Седьмой общегосударственный съезд чехословацких судебных медиков

/ Живодеров Н.Н.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1960 — №3. — С. 60-61.

Живодеров Н.Н. Седьмой общегосударственный съезд чехословацких судебных медиков

Хроника

ссылка на эту страницу

19 и 20 ноября 1959 г. в Градце Кралове (Чехословакия) состоялся общегосударственный съезд судебных медиков, в котором приняло участие 152 человека. Основными проблемами съезда были: «Методы исследования в судебной медицине» и «Компетенция и ответственность экспертов-медиков». Всего было заслушано 30 докладов.

Лукачи сообщил об идентификации разных видов барбитуратов кристаллографическим методом, предложив использовать его как ориентировочный для обнаружения барбитуратов в жидкостях организма.

Беран доложил о гистохимическом исследовании свинца во входном огнестрельном ранении и о его микрохимическом определении ка ткани одежды; способ наиболее доказателен при исследовании в поляризованном свете.

Градил и Поспишил проверяли надежность некоторых гистохимических методов на органах животных в разные сроки после смерти. Гликоген удавалось обнаружить спустя 1 день, ферменты — через 2 дня, мукополисахариды и танинофйльные белки — через 3 дня.

Штефан сообщил об электрометрическом измерении содержания рН в водных экстрактах из мышцы сердца человека. У скоропостижно умерших от сердечных заболеваний рН оказалась ниже, чем при механической асфиксии, отравлении окисью углерода и наркотическими ядами. Опавский измерил рН различных органов и. жидкостей организма в зависимости от гнилостных изменений в различные сроки после смерти и предложил пользоваться этим методом как вспомогательным при определении срока смерти.

Надворник провел объемное измерение и количественное определение кислорода, содержащегося в газе правой половины сердца при воздушной эмболии.

Лукачи определял группы крови в плаценте при различных степенях гнилости методом Теркельсона до 4 дней после смерти при температуре около 2° и до 7—8 дней — при 4—6°. Срх исследовал гистологический шейный, звездчатый и чревный ганглии; обнаружены в шейных ганглиях геморрагии при странгуляции чаще, чем при других причинах смерти.

Тесарж использовал хроматографию для обнаружения мочевины при исследовании пятен мочи. Положительные результаты получены с пятнами размерами в 1 см2. давностью — 1 год.

Хундела и Янак доложили о новом методе определения алкоголя в крови при помощи газовой хроматографии. Чувствительность метода — 0,1‰.

Вамоши установил различия в содержании алкоголя в крови и мозгу, а также и в различных частях мозга; он предлагает при направлении мозга для химического исследования на алкоголь указывать, какая область мозга была взята.

Представляют интерес доклады и сообщения о пределах компетенции судебного медика. Проф. Крсек неоднократно выступал в печати по этому поводу. Так, в одном из номеров «Soudni tekafstvi» он пишет: «Лучшие судебные медики видят назначение судебно-медицинской экспертизы не только в выяснении биологической причины смерти, но практика и долголетний опыт ведут их к тому, что судебно-медицинской задачей является выяснение рода насильственной смерти». В своем докладе на съезде проф. Крсек сказал: «Некоторые криминалисты и юристы не считают нужным допустить, чтобы судебно-медицинские эксперты сообщали свои взгляды о роде насильственной смерти, т. е. об убийстве, самоубийстве, несчастном случае, считая, что правильнее ориентировать эксперта только на констатацию объективных данных и статического заключения о причине смерти. Это безусловно вредит делу и особенно при выяснении доказательств преступления. Судебная медицина и криминалистика являются научными профессиями о судебных доказательствах, а многие криминалистические методы носят характер биологических и даже чисто медицинских. Как для криминалистического, так и для медицинского расследов1ания необходимо знание обстоятельств дела, с тем чтобы в дальнейшем можно было сопоставить заключение экспертизы с представленными данными. Судебная медицина очень близка с криминалистикой не только методами исследования, но и способом мышления.

Судебный медик может сообщить о телесном повреждении или ранении, когда, где, каким способом и орудием нанесено ранение, реконструировать преступление по следам и находкам на месте происшествия, сделать заключение о силе преступника, его профессии, душевном состоянии, мог ли после преступления тот или иной человек двигаться и т. д. Объективное судебно-медицинское исследование имеет поэтому значение не менее криминалистического. Само собой разумеется, что деятельность эксперта будет весьма важной при разработке следственной версии. Следователь или судебные органы могут задавать эксперту вопросы, но не могут руководить ходом экспертизы, потому что ни они сами, ни квалифицированные врачи других специальностей (обычного профиля) не знают методов и возможностей судебно-медицинской экспертизы. Если вопросы юристов некстати суживают объем экспертной деятельности, это находится в противоречии с задачами выяснения действительной истины».

Порубский указал, что врач должен высказывать свои убеждения, вытекающие как из данных вскрытия, так и из дополнительных исследований. Судебный медик обязан определять род насильственной смерти, но не в юридических, а в судебно-медицинских категориях.

Юрист доктор Штефан считает, что в дискуссии о компетенции судебных медиков разбираются, собственно, два вопроса: 1) может ли эксперт высказываться о правовых вопросах (квалификация преступления); 2) должен ли эксперт при имеющихся полных данных вскрытия и обстоятельств дела отвечать только как медик, врач. Определять квалификацию преступления врач не может, но высказать свое мнение о роде насильственной смерти обязан.

Юрист доктор Выходил также не согласен с ограничением деятельности судебного медика. «Необходимо прислушиваться к мнению эксперта-медика,— говорит он, — хотя решение вопроса о виновности есть компетенция суда».

По мнению ведущих судебных медиков Чехословакии, судебно-медицинский эксперт не должен ограничивать своей компетенции, если имеются данные для решения вопроса о роде насильственной смерти.

В заключение съездом принята резолюция, определяющая дальнейшую работу судебных медиков, — разрабатывать в первую очередь тематику экспериментального характера, выработать стандарты для взятия и отсылки материала для химического и серологического исследования, ввести один общий метод определения алкоголя, причем проводить его только в лабораториях судебно-медицинских институтов и т. д.

Следующий съезд решено ориентировать на разрешение вопросов подготовки кадров судебно-медицинских экспертов я стандартизации лабораторных методов исследования.

похожие материалы в каталогах

Съезды, совещания, встречи

похожие статьи

Конференция по судебной медицине в Сеченовском университете / Ломакин Ю.В. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №3. — С. 56.

Межрегиональная научно-практическая конференция “Актуальные вопросы теории и практики судебно-медицинской экспертизы” (Новороссийск, 24–25 мая 2018 г.) / // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №3. — С. 57-58.

Научно-практическая конференция с международным участием, посвященная 25-летию образования ассоциации “Судебные медики Сибири” / // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №3. — С. 59-60.

Всероссийская научно-практическая конференция “Декабрьские чтения по судебной медицине в РУДН: Актуальные вопросы судебной медицины и анестезиологии-реаниматологии” / Сундуков Д.В., Баринов Е.Х., Романова О.Л. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №2. — С. 64-65.

Евразийское партнерство судебных экспертов: вызовы, проблемы, пути решения и перспективы развития: материалы междунар. науч.-практ. конф., Минск, 19–20 апр. 2018 г. / — 2018.