Характеристика пулевого канала в головном мозге в целях диагностики вида огнестрельного оружия

/ Шульга И.П. Сурнин В.В. Афонников С.В. Чернявский С.С.  // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2007 — №81. — С. 72-73.

ссылка на эту страницу

Повреждение головного мозга из огнестрельного оружия представлено в отечественной литературе ограниченным количеством работ (К.А. Бугаев, 1952; С.С. Дербоголав, 1956; В.Л. Попов, 1985), авторы которых, изучая особенности пулевого канала в головном мозге при ранениях винтовочными и пистолетными нулями различных образцов оружия, приходят к выводам, что этот канал имеет на поперечных срезах не круглую, а неправильно-звездчатую или угловатую форму, связанную с разрывным действием пули на ткань мозга. Так же, как В.Л. Попов (1954, 1857) и П.В. Устинов (1956), К.А. Бугаев считает, что костные осколки проникают в мозг по ходу раневого канала на глубину, зависящую от кинетической энергии ранящего снаряда, и предлагает метод послойной рентгенографии мозга для выявления костных осколков с последующим суждением о виде стрелкового оружия. Автором указана глубина проникания костных осколков в ткань головного мозга при ранениях из винтовки, пистолета ТТ, револьвера Наган и пистолета калибра 6,35 мм. При ранениях из винтовки автор выявлял осколки на всем протяжении разрушения мозга; ранения головы из пистолета ТТ, револьвера Наган и пистолета калибра 6,35 мм сопровождались внедрением костных осколков в головной мозг соответственно на глубину до 8 см, 3-6 см н 2-3 см.

Факт рассеивания костных осколков в веществе головного мозга по ходу раневого канала, по нашему мнению, может быть использован в качестве важного признака для определения вида огнестрельного снаряда и оружия. Особенно большое значение этот признак приобретает в случаях смерти после хирургических манипуляций, процессов заживления, изменивших первоначальный вид входных и выходных ран кожи и костных дефектов. В работах судебных медиков подобных исследований применительно к изученным образцам оружия нам не встретилось. В ходе исследования произведено 40 экспериментальных пулевых повреждений биообъектов выстрелами с неблизкого (7 м) расстояния из четырех видов оружия: 7,62 мм автомат Калашникова (АКМ); 5,45 мм автомат Калашникова (АК-74); 9-м пистолет Макарова; ПМ и 5,6 мм спортивно-охотничий карабин ТОЗ-17. Выбор указанных образцов оружия основан на том, что автоматы АКМ, АК-74 и пистолет ПМ состоят на вооружении личного состава Вооруженных Сил Российской Федерации и именно из них в настоящее время причиняется подавляющее большинство смертельных и несмертельных огнестрельных ранений. 5,6 мм винтовки ТОЗ широко распространены среди гражданского населения и достаточно часто встречаются в практике судебно-медицинских учреждений.

Выстрелы производились в неповрежденные головы биообъектов репродуктивного возраста, при трех диаметральных направлениях полета пули: перпендикулярно поверхности биообъекта; передне-заднем; задне-переднем; боковом. Фиксация головного мозга осуществлялась в течение 2-5 дней 10 % раствором нейтрального формалина. Поперечные срезы головного мозга исследовались методом послойной рентгенографии на аппарате РУМ-7 (трубка БПВ-60), фокусное расстояние трубка-объект 15 см, экспозиция 10 сек. при напряжении 10 кв. Пленка ФТ-31 вкладывалась в светонепроницаемый бумажный конверт. Фильтры не применялись.

Форма и размеры раневого канала в головном мозге исследовались на фиксированных и нефиксированных поперечных срезах (перпендикулярно раневому каналу) головного мозга. Толщина поперечных срезов 1,5-2 см. Всего исследовано 40 раневых каналов (по 10 повреждениям из каждого вида оружия).

Входные повреждения на поверхности нефиксированном головном мозге при ранениях из АК-74, ПМ и ТОЗ-17 представляли собой участки размозжения ткани диаметром 1-1,5 см, с неровными краями. Диаметр размозжения при выстрелах из 7,62 мм АКМ был несколько больше: 1,5-2,5 см.

При ранениях из АКМ и АК-74 выходные повреждения головного мозга также были в виде участков размозжения округлой формы, с дефектом мозговой ткани. В выходных повреждениях, образованных выстрелами из ПM и ТОЗ-17, дефект мозгового вещества не отмечался. Диаметр выходного повреждения мозга 1-3 см при ранениях из ТОЗ-17 и ПМ 4-8 см - в случаях ранений из автоматов АКМ и АК-74.

Раневой канал в нефиксированном головном мозге представлял собой форму конуса, обращенного основанием в сторону полета пули, вследствие вязкости ткани мозга. Неправильно-звездчатая форма поперечных срезов раневых каналов мозговой ткани после фиксации не позволила выявить существенных различий этого элемента огнестрельного ранения в зависимости от использованных образцов оружия. Хотя количество и длина щелей-разрывов ткани мозга вдоль оси полета пули безусловно отражали кинетическую энергию исследуемых огнестрельных снарядов.

Методом послойной рентгенографии поперечных срезов фиксированного головного мозга была отчетливо видна разница в глубине проникания и максимальном диаметре рассеивания костных осколков в ткани головного мозга при диаметральных пулевых ранениях из исследуемых образцов оружия. Так, при пулевых ранениях из АКМ и АК-74 костные осколки выявлялись на всем протяжении разрушения мозга, максимальный диаметр их рассеивания составлял 6-9 см. Глубина внедрения костных осколков в ткани мозга при ранениях из 9-мм ПМ достигала 6-7 см, а диаметр их рассеивания достигал 4 см. Огнестрельные ранения головы из 5,6-мм ТОЗ-17 сопровождались внедрением костных осколков на 2-3 см с диаметром их рассеивания, не превышающим 3 см.

Установленные различия в ткани поврежденного мозга при огнестрельных пулевых ранениях головы, безусловно, отражают различие в кинетической энергии огнестрельных снарядов, являются морфологическим выражением объема огнестрельных повреждений и дозволяют в конкретных ситуациях объективизировать экспертные выводы о виде примененного огнестрельного оружия и снаряда.

похожие материалы в каталогах

Повреждения пулями

похожие статьи

Групповая идентификация огнестрельного оружия по объему огнестрельного повреждения в мишени / Гальцев Ю.В., Гальцев А.Ю. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 75-76.

Возможности дифференциальной диагностики огнестрельных повреждений бедренной кости из 7,62-мм АКМ с ПБС и без него / Макаров И.Ю., Исаков В.Д. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 73-74.

Особенности распределения копоти выстрела в пояске обтирания на сухой и мокрой мишени при выстрелах из оружия с полигональными нарезами канала ствола / Леонов С.В., Пинчук П.В., Степанов С.А. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №4. — С. 8-11.

Редкие случаи сквозных пулевых ранений черепа с полосовидным дефектом / Емелин В.В., Фетисов В.А., Макаров И.Ю. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №4. — С. 59-63.

Особенности распределения копоти выстрела в пояске обтирания на сухой и мокрой мишени при выстрелах из оружия с прямоугольными нарезами канала ствола / Леонов С.В., Пинчук П.В., Степанов С.А. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №3. — С. 7-9.