Роль засл. проф. Н.С. Бокариус в развитии судебной экспертизы на Украине

/ Бокариус Н.Н.  — 1956.

Бокариус Н.Н. Роль засл. проф. Н.С. Бокариус в развитии судебной экспертизы на Украине / Бокариус Н.Н. // Сборник научных работ по судебной медицине и криминалистике, посвященный памяти засл. проф. Н.С. Бокариус. — Харьков, 1956.

Кафедра судебной медицины Харьковского медицинского института

Н.Н. Бокариус, профессор

ссылка на эту страницу

В настоящее время у нас в СССР и, в частности, на Украине существует стройная система судебномедицинской экспертизы и хорошо развитая сеть криминалистических экспертных учреждений. Однако известно, что в дореволюционное время ни того, ни другого не существовало и созданы эти организации после Великой Октябрьской социалистической революции. Становление советской судебномедицинской и криминалистической экспертизы на Украине происходило в период научно-практической деятельности в Харькове заслуженного профессора Николая Сергеевича Бокариус, который отдал много сил организации этих учреждений, являясь одним из создателей отечественной судебной Медицины и криминалистики (Большая советская энциклопедия, т. 5, стр. 386).

В 1920 году в составе Народного комиссариата здравоохранения УССР создается судебномедицинский отдел, руководство которым поручается Николаю Сергеевичу Бокариус. Фактически это явилось началом организации судебномедицинской экспертизы, которая до того никаких определенных форм не имела, как также не было и судебномедицинских кадров. После создания в Наркомздраве судебномедицинского отдела, на местах при губернских отделах здравоохранения учреждаются должности губернских судебномедицинских инспекторов, а в районах — районных судебных врачей. В 1921 году при некоторых губздравах создаются судебнохимические лаборатории. Работой Харьковской судебнохимической лаборатории со дня ее создания и до 1925 года руководил, также Н.С. Бокариус.

Однако в этот начальный период судебномедицинская экспертиза не получила должного развития, так как в силу непонятных причин в 1922 году судебномедицинский отдел в Наркомздраве был упразднен и взамен его был создан судебномеди-цинский стол при лечебном отделе. В связи с этим Н.С. оставил

работу в Наркомздраве. К счастью, период существования судебномедицинского стола был недолог, и 15 октября 1923 года была создана Главная судебномедицинская инспектура, сначала при организационном отделе, а затем с непосредственным подчинением Паркому. Никаких архивных Материалов за период существования судебномедицинского стола нам обнаружить не удалось и, надо думать, что в этот период развитие судебномедицинской экспертизы приостановилось.

С учреждением главной судебномедицинской инспектуры Н.С. Бокариус вернулся на работу в Наркомздрав и возглавил инспектуру. В этот же период времени Н. Сопроводит большую работу по линии Народного комиссариата юстиции УССР в отношении возобновления работы Киевского и Одесского кабинетов научно-судебной экспертизы и создания нового Харьковского кабинета экспертизы, который под руководством Н.С. начал работать 1 ноября 1923 года. Таким образом, в конце 1923 года' на Украине окончательно организационно оформились судебно-медицинская и криминалистическая экспертизы и были созданы все условия для их дальнейшего успешного развития. В этот период времени особенно широко развернулась творческая и организационная деятельность Н.С. Бокариус.

Понимая, что основная задача в это время заключалась в подготовке необходимых кадров, Н.С. сначала проводит индивидуальное обучение врачей производству судебномедицинской экспертизы, приезжающих к нему из различных мест Украины (Сумы, Красноград, Артемовен, Первомайск), а в 1925 году организует под своим руководством шестинедельные курсы, на которых обучаются и усовершенствуют свои знания 13 врачей, занимающихся судебномедицинской экспертизой. Среди них были окружные судебномедицинские инспекторы из различных мест Украины (Кривой рог, Купянск, Екатеринослав, ныне Днепропетровск, Нежин, Бердичев, Ромны, Старобельск, Умань, Первомайск, Сталино, Шепетовка), а также из Балты АМССР. Интересно что у 10 врачей из 13, находившихся на курсах, стаж судебномедицинской работы был до 5 лет, т. е. все они пришли на судебномедицинскую работу после ее организации на Украине.

В последующие годы Н.С. продолжал индивидуальную подготовку судебномедицинских работников и ежегодно под его руководством работало 2-3 врача из разных мест Украины.

Одновременно Н.С. принимает участие в подготовке кадров работников расследования по линии юстиции и милиции. Так, начиная с 1921 года он читает судебную медицину на курсах Красного права Харьковского губотдела юстиции, а затем на юридических курсах Наркомюста УССР до 1931 г. В 1924-25 г.г. преподает судебную медицину и уголовную технику слушателям Всеукраинской высшей школы командного состава при Главном управлении милиции УССР, в 1925 году круглый год читает по одной лекции в неделю командному составу Харьковского управления милиции и розыска по курсу «Необходимые а, практике дознания отделы судебной медицины и криминалистики», с 1927 до 19,30 г. проводит занятия по судебной медицине с группами курсантов Главного управления милиции УССР — заведующими регистрационными бюро с мест.

В этo же время идет подготовка научных работников в Кабинете научно-судебной экспертизы, который в 1925 году был реорганизован в Институт. Здесь приобретают необходимую квалификацию С. С. Савченко, А. А. Елисеев, С. Д. Каплан, автор этих строк и многие другие.

Стремясь к более глубокому внедрению научных методов в расследование, Н.С. принимает на себя заведывание Научно-техническим отделом Харьковского уголовного розыска и становится постоянным консультантом Главного управления милиции и розыска Наркомвнудела УССР, где работает до конца 1926 года.

Принимая активное участие в подготовке кадров судебномедицинских экспертов и криминалистов, Н.С. не менее активно участвует в подготовке и издании различных положений, правил и инструкций. Можно определенно сказать, что ни одно официальное распоряжение, в котором затрагивались вопросы судеб-номедицинской или криминалистической экспертизы, не выходило без участия Николая Сергеевича, независимо от того, издавалось ли это распоряжение по линии Наркомздрава, Наркомюста или Наркомвнудела. Еще при подготовке Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов, которые были утверждены на Украине в 1922 году, Н.С. принимал активное участие при решении вопросов, связанных с экспертизой вообще и с судебномедицинской экспертизой, в частности.

В целях установления единообразия в судебномедицинских вскрытиях, и достижения соответствующей научной постановки этих исследований, в 1924 году по линии Наркомздрава издаются Правила о производстве судебномедицинских исследований, трупов, которые являлись обязательными для всех врачей, выполнявших обязанности экспертов. Можно отметить,, что аналогичные правила в РСФСР были изданы в 1928 году. Учитывая, что этими правилами будут пользоваться не только специалисты судебные медики, но и врачи других специальностей, приглашаемые для выполнения судебномедицинских вскрытий, И. С. дополняет их специальными разделами об исследовании трупов в некоторых случаях наиболее часто встречающихся повреждений, об осмотре трупов неизвестных лиц, о составлении протокола и акта судебномедицинского вскрытия, схемой к составлению протокола вскрытия и инструкцией к оставлению органов и частей их от трупов в случаях, когда возникает необходимость в дополнительных лабораторных исследованиях.

В том же 1924 году Наркомздравом издаются Правила о классификации телесных повреждений, которые содержат ряд интересных моментов и которые почему-то незаслуженно забыты. Нам кажутся не безынтересными указания, имеющиеся в названных правилах, о том, что «врачу, производящему исследование причиненных потерпевшему повреждений, предоставляется право (подчеркнуто здесь и дальше нами — НБ) высказать свое мнение в определении повреждений согласно Уг. Код., если врач не имеет в этом отношении никаких сомнений. Даже желательно, чтобы заключение врача совпадало — особенно, в делах о более сложных повреждениях с разделением повреждений по Уг. Код. УССР, но суд требовать этого от врача не может, и врач, в случае не находил-бы для подобного ответа достаточных научно-медицинских обоснований, может от такого определения отказаться, так как в самом Угол. Кодексе не приводится никаких данных для такого разделения». Не менее интересно указание о том, что врачом должны быть обследованы и установлены все моменты для выяснения влияния повреждений на организм потерпевшего, в частности, на его нервную систему и другие. Кстати заметим, что в аналогичных правилах, изданных в РСФСР тоже только в 1928 году, эти указания отсутствуют.

Учитывая, что в этот период времени производством экспертиз уже занимался ряд учреждений, с целью разграничения их деятельности и улучшения качества работы как органов расследования, так и самих экспертных учреждений, тремя наркоматами УССР (НКЗ, НКЮ и НКВД) издается ряд составленных

Н.С. инструкций, а именно: О разграничении деятельности кабинетов научно-судебной экспертизы, судебно-химических лабораторий при губздравах и регистрационных бюро при органах уголовного розыска, О порядке направления трупов в судебномедицинские трупные покои для вскрытия, а также о судебномедицинских вскрытиях и о составлении протоколов этих вскрытий и О порядке направления разного рода объектов для исследования. Издание этих инструкций от имени трех наркоматов делало то, что они являлись обязательными одновременно и для всех работников расследования и для врачей, выполнявших судебномедицинские исследования и для экспертов криминалистов.

Во второй из приведенных инструкций имеется весьма существенное указание о том, что при направлении трупа на су-дебномедицинское вскрытие одновременно должен посылаться и протокол первоначального наружного осмотра его на месте происшествия или обнаружения, а к моменту самого вскрытия должны быть представлены имеющиеся материалы предварительного следствия по данному делу, «чтобы вскрывающий врач мог ознакомиться с теми сведениями, на которые по существу и в интересах дела ему надлежало бы обратить особое внимание», а также, что «судебномедицинские вскрытия производятся непременно в присутствии следователя». К большому сожалению все эти указания у нас забыты и в настоящее время, по крайней морс, у нас в Харькове, в жизнь не проводятся.

Стремясь все время к улучшению качества судебномедицинской работы и установив, что органы расследования широко выдают разрешения на погребение трупов, подлежащих судебно-медицинскому исследованию, без вскрытия после одного только наружного осмотра, что в ряде случаев отрицательно сказывалось на расследовании, Н.С. в 1925 году подготавливает ряд циркуляров по линии и Наркомздрава и Наркомюста и Наркомвнудела.

В этих циркулярах отмечалось, что посколько интересы правосудия требуют, чтобы выводы врача были достаточно обоснованы научными данными, которые можно собрать только при вскрытии трупа, необходимо, чтобы разрешения на ограничение судебномедицинского исследования трупа одним наружным осмотром выдавались лишь в исключительных случаях. Там же указывалось, что такие разрешения имеют право выдавать только прокуроры и следователи, причем последние в этих случаях обязаны были немедленно сообщать об этом прокурору с подробной мотивировкой причин и оснований выдачи разрешения на погребение трупа без вскрытия. Органам милиции этими же циркулярами запрещалась выдача подобных разрешений.

В циркуляре же Наркомздрава было указано, что, если судебномедицинское исследование трупа ограничивается только одним наружным осмотром, то в введении акта должны быть непременно и обстоятельно указаны причины, по каким не было сделано полное исследование трупа. Одновременно в этом же циркуляре сказано, что у фамилии врача, производившего исследование трупа должна быть указана занимаемая им должность, т. е. является ли он судебным врачом или же врачом другой какой-либо специальности.

Вполне понятно, что проведенные мероприятия сказались на улучшении, качества судебномедицинских исследований и явились следующим этапом к полному запрещению дачи заключений судебномедицинскими экспертами на основании только одних на--ружных осмотров.

В том же 1925 году Н.С. Бокариус организует первый Украинский судебномедицинский съезд, на котором присутствуют 16 судебномедицинских экспертов из разных мест Украины. В докладе, сделанном на этом съезде, Н.С. указал на желательность установления связи в научной работе центра с местами и не только с судебными медиками, но и с представителями юстиции. Следует отметить, что Н.С. всегда стремился к тому, чтобы привлекать практических работников к научной работе. Так, в сообщении от редакции в первой книге журнала «Архив криминологии и судебной медицины», вышедшей под редакцией Н.С. в 1926 году, Н.С. пишет: «Советская наука не является монополией небольшой кучки жрецов, призванная для обслуживания громадного коллектива — в коллективе же она должна черпать для себя материалы» и позже, издавая в 1930 году свое руководство по судебной медицине для медиков и юристов Н.С. в, предисловии говорит: «Полагая, что работники и следствия, и, особенно, в области судебномедицинских исследований и экспертиз медики проводят свою работу над материалами, требующими научной разработки возможно в последних достижениях соответствующих дисциплин, и что, они проходящий через их руки материал смогут использовать в научно-исследовательском направлении, я все отделы в книге в пределах возможности для меня старался снабдить указаниями на соответственную доступную мне литературу».

Проведенный Украинский судебномедицинский съезд сыграл свою определенную роль в направлении улучшения состояния судебномедицинской организации, вообще, и качества ее работы, в частности.

Понимая какую важность представляет для расследования того или иного дела допрос пострадавшего, доставленного в лечебное учреждение в связи с возможным в дальнейшем наступлением смертельного исхода, Н.С. подготавливает циркуляр, который издается Наркомздравом и Наркомвнуделом. Этим циркуляром администрация лечебных учреждений обязывалась немедленно, по поступлении в больницу пострадавшего лица, сообщать об этом в ближайший район милиции, одновременно органы милиции обязывались в этих случаях сейчас же приступать к выяснению истинной причины происшествия путем опроса пострадавшего.

В развитие этого циркуляра издается приказ Милиции и розыска Республики, которым предлагалось органам милиции и розыска, при получении извещения из лечебного учреждения, немедленно, независимо от времени суток, в порядке оперативной срочности, опрашивать пострадавших для выяснения обстоятельств дела. К сожалению, и эти достаточно ценные указания далеко не всегда выполняются сейчас.

Не имея возможности здесь рассматривать все изданные в та. время инструкции и положения, можно только отметить, что все они как по линии судебномедицинской экспертизы, так и по линии криминалистической, были вызваны требованиями жизни и направлены на создание стройной организации экспертных учреждений и улучшение качества их работы.

Совершенно ясно, что для успешного использования научных методов в расследовании и улучшения качества работы экспертных учреждений всего сделанного все же было недостаточно, требовались соответствующие пособия и руководства. И здесь Н.С. внес свой большой вклад. Уже в 1924 году Н.С. составляет и издает «Справочный подручный альбом для работников уголовного розыска и милиции при составлении словесного портрета».

В 1925 году Управлением милиции и розыска Республики издается руководство Н.С. «Первоначальный наружный осмотр трупа при милицейском и розыскном дознании», объемом свыше  550 страниц. В предисловии этого руководства Н.С. пишет:

«Труд, положенный на эту книгу, был отдан мною ей с полным искренним желанием, да послужит она на пользу работникам розыска и милиции в исполнении возлагаемых на них задач в деле первоначального наружного осмотра мертвого тела на месте убийства или происшествия при милицейскорозыскном дознании».

Надо сказать, что это руководство полезно и представляет интерес не только для работников дознания, но также и для ра-ботников следствия и судебномедицинских экспертов. Это руководство не потеряло своего значения и в настоящее время и сейчас оно служит на пользу работникам судебномедицинской и криминалистической экспертиз и можно только сожалеть, что оно стало библиографической редкостью, и в силу этого мало доступно практическим работникам экспертизы и расследования. Проф. Н. В. Попов в своем учебнике по судебной медицине, изданном в 1946 году, характеризует этот труд, как «замечательное руководство по наружному осмотру трупа».

В 1929 году выходит новое руководство Н.С. под названием «Наружный осмотр трупа на месте происшествия или обнаружения его», содержащее около 200 страниц. Этот труд не является , повторением в сокращенном виде предыдущего издания, так как в нем имеется много нового, что отсутствовало в упомянутом издании 1925 года. По замыслу Н.С. этот труд должен был явиться второй книгой задуманного им пятитомного издания «Настольное руководство к усвоению научной техники в расследовании преступлений».

В введении этого руководства Н.С. пишет: «В отношении отдельно к первоначальному наружному осмотру трупа на месте происшествия мы должны указать и работнику следствия, и работнику дознания (а мы бы сказали и судебномедицинскому эксперту— НБ), что этот момент в их заданиях является моментом большого значения, моментом собирания научных материалов, которые будут использованы дальше в деле для обоснования ряда выводов». К сожалению, этого подчас не дооценивают некоторые работники расследования, а также и некоторые эксперты.

В 1930 году Н.С. выпускает «Контурные изображения частей тела человека для приложения к протоколам судебномедицинских вскрытий». В предисловии к этому изданию Н.С. говорит: «Как ни бывает подробна иногда запись описания повреждений в протоколе судебномедицинского вскрытия, она далеко не всегда дает достаточно наглядное пояснение о месте распространения повреждений, особенно, выявляющих иногда сложные, даже не поддающиеся описанию фигуры. В виду этого мысль — снабжать такое описание дополнительно схематическими изображениями описываемого—возникла уже давно. В настоящее время выпуск подобного типа собрания схем должен послужить в интересах дела уточнению и более наглядному представлению описываемого в протоколе .исследованного при вскрытии повреждения».

Нельзя не отметить, что еще Николай Иванович Пирогов, давая в 1875 г. судебномедицинское заключение по материалам дела о смерти крестьянки Нагибиной и отмечая, что следователем по разбираемому делу были представлены рисунки, помогающие уяснить обстановку происшествия, писал: «Почему казалось бы не мог сделать того же и судебный врач, изобразив при описании исследованных им пулевых отверстий наглядное очертание, величину и окружность этих ран» и дальше: «...сколько бы бесполезных и даже вредных для ясности дела предположений, рождающихся впоследствии, было бы устранено наглядным изображением раны...».

С обоснованностью этих высказываний нельзя не согласиться, и безусловно положительным фактом являются два издания контурных изображений частей тела человека, выпущенные В. Н. Бокариус в 1949 и 1952 гг.

В конце 1930 года выходит последний труд Н.С. «Судебная медицина в изложении для медиков и юристов» в двух частях, общим объемом около 900 страниц. Этот труд является третьей книгой указанного выше пятитомного издания, довести до конца которое Н.С. не удалось.

Нельзя также не отметить, что определенное значение в развитии судебномедицинской и криминалистической экспертизы имели журналы «Архив криминологии и судебной медицины» и «Питання криміналістики та науково-судової експертизи», выходившие под редакцией Н.С., первый в 1926—27 г.г. и второй в 1931. Последняя книжка этого журнала вышла уже после смерти Николая Сергеевича.

Все выпущенные Н.С. руководства, пособия и журналы сыграли свою определенную роль в использовании научных методов в расследовании и в улучшении постановки экспертного дела. И сейчас, оборачиваясь назад, невольно думаешь, какой неисчерпаемой энергией надо было обладать человеку, чтобы сделать все то, о чем говорится в этом очерке, как надо было любить свое дело, чтобы, наряду с выполнением большой педагогической,работы и в медицинском и в юридическом институтах, с большой практической экспертной работой, отдавать столько сил и времени организации и общей постановке экспертного дела.

Говоря о развитии судебной экспертизы у нас на Украине, невольно приходится все время увязывать это развитие с именем Николая Сергеевича и это вполне понятно. Еще в приказе Народного комиссара здравоохранения УССР от 3 ноября 1926 года об освобождении Н.С. от работы по должности Главного судебно-медицинского инспектора было сказано: «Долголетняя беспрерывная работа, профессора Н.С. Бокариус дала возможность создать судебномедицинскую организацию и дать ей правильное направление, несмотря на тяжелые условия работы». Конечно Н.С. был не один, он умел создать вокруг себя коллектив, который давал ему возможность и помогал организовывать экспертные учреждения и проводить в них на должном уровне надлежащую работу.

За 25 лет, прошедшие после смерти Н.С., судебномедицинская и криминалистическая экспертизы ушли далеко вперед. Они развивались, получали новые организационные формы, все время усовершенствовались методы исследования, и хорошо известно какое место они занимают в практике расследования в настоящее время. При таком положении можно было думать, что все сделанное в период деятельности Н.С. представляет сейчас только исторический интерес. Конечно, это не так. Все, что было сделано в тот период по созданию и организации судебномедицинской и криминалистической экспертиз имеет определенное значение и в настоящее время, и то, что оба эти вида экспертиз получили сейчас столь большое развитие, мне кажется, не только не отрицает ценность сделанного Н.С., а, наоборот, подтверждает, что фундамент, который был заложен при непосредственном участии Н.С. в двадцатых годах, в частности, у нас на Украине, был заложен правильно. Именно эта хорошая закладка фундамента создала те условия, которые на протяжении всех последующих лет дали возможность развиваться судебномедицинской и криминалистической экспертизам и достичь того положения, в котором они находятся сейчас, всемерно помогая органам расследования в выполнении поставленных перед ними задач по осуществлению социалистической законности.

похожие материалы в каталогах

Судебные медики. Персоналии

похожие статьи

Профессор М.Я. Мудров и судебная медицина / Баринов Е.Х. // Медицинская экспертиза и право. — 2010. — №3. — С. 48-50.

Памяти Давида Ильича Райгородского / // Судебная медицина. — 2015. — №3. — С. 65.

Павел Леонидович Иванов к 60-летию со дня рождения / // Судебная медицина. — 2015. — №3. — С. 63-64.

Александр Сергеевич Семенов к 60-летию со дня рождения / // Судебная медицина. — 2015. — №3. — С. 61-62.

Идентификация личности: каким он парнем был. К 75-летию профессора Сергея Сергеевича Абрамова / Романько Н.А., Фурман М.А., Семенов А.С. // Судебная медицина. — 2015. — №3. — С. 8-10.