Случай установления родства при исследовании черепов от трупов неопознанных лиц

/ Титаренко Е.Н. Святовец Е.В.  // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2005 — №7. — С. 135-138.

ссылка на эту страницу

Поиск без вести пропавших граждан и судебно-медицинская идентификация личности неопознанных трупов является одной из сложнейших и актуальных задач правоохранительных органов и судебных медиков. Актуальность этого мы можем наблюдать в последние годы, когда произошло значительное обострение такой социально-значимой проблемы как увеличение общего количества неопознанных трупов. По данным нашего отделения, за последние 7 лет количество трупов неизвестных лиц поступивших в танатологический отдел г. Хабаровска ГУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы» увеличилось более чем в 2 раза, и на конец 2004 г. составило 800 человек, против 344 человек в 1997 г. Особую трудность при отождествлении личности неизвестных лиц в настоящий момент представляет то, что подавляющее большинство из поступивших неопознанных трупов, являются так называемые лица без определенного места жительства и т.д. В случае же, если трупы неизвестных лиц на момент их обнаружения и соответственно — судебно-медицинского исследования, уже подверглись поздним трупным изменениям, возможность проведения следственной идентификации практически сводится на нет, и основную роль в установлении личности неизвестного человека уже играет так называемая экспертная идентификация.

Установление родства между трупами путем морфологического исследования костей скелета является достаточно редким, и от этого еще более интересным (со всех точек зрения) исследование в судебной медицине. В проведенном обзоре литературы, нами выявлено всего несколько фактов установления родства между неизвестными лицами, среди которых такие случаи как: расследование преступлений совершенных Чикатилло А.Р.; идентификация останков обнаруженных под Екатеринбургом (установление царской семьи). В практике нашего отделения также имеется случай установления кровного родства между двумя трупами неизвестных лиц.

Пример: В середине лет а 2004 г. в подвальном помещении одного из домов г. Хабаровска, были обнаружены три трупа не установленных лиц : двух женщин и одного мужчины, умерших насильственной смертью. С момента смерти потерпевших и до момента обнаружения их трупов прошло сравнительно немного времени (как выяснилось позже - не более 1-х суток), однако нахождение их в замкнутом помещении в условиях высоких влажности и температуры привело к быстрому развитию поздних трупных явлений (в частности выраженному гниению мягких тканей и внутренних органов с признаками их деструкции). Потерпевшие относились к разряду лиц без определенного места жительства, документов удостоверяющих их личность обнаружено при них не было, так что с учетом вышеизложенного, главную роль в установлении их личности играли экспертные идентификационные исследования. Дли установления общих и частных признаков личности, по указанию следователя прокуратуры были изъяты головы от трупов, которые затем были очищены от мягких тканей. В процессе идентификационных исследований проводимых с опорой на данные антропологии, анатомии, теории криминалистической идентификации, было выявлено сходство двух женских черепов между собой.

Череп № 1 (мать). Изображение в фас

Череп № 1 (мать). Изображение в фас

Череп № 2 (дочь). Изображение в фас

Череп № 2 (дочь). Изображение в фас

Череп № 2 (мать). Изображение в правый профиль

Череп № 2 (мать). Изображение в правый профиль

Череп № 2 (дочь). Изображение в правый профиль

Череп № 2 (дочь). Изображение в правый профиль

В частности совпадали или незначительно различались признаки строения таких элементов черепа как: форма черепа в целом; наличие резко выраженного наклона лобной кости и значение ее наименьшей ширины (лба); наличие высоких орбит со схожими контурами; значения углов горизонтальной профилировки лица; наличие выраженного прогнатизма, седловидной формы нижней челюсти и т.д. При сравнительном исследовании указанных черепов с черепами произвольно отобранных из коллекции отделения, количество повторяющихся признаков было значительно меньше и указанные совпадения носили «эпизодический» характер. С учетом полученных данных (возраст, признаки внешности и т.п.), нами было высказано следователю прокуратуры мнение о том, что между трупами неизвестных женщин может существовать кровное родство (например, мать-дочь). Через некоторое время, в отделение была представлена фотография женщины, чьи приметы совпадали с особыми приметами трупа одной из неизвестных женщин, имевшей дочь, и о местонахождении которых ничего не было известно. Применение метода краниофациальной идентификации (фотосовмещения) дало положительный результат, что в совокупности с ранее полученными данными позволило высказаться о принадлежности одного из трупов неизвестных женщин данному конкретному человеку.

Таким образом, применение комплексного подхода к идентификационным исследованиям, совместно с работой правоохранительных органов, позволили установить личности трупов двух неизвестных человек, подвергшихся поздним трупным изменениям в условиях практически полного отсутствия первичной информации о потерпевших.

похожие статьи

О диагностике и дифференциации повреждений на костных останках группового захоронения / Крюков В.Н., Гедыгушев И.А. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 106-107.

Проблемы идентификации личности по костным останкам (Алгоритм производства остеологических экспертиз) / Заславский Г.И., Мордасов В.Ф., Емельянов Н.А. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 20.

Использование регрессионных уравнений при проведении исследования костных останков плода / Кирьянова К.С., Федоров С.А., Новоселов В.П., Саковчук О.А. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №2. — С. 41-44.

Значение растительности при исследовании скелетированных останков / Игнатенко А.П. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1967. — №1. — С. 53.

Возможности использования необычных признаков личности при исследовании скелетированных трупов с давними сроками захоронения / Пономарев Д.Ю., Никитаев А.В., Курч А.М. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2015. — №4. — С. 28-31.

Значение патологии костей системы при идентификации личности человека / Берозовский М.Е. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 59.

Использование автоматизированной системы обработки изображений для идентификации личности человека по морфологии костей / Бахметьев В.И., Зазулин Ю.В., Мандрыкин А.В., Мутафян М.И. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 58.

Установление фиброзной дисплазии костей при идентификации личности / Томилин В.В., Осипенкова-Вичтомова Т.К., Михайлова Л.Н. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 55.

Некоторые вопросы криминалистической идентификации неопознанных трупов / Зинин А.М. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 50.

Научные разработки в области судебно-медицинской остеологии при экспертизе останков из Екатеринбургского захоронения / Абрамов С.С. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 46.