Зависимость морфологических особенностей рубленых повреждений длинных трубчатых костей от различных условий опирания

/ Леонова Е.Н.  // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2007 — №82. — С. 56-59.

ссылка на эту страницу

В последние десятилетие роль ситуалогических экспертиз приобретает все большую актуальность. Вопросы, которые наиболее часто приходится решать практическим экспертам это: взаиморасположение потерпевшего и нападавшего в момент нанесения повреждений, условия и способ нанесения повреждений, определение соответствия показаний лиц, участников криминального события характеру и морфологии имеющихся у потерпевшего повреждений. Особую важность данные исследования приобретают при криминальном расчленении трупа.

Из доступной нам литературы известно, что единичные авторы описывают методики, позволяющие определить с какой стороны находился нападавший с рубящим орудием, способ замаха при нанесении удара топором И.А. Гедыгу- шев (2000), S. Burkhardt (1996), Е. Lignitz (1987), В. Madea (1994), К. Puschel (1987), С. Schmitt (1995), M.Schumann (1996).

Однако, данных, указывающих на специфические способы или особенности положения тела при расчленении и расположения человека, наносящего рубящие удары относительно его нет.

Исследуя биомеханику движений конечностей человека (именно они наиболее часто подвергаются разрушению при расчленении) Р.Г. Геньбом (1963), с использованием теоретической механики А.В. Дарков, Г.С. Шпиро (1989), нами определены признаки, позволяющие рассматривать длинную трубчатую кость как балку с различными условиями ее опирания. На устойчивость кости внешним воздействиям большое влияние оказывают амортизационные свойства мягких тканей. Для того, чтобы определить условия образования повреждений нами предпринято динамическое нагружение острым индентором длинных трубчатых костей человека. Цель данных исследований — реконструкция обстоятельств травмы.

Материалы и методы. Для исследования характера образования повреждений при однократных рубящих воздействиях проведено 113 экспериментальных наблюдений. Цель данной серии экспериментов — воссоздать условия нанесения рубленых повреждений при расчленении и определить морфологическую картину, характерную для каждого вида опирания костного объекта. Удары наносились топорами, рабочий угол лезвия которых составлял 21, 24, 30, 45°, острота — 20 мкм. Условия опирания костного объекта осуществляли в нескольких вариантах, моделирующих формирование оригинальных повреждений:

 

  • > Шарнирно опертая по концам балка. Такой вариант наблюдается при ударах по плечу (по передней и боковым его поверхностям), при ударах по задней и боковой поверхности бедра, боковой и задней поверхностям голеней (рис. 1)
  • > Шарнирно опертая (с одного конца) и концевая опертая балка. Такой вариант наблюдается при ударах по передней поверхности бедра. В роли шарнирной опоры выступает тазобедренный сустав, а концевой опертый конец соответствует задней поверхности коленного сустава (мыщелки при нагружении обеспечивают достаточную устойчивость) (рис. 2). Подобные условия наблюдаются и при ударах по задней поверхности плеча, передней поверхности голени.

Рис. 1. Схема опирания шарнирно

Рис. 2. Схема опирания шарнирно опертой по концам балки опертой (с одного конца) и концевой опертой балки

• Балка, расположенная на упругом основании. Такой вариант наблюдается при ударах по предплечью. Подобные условия опирания малоберцовой кости наблюдаются и при ударах по наружной поверхности голени, причем в роли упругой подложки выступает сопряженная с ней большеберцовая кость (рис. 3).

• Балка, расположенная на упруго-податливой подложке (основание Винк- лера). Подобный вариант моделирует размещение под расчленяемой конечностью жесткой ограниченной подложки. В роли упруго-податливого слоя мы рассматриваем мягкие ткани конечностей (при условии их значительной толщины): бедра, плеча, задней поверхности голени (рис. 4).

Рис. 3. Схема опирания кости как

Рис. 4. Схема опирания кости балки, расположенной на упругой как балки, расположенной на подложке упруго-податливой подложке

В процессе исследования рубленых повреждений длинных трубчатых костей выделены признаки — повреждения и их сочетания. Для каждого признака кроме его абсолютного значения в определенной группе и подгруппе рассчитана условная вероятность (вер.). Для решения поставленных задач нами был использован метод последовательной процедуры распознавания с помощью диагностических коэффициентов Е.В. Гублер (1978).

Результаты и обсуждение

В результате проведенного фрактографического исследования выявлена специфическая морфологическая картина разрушения длинной трубчатой кости при различных условиях ее опирании, позволяющая определить положение конечности в момент нанесения удара, направление движения рубящего предмета и расположение человека, наносящего удар.

Для расположения кости как шарнирно опертой по концам балки характерно: наличие зоны разрыва на диаметрально противоположной разруба стороне кости (вер. 0,85). Характер распространения трещин веерообразный (симметричный) (вер. 0,6) либо в виде ярко выраженной одиночной магистральной трещины (с короткими трещинами второго порядка) (вер. 0,4), направленной перпендикулярно поверхности кости на уровне разруба. Данная морфологическая картина указывает на превалирующий характер разрушения от деформации изгиба. В случае косого удара линия первичного разрыва смещается, и располагается по линии удара на диаметрально противоположной разрубу поверхности кости (вер. 0,9). Магистральные трещины преимущественно веерообразного характера с ветвлением к стороне разруба (вер. 0,75). Сколы компакты при отвесных ударах располагаются примерно в середине разруба (вер. 0,8). При ударах по дуге зона сколов смещается в сторону центра вращения лезвия топора (вер. 0,75).

Для расположения кости как шарнирно опертой (с одного конца) и концевой опертой балки характерно: наличие зоны разрыва на диаметрально противоположной разруба стороне кости (вер. 0,8). Характер распространения магистральных трещин на боковых поверхностях кости резко отличается друг от друга (вер. 0,75). На одной поверхности трещины имеют «классический вид»: веерообразный характер или в виде одиночной выраженной магистральной трещины, направленной перпендикулярно поверхности кости на уровне разруба (с короткими трещинами второго порядка). На противоположной стороне в сторону шарнирно опертого конца от магистральной трещины отходит параболическая трещина, характерная для деформации кручения (вер. 0,7). При косом ударе линия первичного разрыва смещается, как и в предыдущей группе наблюдений (вер. 0,8). Магистральные трещины имеют преимущественно веерообразный характер с тенденцией большего ветвления к стороне разруба (вер. 0,65), пасынковые трещины нередко приобретают параболический характер (вер. 0,6).

При расположении кости как балки на упругом основании (малоберцовая, лучевая и локтевая кости) характерно наличие множества ланцетовидных отломков (пересеченных в средней части плоскостью разруба) (вер. 0,8). Такой характер разрушения указывает на превалирующую деформацию поперечного сжатия кости на уровне разруба. У более крупных трубчатых костей, таких как плечевая, от краев разруба развиваются множественные продольные трещины (перпендикулярные плоскости разруба и параллельные длиннику кости) (вер. 1,0). Эти трещины являются следствием деформации сжатия.

При расположении кости на упруго-податливой подложке (на основании Винклера) на противоположной разрубу поверхности кости появляются множественные (до 5) зон первичного разрыва, развивающиеся в магистральные трещины (вер. 0,9). Одна из трещин завершала разрушение (вер. 1,0), 11о- добный характер разрушения объясняется формирующимся сложным напряженно-деформированным состоянием на диаметрально противоположной разрубу поверхности кости. Нередко нами наблюдались единичные продольные трещины в зоне разруба (вер. 0,65), указывающие на наличие поперечной компрессии кости. Сколы компакты во всех группах наблюдений при отвесных ударах регистрируются примерно в середине разруба (вер. 0,8). При ударах цо дуге зона сколов смещалась в сторону центра вращения лезвия топора (вер. 0,75).

Выводы. Выявленные в ходе экспериментальных исследований признаки в совокупности с данными исследований кожных ран позволят определить обстоятельства нанесения рубленых повреждений при расчленении, возможном использовании специальных подложек, расположении расчленяющего относительно повреждаемых конечностей.

похожие статьи

Идентификация обуха топора по повреждениям на черепе / Джемс-Леви Д.Е. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №4. — С. 46-47.

Судебно-медицинская диагностика повреждений, причиненных плоскими колюще-рубящими предметами (комплексное экспериментальное исследование одежды и кожного покрова) / Шадыжева Л.В. — 1993.

Морфологические особенности повреждений костей свода черепа штыковой лопатой / Сопнев А.В., Шиловский Н.А. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 134-136.

Морфологические особенности повреждений мягких тканей головы штыковой лопатой / Сопнев А.В., Шиловский Н.А. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 132-134.

Установление количества и последовательности нанесения ударов рубящими орудиями по краниограммам / Кодин В.А., Сопнев А.В. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 86.

больше материалов в каталогах

Повреждения рубящими предметами