О некоторых особенностях огнестрельного раневого канала в веществе головного мозга

/ Семенов Н.Н.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1960 — №3. — С. 50-52.

Семенов Н.Н. О некоторых особенностях огнестрельного раневого канала в веществе головного мозга

Кафедра судебной медицины (зав. — проф. В.И. Воскобойннков) Воронежского медицинского института

Поступила в редакцию 30/Х 1959 г.

ссылка на эту страницу

При экспертизе огнестрельных повреждений большое значение имеет решение вопроса о направлении движения огнестрельного снаряда. Обычно это устанавливается на основании изучения характерных признаков области входного и выходного отверстий. Однако иногда такие дифференциальные признаки оказываются маловыраженными или даже вовсе отсутствуют.

Как указывают многие авторы, в результате прохождения пули сквозь тело человека в раневом канале возникает ряд характерных особенностей, имеющих значение для разрешения отдельных судебно-медицинских вопросов, которые могут остаться не выясненными при наружном осмотре трупа.

В настоящей работе приводятся результаты исследования больших гистологических срезов огнестрельных раневых каналов в головном мозгу. Указания о большой диагностической ценности этого метода исследования при экспертизе огнестрельных повреждений мы находим в работах Л.М. Эйдлина (1939), М.И. Авдеева (1949), И.А. Концевич (1950), К.Н. Бокариус (1951), В.Д. Попова (1951), И.В. Давыдовского (1952) и др.

Исследование раневых каналов на больших гистологических срезах позволяет изучать не только участки непосредственного воздействия огнестрельного снаряда, но и окружающую канал зону на значительном протяжении, при этом можно видеть соотношения поврежденных и неповрежденных тканей по ходу всего огнестрельного повреждения, что особенно важно для выявления новых диагностических признаков огнестрельной травмы.

Продольные срезы огнестрельных раневых каналов изготовлялись нами на большом замораживающем микротоме после предварительной заливки объекта в желатину.

Такая методика позволяет получать срезы раневых каналов длиной до 18—25 см и шириной 4—5 см, т. е. проходящие через весь пораженный орган, и изучать область раневого канала на всем протяжении в одной плоскости среза.

Наши наблюдения показали, что в тех случаях, когда канал проходит поперечно через оба полушария головного мозга, просвет его по форме бывает весьма характерным. В начальной части и на всем протяжении первого (по ходу снаряда) полушария канал имеет щелевидный просвет. Лишь у места выхода огнестрельного снаряда из этого полушария просвет канала несколько расширяется в виде конуса, основание которого направлено в сторону движения снаряда. Идентичную картину мы наблюдали и во втором (по ходу снаряда) полушарии.

Следовательно, просвет огнестрельного раневого канала в головном мозгу при поперечном прохождении огнестрельного снаряда через оба полушария конусообразно расширяется дважды — у места выхода снаряда из первого и второго полушарий.

Учитывая данные И.В. Давыдовского (1952) о механизме действия огнестрельного снаряда, в которых автор придает большое значение фактору амортизации живой силы огнестрельного снаряда при разрушительном действии его на ткани, мы считаем, что образование этих конусообразных расширений раневого канала у места выхода снаряда из первого и второго полушарий можно объяснить некоторой амортизацией кинетической энергии снаряда в этих местах: в первом полушарии при встрече снаряда с большим серповидным отростком, во втором — с костью. Следует отметить, что конусообразное расширение раневого канала у места выхода огнестрельного снаряда из первого полушария бывает значительно меньше, чем у места выхода его из второго полушария. Это следует объяснить тем, что у места выхода огнестрельного снаряда из второго полушария он встречает на пути костную ткань, в результате чего здесь происходит более значительная амортизация кинетической энергии, а следовательно, и более значительное повреждение мозгового вещества.

В зоне прямого действия огнестрельного снаряда ткань мозга, непосредственно ограничивающая раневой канал, представляет собой бесструктурную пропитанную кровью массу на участке шириной 0,3—0,7 см в стороны от просвета канала.

В зоне коммоции обычно наблюдаются единичные мелкоточечные кровоизлияния в сохранившем свою структуру мозговом веществе. Эти кровоизлияния располагаются на площади шириной 2—3,5 см в стороны от вышеописанной зоны прямого действия огнестрельного снаряда.

У места же выхода снаряда из первого и второго (по ходу снаряда) полушарий в местах ранее описанных конусообразных расширений раневого канала этих кровоизлияний выявляется значительно больше, они обширнее, местами соединяются между собой, приобретая характер диффузных.

В просвете огнестрельного раневого канала в веществе головного мозга, как правило, имеются различные посторонние частицы (волосы, костные осколки, волокна одежды и т. д.).

Значительный интерес представляет характер распределения обрывков мозговых оболочек в просвете раневого канала. Они встречаются на всем протяжении его, но количество их убывает по направлению к месту выхода огнестрельного снаряда. В тех же случаях, когда раневой канал проходит поперечно через оба полушария головного мозга, распределение этих обрывков весьма типично.

В первом полушарии (по ходу снаряда) в начальной части раневого канала видно множество обрывков мозговых оболочек, но их количество убывает к месту выхода пули из этого полушария.

Во втором полушарии (по ходу снаряда) в начальной части раневого канала вновь выявляется множество обрывков мозговых оболочек, количество которых также убывает к месту выхода снаряда из этого полушария.

Такое количество обрывков мозговых оболочек в раневом канале второго полушария можно объяснить повреждением большого серповидного отростка, мягкой и паутинной мозговой оболочек перед вхождением огнестрельного снаряда в это полушарие. Общее количество обрывков мозговых оболочек в раневом канале первого полушария обычно бывает больше, чем в раневом канале второго полушария.

Результаты наших наблюдений показывают, что конусообразное расширение огнестрельного раневого канала в головном мозгу при прохождении огнестрельного снаряда поперечно через оба полушария бывает не только у места выхода пули из второго полушария, но также и у места выхода ее из первого полушария, т. е. примерно в среднем отделе всего раневого канала. В окружности этих конусообразных расширений мозговая ткань бывает диффузно пропитана кровью, тогда как на остальном протяжении в окружности канала имеются единичные мелкоточечные кровоизлияния. Количественный учет обрывков мозговых оболочек в просвете раневого канала в совокупности с вышеописанными особенностями огнестрельного повреждения вещества головного мозга позволяет судить о направлении движения снаряда.

похожие статьи

Редкий случай самопричинения огнестрельного повреждения самодельным стреляющим устройством с последующим возгоранием помещения / Дю Е.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2020. — №19. — С. 41-47.

Самоубийство Б. / Синельник А.И. // Судебно-медицинская экспертиза. — М.: Изд-во Наркомздрава, 1928. — №8. — С. 114-116.

К казуистике огнестрельных ранений при самоубийстве / Моргенштерн З.И. // Судебно-медицинская экспертиза. — М.: Изд-во Наркомздрава, 1928. — №8. — С. 20-25.

К определению входного отверстия при огнестрельных ранениях / Воскресенский Н.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — М.: Изд-во Наркомздрава, 1928. — №8. — С. 18-20.

Современное состояние судебно-медицинской экспертизы и экспериментальных исследований запреградной огнестрельной травмы / Гусенцов А.О., Кильдюшов Е.М., Туманов Э.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2019. — №2. — С. 61-66.

больше материалов в каталогах

Повреждения пулями