Состояние вопроса о рубленых повреждениях

/ Леонов С.В. Жуков В.А.  // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2001 — №4. — С. 24-29.

ссылка на эту страницу

Проблема исследования рубленых повреждений при острой травме является достаточно актуальной в судебной медицине и на сегодняшний день. Эта тема с некоторой периодичностью появляется в судебно медицинской периодике, освещается в монографиях, в публикациях из смежных областей науки.

В диссертационной работе Дементьевой С.Ф. экспериментальная часть работы составила 165 опытов и 25 практических наблюдений. В работе исследованы повреждения мягких тканей, мелких трубчатых костей конечностей. Разрубы мягких тканей исследовались визуально, стереоскопически, проводилось гистологическое исследование ран. При описании переломов трубчатых костей Дементьева С.Ф. констатирует наличие костных осколков в разрубах, не уделяя внимания механизму разрушения костей. Это связано с тем, что работа ее выполнена в определенный исторический период и основная цель ее — это выявление самоповреждений. Критерии членовредительства, которые предложены Дементьевой, актуальны и на сегодняшний день.

Фундаментальным исследованием в области экспертизы рубленых повреждений является монография И.В. Скопина [1960]. И.В. Скопин проанализировал 188 судебно-медицинских исследований трупов и их частей с наличием 803 повреждений от действия рубящих орудий. Кроме этого, в работе использованы данные, полученные При освидетельствовании живых лиц, клинические данные - всего 85 экспертиз. Экспериментальная часть работы составила 265 опытов. В работе широко исследованы повреждения мягких тканей, костей (в первую очередь, костей черепа), повреждения одежды. Разрубы мягких тканей исследовались визуально, стереоскопически, проводилось гистологическое исследование свойств краев, концов и стенок рубленых ран. Поскольку в работе значительное место уделено механизм у формирования повреждений, И.В. Скопиным решается вопрос о состоянии эластических волокон кож и — как о каркасе собственно кожи. Нельзя не оценить введенные понятия о «встречном» и «рабочем» углах удара топора. Даны четкие рекомендации по трасологической идентификации орудия, по определению последовательности нанесения повреждений. И.В. Скопиным впервые обращено внимание на клиновидное действие щек топора на окружающие ткани, и в первую очередь, на края костного разруба. Определена этапность процесса рубления. Предложена классификация рубленых повреждений. Определено действие собственно лезвия топора, формирующего рассечение кости; определено действие клина (щек) топора на края разруба, приводящее к выкрашиванию костных краев.

Однако в процессе работы И.В. Скопин упоминает трубчатые кости лишь вскользь, указывая, что их повреждения обычно формируются При расчленении трупа и зачастую пригодны к идентификации по признаку наличия толстого слоя компактного вещества. Остановившись на форме и морфологии повреждений, автор учитывает лишь разрушение кости под воздействием стандартно заточенного топора с углом лезвия 23 градуса. Тем не менее, из практических экспертных наблюдений известно, что топоры с углом лезвия в 23 градуса практически не встречаются. Это, по нашему мнению, связано с отсутствием специальных приспособлений для заточки под определенным углом на производстве, и тем более, в быту.

С точки зрения экспертной практики идентификация лишь по трасам мало информативна. Расчлененные останки находят зачастую спустя некоторое время, а порой, через много месяцев после расчленения. За это время кость претерпевает значительные изменения под действием окружающей среды. Выветривание кости приводит к грубому искажению, а зачастую и нивелированию трас. Идентификация по признаку ширины лезвия, по нашем у мнению, может быть расценена как групповой признак (При условии заводского изготовления топоров). В то же время, используемый в работе владельцем угол заточки лезвия, острота топора, являются незаслуженно опущенным и идентификационными признаками.

Мухин Н.Г. в статье «Комплекс исследования следов разрубов на костях частей расчлененного трупа» [1962 ] высказывает лишь рекомендации по исследованию расчлененных останков.

В работах Асафьева Н.И. и Карякина В.Я. [1965]; Долговой P.M. [1963] имеются сведения позволяющие определить направление удара топором и взаиморасположение нападавшего и пострадавшего. Подобную тематику имеет и публикация Н.С. Эделева [1986]. В статье приводится случай из экспертной практики о нанесении повреждений головы собственной рукой. В этой статье и в последующей публикации [1987 ] приводится случай из экспертной практики по профилографическому щуповому исследованию рубленых повреждений.

Армеев Д.А. и Максимов С.С. в статье [1961 ] указывают на диагностические критерии рубленых повреждений кож и и мягких тканей, не затрагивая вопросы рубленых повреждений костей.

В публикациях Сангинова Д.М. [1964,1965, 1967], приводятся статистические данные о частоте рубленых повреждений, описываются принципиальные отличия и особенности отдельных рубящих следообразующих объектов.

Котов С.И. [1968 ] указывает на морфологическиеи метрические свойства микротрещин в зоне повреждения трубчатой кости, однако, исследование проводилось в достаточно давно (более 25 лет назад ) и не соответствует современным фрактологическим данным.

Работы Шалаева Н.Г. [1961], Аутистинаса Б. [1963], Бойлера М.И. и Эренкранц Д.А. [1968], Дынкиной М.З. [1961], Каплунова И.М. и Хидоятова Б.С. [1968], Коненко В.И. [ 196 5 ], Дмитрие в И.Б. [1966], Кодина В.А. и Полякова П.В. [1991], Г.Н. Назарова и В.И. Пашковой [1973], Панова Н.В. [1992], посвящены идентификации повреждений на одежде, коже, хрящевой и костной ткани и рубящих следообразующих объектов и методологическим ошибкам, возникающим при идентификации рубящих орудий. В частности предлагается экспериментальные разрубы наносить по костной ткани биоманекенов (повреждать ту же кость, на том же уровне, того же пола и той же возрастной группы). Нам представляется затруднительным такой способ идентификации, поскольку получить след, например, на бедренной кости технически несложно, но длина его будет в пределах 3 см. Таким образом, учитывая высокую хрупкость кости, получить можно будет порядка 1—2 трас. Учитывая протяженность (ширину) лезвия топора необходимо будет произвести порядка 10 отчленений конечностей у трупов, что идет в разрез с законом о похоронном деле и эстетическим принципам обращения с трупным материалом.

А.П. Игнатенко, В.И. Лысый [1973 ] предлагают по направлению трещин на плоских костях (таз) определять направление рубящих ударов, и соответственно, положение трупа на момент его расчленения. Экспертами проведены серии экспериментов (две серии по 30 ударов на пяти биоманекенах). В исследовании использованы два аналогичных топора с отличным и степенями заточки лезвия (острый и тупой). Выявлено, что при действии тупого топора на краях разруба формируются множественные трещины, описанные авторами как «елочки». Острый топор трещин на краях разруба не сформировал. Из статьи неясно, какой угол заточки имеет лезвия топоров, их острота.

В руководстве под редакцией А.П. Громова и В.Г. Науменко [1977] в разделе «рубленые повреждения» широко освещены вопросы механизма образования рубленых повреждений, их морфологические особенности. Большое внимание уделено послойному изучению рубленых ран. Описаны характерные разрушения мягких тканей, костей, внутренних органов, освещены повреждения на одежде. Отмечается разрушение глубоких тканей, сходное с тупой травмой. Руководство дает четкие критерии последовательности образования повреждений. Отмечается редкость самоубийств с помощью топора. Тем не менее, в монографии не описывается экспертиза повреждений трубчатых костей, и в, первую очередь, расчлененных останков.

Влияние мягких окружающих тканей на процесс разрушения кости учитывается не всегда. При обзоре литературы, ссылки на снижение ударной нагрузки на кость за счет мягких тканей, мы встретил и только в «Биомеханике травмы» А.П. Громова [1979].

Однако в данной публикации снижение эффекта ударной нагрузки за счет мягких тканей (кожа и, в одном из случаев, липома) расцениваются как эффект, увеличивающий длину тормозного пути травмирующего объекта. Громовым предложен коэффициент восстановления, позволяющий рассчитывать ослабление ударной нагрузки. Подлежащие кости ткани, при таком взгляде на проблему, в разрушении вообще никакого участия не принимают. Значительные толщины мышечной ткани, окружающей трубчатую кость, при разрушении работают не только как тормозящая прокладка. С точки зрения механики деформированного твердого тела слой подлежащих мягких тканей (в первую очередь — мышц) рассматривается как подстилающий слой. При деформации кости, подстилающий слой приводит к перераспределению изгибающего момента, уменьшая его максимальное значение. Очевидно, что немаловажное значение имеют и условия опирания объекта.

Работы Н.С. Эделева, Пухова С.В., Краева И.П. [1985,1986,1987,1990, 1992] посвящены «костным насечкам», то есть поверхностным повреждениям плоских костей. В статьях указаны признаки, на основании которых можно решить вопрос о последовательности образования кожных резаных и рубленых ран, идентификационным трасологическим исследованиям. В статьях отражена зависимость формы костных насечек и трас-следов скольжения от встречного угла нанесения повреждений с учетом действующей части лезвия, его формы, а так же механизм образования костных насечек.

Последние публикации, такие, как руководство по судебной медицине В.В.Хохлова и Л.Е. Кузнецова [1998] являются обобщением всех имеющихся ранее публикаций. В руководстве дана характеристика рубленых ран, состояние мягких тканей и костей из раневого канала. Отдельно выделены критерии повреждений, которые нанесены посторонней рукой при убийстве; выделены критерии рубленых повреждений при самоубийствах. Приведены признак и и иллюстрации членовредительства. Однако в руководстве рубленые повреждения трубчатых костей не упоминаются вообще, нет указаний на угол заточки и степень остроты лезвия топора (или рубящего предмета).

В настольной книге судебно-медицинского эксперта «Медико-криминалистическая идентификация» под редакцией проф. В.В. Томилина дано определение рубящему объекту с точки зрения его следообразования. Разруб, сформированный топором, именуется следом отделения. В «Руководстве» дается комплексная оценка рубленых повреждений, указывается на необходимость их дифференциальной диагностики с режущими, колющими и колюще-режущим и предметами, а также с повреждениями тупыми предметами (с ушибленными ранами, причиненными тупыми предметами с выраженными ребрами, с разрывам и кожи). К групповым признакам отнесены степень остроты лезвия, форма (характер) клина орудия, длина, ширина лезвия. В книге предлагается новая классификация повреждений костей в зависимости от глубины проникновения лезвия топора в кость. Выделены понятия: надруб - вруб - разруб. Значительное внимание уделено последовательности образования повреждений, как кожных ран, так и костных насечек и разрубов, и повреждений тканей. Особое внимание уделено идентификации рубленых повреждений и предполагаемого орудия травмы. Широко освещены идентификационные признаки, выявляемые При исследовании одежды, мягких тканей. Указано несколько способов трасологических исследований, и приведены критерии оценки трасологических исследований с возможностью статистической оценки проведенного исследования. Тем не менее, авторами считается, что угол лезвия позволит отличить только плоский рубящий предмет (шашка, палаш) от клиновидного следообразующего объекта (топор, колун).

Идентификацию по остроте лезвия, по мнению авторов, можно провести только по характеру рассечения одежды, мягких тканей, а на костях — только по параметр у грубость-нежность трас. Нам представляется, что кость как следовоспринимающий объект позволит выявить более точные признак и идентификации.

Таким образом, приведенные публикации достаточно в узком аспекте рассматривают разрушение длинных трубчатых костей под действием рубящего следообразующего объекта. Поскольку топор представляет по механизму действия предмет, сочетающий в себе признаки острого — широкое острое лезвие, так и признаки тупого твердого предмета — мощный клин, значительная масса и т.д., считаем, что рубленые повреждения длинных трубчатых костей требуют дальнейшего исследования.

похожие материалы в каталогах

Повреждения рубящими предметами

похожие статьи

Морфологические особенности повреждений костей свода черепа штыковой лопатой / Сопнев А.В., Шиловский Н.А. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 134-136.

Морфологические особенности повреждений мягких тканей головы штыковой лопатой / Сопнев А.В., Шиловский Н.А. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 132-134.

Установление количества и последовательности нанесения ударов рубящими орудиями по краниограммам / Кодин В.А., Сопнев А.В. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 86.

Признаки повреждений костей свода черепа рубящими орудиями на рентгенограммах / Кодин В.А., Сопнев А.В. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 85-86.

Рентгенологические признаки повреждений свода черепа рубящими орудиями / Кодин В.А., Сопнев А.В. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 84-85.