они работают. Большинство лабораторий, особенно в РСФСР и Казахской ССР, не только не имеют надлежащих помещений, но даже не располагают изолированными комнатами для отделений судебно-медицинского исследования вещественных доказательств и судебно-химического, а если последнее находится в отдельном помещении, то оно настолько мало, что не может быть разделено на аналитическую, сероводородную и весовую, комнаты. Отделения по судебно-медицинскому исследованию вещественных доказательств в редких случаях имеют изолированные комнаты и, как правило, размещены или вместе с гистологической лабораторией, или с другими отделами бюро. Отдельных моечных комнат и подсобных помещений в лабораториях обычно нет.

Оснащены лаборатории недостаточно хорошо. В некоторых из них до настоящего времени отсутствует необходимая аппаратура и оборудование, нет, например, сравнительных окуляров, микрометров, электрохолодильников, аналитических весов, колориметров, рефрактометров и т. д. Все еще неудовлетворительно обеспечиваются лаборатории и некоторыми специальными реактивами и стеклянной посудой. Многое зависит от недостатков в снабжении со стороны аптекоуправлений, но иногда в этом повинны и начальники бюро судебно-медицинских экспертиз, не уделяющие достаточного внимания лабораториям.

Такое состояние лабораторного дела вызывает тревогу и необходимость проведения соответствующих организационных мероприятий.

Мы считаем, что наступило время, когда надо не только ставить вопрос о прекращении дальнейшего увеличения количества областных лабораторий, но следует приступить к пересмотру имеющейся сети их для того, чтобы в ближайшие годы провести максимальное укрупнение лабораторий.

Пора отказаться от «карликовых» лабораторий, необходимо создавать крупные межобластные лаборатории для того, чтобы в отделениях судебно-медицинского исследования вещественных доказательств и судебнохимических работало не менее 3—5 специалистов и больше в зависимости от количества анализов. Каждое отделение должен возглавлять высококвалифицированный заведующий или старший эксперт. В составе таких лабораторий будут успешно развиваться и физико-технические отделения.

Только такие лаборатории, размещенные в той или иной области с учетом путей сообщения, имеющие хорошие помещения, оснащенные всем современным оборудованием и обеспеченные квалифицированными кадрами, проходящими систематически переподготовку и работающими коллективно под повседневным контролем, могут действительно проводить высококачественные экспертизы и оказывать действенную помощь органам следствия и суда в их большой и важной работе.

Вопрос об организации межобластных судебно-медицинских лабораторий мы поднимали еще в 1957 г. на III Всесоюзном совещании судебно-медицинских экспертов в Риге.

Целесообразность предлагаемой реорганизации наглядно можно продемонстрировать хотя бы на примере трех республик — РСФСР, УССР и Казахской ССР (которых, кстати, это мероприятие должно коснуться в первую очередь).

На Украине с территорией, состоящей из 25 областей с широко развитой железнодорожной и шоссейной сетью, функционируют 13 судебно-медицинских лабораторий, в 10 из них имеются отделения судебно-химические и судебно-медицинского исследования вещественных доказательств, а в 3 — только последние. В ближайшее время должны открыться отделения по судебно-медицинскому исследованию вещественных доказательств в Запорожской и Тернопольской областях. При этом в лабораториях Закарпатской, Луганской, Станиславской, Херсонской и Черновицкой областей работает всего по одному специалисту того или иного профиля.

Если взглянуть на карту УССР и посмотреть, как расположены лаборатории, то невольно напрашивается мысль, что отдельные из них без ущерба могут быть объединены,, так как существование самостоятельных лабораторий в некоторых соседних областях совершенно нецелесообразно.

Нам кажется, что необходимо объединить лаборатории следующих областей: Днепропетровской и Харьковской; Луганской и Сталинской; Тернопольской, Закарпатской и Львовской; Херсонской и Одесской; Станиславской и Черновицкой. Таким образом, в республике должно быть не более 8 межобластных лабораторий.

Пятнадцать областей Казахской ССР обслуживают 8 лабораторий, при этом в. 6 из них имеются оба отделения, а в 3 — или то, или другое. Как правило, во всех отделениях работает по одному специалисту. Но, несмотря на сравнительно небольшое количество лабораторий в республике и ее обширную территорию, было бы целесообразно объединить лаборатории Акмолинской и Карагандинской, Восточно-Казахстанской и Семипалатинской областей. После укрупнения в республике функционировало бы 5 межобластных полноценных лабораторий.

В РСФСР создано наибольшее количество лабораторий — 70, причем в западной и центральной частях почти каждая область или автономная республика имеет самостоятельные лаборатории; в восточных районах их несколько меньше. Только в 20 лабораториях с двумя отделениями в каждом отделении работает по 2 и больше специалистов, в 37 — от одного до двух специалистов, а в 10 лабораториях имеется лишь одно какое-либо отделение с одним специалистом.

Таким образом, в 50 отделениях судебно-медицинских лабораторий РСФСР работает только по одному эксперту (или судебно-медицинский эксперт по исследованию вещественных доказательств, или судебный химик).

Несомненно, что такие «карликовые» лаборатории вследствие присущих им недостатков не в состоянии способствовать повышению качества экспертиз.

Не предрешая окончательно вопроса, где и какие лаборатории следует сохранить в РСФСР, мы полагаем, что в Сибири, особенно в восточной ее зоне, каждая область и край должны иметь самостоятельную лабораторию. На остальной территории РСФСР, в частности в западной, центральной частях, на Урале и ближайших к нему территориях, целесообразно создать крупные межобластные лаборатории за счет объединения более мелких. Так, например, можно объединить лаборатории Брянской и Орловской; Воронежской, Тамбовской и Липецкой; Курской и Белгородской областей; Ленинградской, Псковской и Новгородской областей с лабораторией Карельской АССР; Татарской, Чувашской и Марийской АССР; Удмуртской и Башкирской АССР; Куйбышевской и Ульяновской, Челябинской и Курганской, Томской и Кемеровской областей и т. д. При соответствующем расширении обеих московских лабораторий на них можно было бы возложить обслуживание Тульской, Калужской, Рязанской и Калининской областей.

Отдавая себе отчет во всех трудностях, связанных с реорганизацией, мы все же считаем, что при желании и настойчивости осуществление наших рекомендаций вполне возможно.

Эта реорганизация продиктована государственными соображениями, что учтут министры здравоохранения союзных республик, которые, несомненно, примут все зависящие от них меры вплоть до постановки этого вопроса в Совете Министров республики для оказания полного содействия главным судебно-медицинским экспертам в ее осуществлении.

В свою очередь прокуратуры союзных республик, весьма заинтересованные в повышении качества экспертиз вещественных доказательств, также должны оказать содействие в проведении этого мероприятия.

Возникнет, конечно, немало трудностей с кадрами, помещениями и финансированием.

Ставить вопрос о переезде экспертов из одного города в другой без их согласия нельзя, так как это связано не только с затруднениями в получении жилой площади, но и с тем, что многие из них не захотят переменить свое местожительство. В то же время мы не можем пойти на то, чтобы судебно-медицинская экспертиза лишилась отдельных квалифицированных экспертов. Поэтому нужно стремиться по возможности к организации укрупненных лабораторий в тех местах, где имеются опытные эксперты, если же это не удастся, то некоторые имеющиеся лаборатории придется временно сохранить. В течение ближайших одного — трех лет должны быть подготовлены новые кадры, а те врачи и химики, которые уже работают, но имеют недостаточный опыт, пройти усовершенствование вместе с тем, чтобы постепенно укомплектовать созданные межобластные лаборатории соответствующими специалистами.

Не менее затруднительно положение с помещениями. Но, учитывая все возрастающее повсеместно строительство, в том числе лечебно- профилактических учреждений, и то, что реорганизация будет проводиться постепенно с учетом местных условий, следует полагать, что с помощью министерства здравоохранения и местных советских органов можно разрешить и этот вопрос. Надо добиваться строительства для лабораторий специальных зданий или предоставления им после надлежащего ремонта помещений, освобождаемых другими учреждениями.

Для увеличения финансирования и штатов укрупненных лабораторий придется, по-видимому, входить с ходатайством в Советы Министров республик о передаче реорганизованным межобластным лабораториям штатов судебно-медицинских лабораторий и части бюджета местных органов здравоохранения из тех областей, в которых после проведения реорганизации будут закрыты «карликовые» лаборатории.

Такие вопросы, которые смогут возникнуть при реорганизации, как неудобство транспортировки вещественных доказательств, или опасения того, что будет задерживаться производство экспертиз, выполняемых в другой области, а не на месте, как ранее, или отсутствие непосредственного контакта между следственными работниками и судебно- медицинскими экспертами, с одной стороны, и специалистами лабораторий — с другой, изживут сами себя и будут полностью компенсированы увеличением мощности лабораторий и повышением качества экспертиз.

Важность и действительная необходимость безотлагательного разрешения этого большой важности вопроса заставляют немедленно приступить к проведению перестройки.

Главные судебно-медицинские эксперты министерств здравоохра нения союзных республик совместно с республиканскими, краевыми и областными судебно-медицинскими экспертами должны продумать, где лучше организовать межобластные судебномедицинские лаборатории, наметить план действия и энергично взяться за проведение его в жизнь, чтобы уже в 1961 г. создать по 1—3 таких лабораторий в РСФСР, УССР и Казахской ССР.

Мы надеемся, что читатели журнала выскажутся по затронутому нами вопросу.

ОПЕЧАТКА

В № 2 за 1960 г. на стр. 4, абзац 7, строка 21 снизу, вместо слова (Владимир) следует читать (Владивосток).

похожие статьи

Судебно-медицинская характеристика структуры смерти в г. Москве в 1990-1994 годах / Тучик Е.С., Жаров В.В. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №2. — С. 4-6.

Структура причин смерти при убийствах в г. Москве / Тучик Е.С., Жаров В.В. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №2. — С. 3-4.

Актуальные аспекты организации судебно-медицинской деятельности в современных условиях / Кишиневский А.Н., Туманов В.М., Ивкин А.А., Чернуха Н.А. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 11-13.

К вопросу об альтернативной судебно-медицинской экспертизе / Заславский Г.И. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 8-9.

Основные пути совершенствования организационно-методического руководства судебно-медицинской службы Российской Федерации / Гедыгушев И.А., Назаров Г.Н. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 6-8.

Состояние и перспективы развития лабораторных подразделений КГБУЗ «БЮРО СМЭ» МЗ ХК на современном этапе развития / Землянский Д.Ю. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 90-93.

О судебно-медицинском значении и возможностях выявления следов металлов в области повреждений (Обзор) / Эйдлин Л.М. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №3. — С. 15-18.

Прибор для собирания пыли и мелких частиц / Вандер М.Б. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1967. — №4. — С. 46-48.

Перспективы применения лазерно-поляриметрических методов исследования биологических тканей в судебной медицине / Бачинский И.Т. // Судебная медицина. — 2016. — №3. — С. 4-8.

Современное состояние экспертизы вещественных доказательств биологического происхождения в государственных судебно-экспертных учреждениях Российской Федерации и пути её совершенствования / Гусаров А.А. — 2012.