Характеристика острой травмы (по данным ГУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы» МЗ Хабаровского края) и зависимость морфологических и метрических свойств колото-резанных повреждений от локализации в различных областях тела человека

/ Чернышев К.А. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2007 — №82. — С. 67-70.

ссылка на эту страницу

Для характеристики острой травмы, нами изучено 285 судебно-медицинских экспертиз трупов лиц, скончавшихся вне медицинских учреждений, в результате причинения колото-резанных повреждений. Из всех погибших 77 % составляли мужчины, 23 % женщины. Наибольшее количество погибших приходится на возрастную группу 31-40 лет (27,2 %) . В подавляющем большинстве случаев смерть наступила в результате нанесения множественных колото-резанных ранений — 60 %, что составило 171 наблюдение и в 40 % случаев смерть наступила в результате нанесения одиночного колото-резанного ранения, что составило 114 наблюдений. В большинстве случаев, колото- резанные повреждения локализуются на грудной клетке (53,8 %), далее следуют область живота (18,9 %), шея (16,1 %) , нижние конечности (6,3 %), область поясницы (3,1 %), верхние конечности (1,7 %). При этом нами не было выявлено случаев с локализацией колото-резанных повреждений в области лица, голеней, кистей, стоп — в этих областях встречаются резанные повреждения. Направление раневых каналов — в 76 % случаев раневой канал идет в направлении перпендикулярно длинику тела с небольшим отклонением к верху, либо к низу; в 24 % случаев раневой канал идет под углом к длинику тела в направлении сверху вниз, либо снизу вверх. Длина раневых каналов колеблется от 1,2 см до 23 см. Учитывая количество исследуемых повреждений и их общую длину, среднеарифметическая длина раневого канала равна 5,6 см.

Для прогнозирования, учета характера и механизма разрушения кожи нами учитывались следующие характеристики:

  1. метрические свойства кожи (ее слоев): эпидермис, собственно дерма и подкожно-жировая клетчатка;
  2. характер подложки: толщина подкожно-жирового слоя, наличие мышц, наличие костных образований;
  3. наличие различных эластических свойств кожи по отношению к прилагаемой нагрузки (линии Лангера);
  4. тонус (тургор) кожи в местах повреждений;
  5. подвижность и смещаемость кожи относительно подлежащих слоев, здесь же учитывалась возможность образования кожной складки;

По данным литературы имеется значительное количество публикаций о зависимости прочностных свойств кожи от совпадения направления действующей силы относительно ориентации коллагеновых волокон (линий Лангера). Максимальное сопротивление кожа оказывает при совпадении направления воздействия с ориентацией этих волокон, удельная прочность кожи на растяжение вдоль линий Лангера требует нагрузки почти в 3 раза больше, чем в поперечном направлении. Однако нет четких данных о степени растяжимости (эластичности) кожи вдоль и поперек этих линий.

Состояние кожи, а именно ее тонус (тургор) кожи по данным [6, 13] изменяется как при возникновении патологии, так и с возрастом. По общему мнению, заметные возрастные изменения проявляются после 30-40 лет. В то же время путем исследования ультразвуком установлено, что толщина кожи остается неизменной до 70 лет [14]. С возрастом изменяется эластичность кожи, что приводит к уменьшению эластической деформации.

При изучении подвижности кожного покрова на живых лицах в определенных областях тела, нами учитывались данные по толщине кожи вместе с подкожно-жировой клетчаткой полученные Eisner R.W., 1963. (диаграмма 1)

Толщина кожи вместе с подкожной клетчаткой для различных участков тела

Диаграмма 1. Толщина кожи вместе с подкожной клетчаткой для различных участков тела (по Eisner R.W., 1963)

Нами выявлена прямая зависимость подвижности (смещаемости) кожного покрова от толщины кожи с подкожно-жировой клетчаткой в исследуемых областях тела. Установлено, что кожный покров наиболее подвижен (смещаем) в области шеи, далее следуют: область груди, бедра, живота, спины.

Таким образом, учитывая данные наблюдений на живых лицах, архивный материал, мы для проведения последующих экспериментальных наблюдений выбрали биоманекены со следующими характеризующими признаками: пол — мужской, женский; возрастная группа — 31-40 лет, тургор кожи — нормальный. Нами отобрано пять областей тела для проведения экспериментальных наблюдений — шея, грудь, живот, спина, бедро (как наиболее встречающиеся в оригинале — по данным архивных наблюдений).

С учетом ориентировки линий Лангера производились вколы экспериментальными ножами (которые отбирались по признаку наиболее встречающихся и имеющих среднеарифметические метрические и конструкционные параметры).

Удары (всего 100 экспериментальных наблюдений) наносились резиновым молотком по рукоятке ножа (вдоль его оси), клинок которого был ориентирован перпендикулярно поверхности тела биоманекена. При этом плоскость клинка ножа погружался под различными углами к направлениям линий Ланге- ра. Нами использовался ограничитель, который закреплялся на клинке ножа, позволяя ему погрузиться на глубину 5 см.

В дальнейшем препарат кожи изымался, производилось его измерения (длины и ширины) с целью определения сокращения кожи конкретной анатомической области.

Производилось измерение длины повреждений на нативном препарате кожи. Далее препарат кожи закреплялся на специальной пластине (при помощи капроновой нити края препарата растягивались до размеров оригинала — по шаблону) и помещался в раствор Ратневского № 1. После макропрепараты кожи исследовались при помощи бинокулярной лупы и стереомикроскопа МБС-10. По завершению исследования метрические характеристики обрабатывались статистическими методами: вероятность, корреляционная оценка; выводились диагностические коэффициенты, которые оценивались мерой Кульбака.

Результаты. В ходе проведенного исследования определено, что клинок ножа с толщиной обуха 0,9 мм в области шеи формирует линейное повреждение с острыми концами, ровными краями. Осаднение, неровности стенок, надрывы и насечки отсутствуют. Сокращение нативного препарата («усадка» препарата и повреждения на нем в растворе Ратневского) происходит в 1,5 раза.

В области спины клинок ножа формирует линейно-щелевидное повреждение с острым и тупым концами, с ровными краями. Отмечается наличие скругленных стенок в правом и левом углах повреждения, осаднение тупого конца справа и слева, краевая углообразная выемка (диагностические коэффициенты составляют от 5,7 до 10,4, что позволяет четко диагностировать этот вид травмы).

В области бедра клинок ножа формирует линейное повреждение с острым и тупым концами, с ровными краями. Отмечается ширина тупого конца 0,5 мм; наличие скругленной стенки в правом и левом углах повреждения; краевая полукруглая выемка (диагностические коэффициенты составляют от 6,3 до 17,08, что позволяет четко диагностировать этот вид травмы).

Таким образом, полученные результаты свидетельствуют о неоднородности следовоспринимающей поверхности (применительно к различным областям человеческого тела). От одного ножа могут формироваться повреждения имеющие различные метрические и морфологические признаки имитирующие действие различных следообразующих объектов. Проведенные исследования показали предпочтительную целесообразность изъятия для идентификационного исследования препаратов с области бедра. Препараты кожи с повреждениями, изъятые с области шеи грубо искажают следообразующие свойства острого травмирующего предмета.

 

Литература

  1. Авдеев М.И. Курс судебной медицины. — Москва, 1959.
  2. Акопов В.И. Непосредственная микроскопия при повреждениях острым оружием // Сборник трудов Бюро главной судебно-медицинской экспертизы и кафедры судебной медицины Медицинского института им. Авиценны. -Душанбе, 1958.-С. 95-100.
  3. Будак Т.А. Судебно-медицинское исследование повреждений кожи и одежды остро-колющим оружием //Дисс. канд. -Киев, 1955.
  4. Дворцин Ф.Б. О некоторых признаках идентификации колюще-режущего оружия // Материалы третьей расширенной научной конференции Киев ского отделения УНОСМиК, посвященной памяти заслуженного деятеля науки проф. МИ. Райского: Сборник. —Киев, 1958. — С. 37-39.
  5. Гедыгушев И. А. Судебно-медицинская экспертиза при реконструкции обстоятельств и условий причинения повреждений. — Москва, 1999.
  6. Гогоберидзе Д.Б. Твердость и методы ее измерения. — Москва, 1952.
  7. Загрядская А.П. Статистические данные о колотых и колото- резанных повреждениях // Вопросы судебно-медицинской экспертизы и криминалистики: Сборник. — Горький, 1959. — С. 122-130.
  8. Загрядская А.П. Определение орудия травмы при судебно-медицинском исследовании колото-резанного ранения. — Москва, 1968.
  9. Иванов И.Н. Морфология следа острия колюще-режущих орудий в колото-резанных повреждениях //Дисс. канд. — Ленинград, 1991.
  10. Иванов И.Н., Серватинский Г.Л. Макро- и микроморфологические признаки острия колюще-режущего орудия в ранах кожи // Судебно-медицинская экспертиза. — 1989. -№4. — С. 25-29.
  11. Капитонов Ю.В. Механизм образования колото-резанных повреждений и идентификация колюще-режущих орудий в судебной медицине //Дисс. докт. — Москва, 1984.
  12. Корякин В.Я. Определение свойств оружия при исследовании колото-резанных повреждений //Вопросы судебно-медицинской экспертизы: Сборник. — Москва, 1955. — С. 257-265.
  13. Daly-CH, Odland-GFJ. Invest-Dermatol. 1979 Jul; 73 (1): 84-7.
  14. Gunner-CW; Burlin-TE. The mechanical properties of skin in vivo aportable hand-held extensometr. 1979 Feb; 100(2): 161-3.

похожие статьи

О несмертельном дистанционном ранении колюще-режущим орудием (наблюдение из практики) / Карпов Д.А., Чернов И.А. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2021. — №20. — С. 67-70.

Случай проникающего колото-резаного повреждения грудной клетки с отсроченным развитием обильной кровопотери / Девятериков А.А., Остапенко Л.С., Плотников А.А. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2021. — №20. — С. 55-60.

Определение частоты колото-резаных повреждений внутренних органов и условий их причинения / Девятериков А.А., Куличкова Д.В., Власюк И.В. // Судебная медицина. — 2020. — №3. — С. 27-30.

Выявление признаков повторной травматизации при колото-резаных повреждениях костей / Кислов М.А. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2020. — №19. — С. 63-65.

К оценке возможности нанесения себе нескольких смертельных повреждений самим пострадавшим / Назаров Ю.В., Исаков В.Д., Караваев В.М. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2018. — №5. — С. 44-46.

больше материалов в каталогах

Повреждения колюще-режущими предметами