Морфологические особенности повреждений кожи различных анатомических областей, нанесенных колюще-режущими орудиями с различной шириной обуха

/ Чернышев К.А. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2007 — №82. — С. 72-76.

ссылка на эту страницу

Колото-резаные ранения составляют значительный объем судебно-медицинских исследований, до 70 % всей острой травмы (И.Н. Иванов, 1991; Е.С. Тучик, 1996; Е.С. Тучик, В.В. Жаров, 1996). Экспертиза колото-резаных повреждений на современном этапе остается одной из актуальных проблем судебной медицины. В настоящее время хорошо освещены и изучены морфологические свойства колото-резаных повреждений, возможности судебно-медицинского определения индивидуального экземпляра колюще-режущего орудия по особенностям колото-резаных ран, научно обоснована идентификация орудия по совокупности признаков, каждый из которых изолированно имеет лишь относительное значение (Т.А. Будак, 1955; В.Л. Карякин, 1955; А.П. Загрядская, 1968; И.Н. Иванов, 1989; Н.С. Эделеев, 1990; ИА. Гедыгушев, 1999; В.В. Томилин, 2000; Baldium F., Dirk Ropohl, 1983.

Анализ публикаций дает основание считать, что в настоящее временя отсутствуют четкие критерии зависимости морфологических и метрических свойств повреждений кожного покрова от локализации на различных областях тела человека; так же отсутствуют данные о рекомендуемых областях проведения экспериментальных исследований ножей (как орудий травмы), кроме рекомендаций наносить экспериментальные повреждения в ту же область, что и оригинальные повреждения, а телосложение, пол, возраст биоманекена при этом не учитываются. Кроме того, нет данных о возможных кожных заменителях как следовоспринимающих объектах, которые могли бы в полной мере отображать свойства ножа как следообразующего объекта для проведения экспериментальных исследований в условиях когда проведение идентификационных вколов на биоманекене невозможно или затруднительно.

Для исследования морфологических особенностей колото-резанных повреждений кожи в различных анатомических областях проведена серия экспериментальных вколов (область бедра, живота, груди, шеи, спины). Для контроля следообразующих свойств ножа нами использовался линолеум, который помещался на картонную подложку (предварительно нагретый до 60 градусов, что придавало ему эластичные свойства), условия нанесения повреждений экспериментальным ножом были те же.

 

Область вколов — бедро

Макроскопически. Установлено, что форма всех колото-резанных повреждений веретенообразная при зиянии, прямолинейная при сопоставлении краев. Размеры ран кожного покрова колебались в пределах от 1,7×0,1 см до 1,9×0,1 см. Края повреждений ровные. Острый конец повреждения соответствовал действию лезвия. Тупой конец повреждения соответствовал действию обуха ножа и визуально диагностировался как М-образный. Несмотря на то, что ноле извлекался в той же плоскости и в противоположном удару направлении, нами регистрировалось образование дополнительного разреза. Образование дополнительного разреза мы связываем со смещением кожного покрова в области повреждения после формирования основного разреза, что объясняется изменением натяжения кожного покрова в области раны как следствие изменения напряженно-деформированного состояния кожи, потерявшей в области раны опорную функцию (пересечение линий Лангера, пересечение и сокращение мышечных волокон и т.д.).

Микроскопически. При исследовании повреждений этой группы наблюдений с помощью стереоскопического бинокулярного микроскопа МБС-10 (с увеличением ×10, ×16, ×40, ×70) нами выявлены следующие особенности.

М-образный конец повреждения был ярко выражен, равноплечий на увеличениях до ×20. На больших увеличениях регистрировалась насечка угла справа, либо надрез угла справа. Нередко эти признаки сочетались. Левый угол тупого конца имел надрыв, в остальных наблюдениях, имела место насечка угла повреждения. Оба угла тупого конца повреждения нами регистрировались как острые.

Отличные свойства углов тупого конца повреждения мы объясняем различными свойствами ребер обуха следообразующего объекта. Дополнительное исследование ребер обуха ножа показало, что как следствие изготовления ножа методом штампа (пресс-формы) на его ребрах формируется со стороны действия пресс формы скругление и вытягивание металла, а на противоположной стороне (в зоне отрыва) выраженное ребро, грани которого сходятся под углом менее 85 градусов. Таким образом, правпое образовалось вследствие контакта пресс формы с заготовкой металла. Следствие затупленных свойств ребра — jормирование разрывов уг конца. Точка вкола, соответствующая действию острия ножа регистрировалась нами во всех наблюдениях как точечное осаднение. В следствие действия обуха следообразующего объекта в области тупого конца повреждения нами регистрировались осаднения.

 

Область вколов — живот

Макроскопически. Вся группа этой серии наблюдений нами регистрировалась как повреждения линейно-щелевидной формы при зиянии раны и как прямолинейная при сопоставлении краев. Размеры ран кожного покрова колебались в пределах от 1,7×0,1 см до 1,9×0,1 см. Края повреждений ровные. Тупой конец повреждения соответствовал действию обуха ножа и визуально диагностировался как М-образный конец и как П-образный скошенный конец. В области лезвийной части повреждения нами выявлялся как дополнительный надрез, так и дополнительный разрез. Данный признак нами объясняется как и в случае наблюдения повреждений кожи в области бедра, изменением напряженно-деформированного состояния кожи.

Микроскопически. При исследовании повреждений этой группы наблюдений на увеличениях х 10, х 16, х 40, х 70 нами выявлены следующие особенности.

М-образный конец повреждения был ярко выражен, на увеличениях до х 20 отмечалась разница правого и левого углов М-образного конца. На больших увеличениях в области левого угла повреждения регистрировался надрез утла и насечка того же угла. В области правого угла наблюдался надрез угла и насечка угла. Надрыв в области углов М-образного конца регистрировался только слева. Сочетание указанных признаков в области левого угла повреждения не отмечалось. Выявленные нами признаки в области углов тупого конца объясняются следообразующими свойствами обуха ножа указанными выше (особенности заводского изготовления).

В следствие действия обуха следообразующего объекта в области тупого конца повреждения нами регистрировались осаднения.

Точка вкола (место внедрения острия ножа) нами не регистрировалась ни макроскопически ни микроскопически. В предыдущей группе наблюдений (вколы в область бедра) точка вкола нами регистрировалось как точечное осаднение.

 

Область вколов — грудь

Макроскопически. Вся группа этой серии наблюдений нами регистрировалась как повреждения веретенообразной формы при зиянии раны и как прямолинейная при сопоставлении краев. Размеры ран кожного покрова колебались в пределах от 1,5 х 0,1 см до 1,8 х 0,1 см. Края повреждений ровные. Тупой конец повреждения соответствовал действию обуха ножа и визуально диагностировался как М-образный, П-образный и П-образный скошенный. В области лезвийной части повреждения нами выявлялся дополнительный разрез и дополнительный надрез.

Микроскопически. При исследовании повреждений этой группы наблюдений на увеличениях х 10, х 16, х 40, х 70 нами выявлены следующие особенности.

Тупой конец повреждения ярко выражен, в большинстве своем имел М-образную форму, причем левый угол М-образного конца повреждения был более выражен. На больших увеличениях в области левого угла нами регистрировался надрез угла и насечка угла. В области правого угла наблюдался надрез угла и насечка угла. Так же, в области правого угла регистрировалось скругление стенки. Надрывов в области углов М-образного конца нами не наблюдалось.

При исследовании на больших увеличениях тупого конца имеющего П-образную форму, нами регистрировалось формирование в обоих углах П- образного конца надрезов.

В следствие действия обуха следообразующего объекта в области тупого конца повреждения нами регистрировались осаднения. Микроскопически наблюдалась неровность стенки справа в обушковой части кожного повреждения.

Точка вкола регистрировалась микроскопически в виде точечного осаднения с вероятностью.

 

Область вколов — шея

Макроскопически. Вся группа этой серии наблюдений нами регистрировалась как повреждения щелевидной формы при зиянии раны и как прямолинейная при сопоставлении краев. Размеры ран кожного покрова колебались в пределах от 1,6 х 0,1 см до 1,8 х 0,1 см. Края повреждений ровные. Тупой конец повреждения соответствовал действию обуха ножа и визуально диагностировался как М-образный конец и как П-образный скошенный конец. В области лезвийной части повреждения регистрировался дополнительный разрез.

Микроскопически. При исследовании повреждений этой группы наблюдений на увеличениях х 10, х 16, х 40, х 70 нами выявлены следующие особенности.

Тупой конец повреждения ярко выражен, в большинстве своем имел М- образную форму, причем левый угол М-образного конца повреждения был более выражен. На больших увеличениях в области левого угла нами регистрировался надрез угла и насечка угла. Надрывов в области углов М-образного конца нами не наблюдалось.

В следствие действия обуха следообразующего объекта в области тупого конца повреждения нами регистрировались осаднения. Точка вкола регистрировалась микроскопически в виде точечного осаднения.

 

Область вколов — спина.

Макроскопически. Вся группа этой серии наблюдений нами регистрировалась как повреждения линейно-щелевидной формы при зиянии раны и как прямолинейная при сопоставлении краев. Размеры ран кожного покрова колебались в пределах от 1,8 х 0,1 см до 1,9 х 0,1 см. Края повреждений ровные. Тупой конец повреждения соответствовал действию обуха ножа и визуально диагностировался как М-образный конец; П-образный и как П-образный скошенный конец. В области лезвийной части повреждения регистрировался дополнительный разрез и дополнительный надрез.

Микроскопически. При исследовании повреждений этой группы наблюдений на увеличениях х 10, х 16, х 40, х 70 нами выявлены следующие особенности.

В большинстве своем, тупой конец повреждения регистрировался как П- образный скошенный, с ярко выраженным левым углом тупого конца, где регистрировался надрез угла и насечка угла. Правый угол тупого конца был менее выражен. На больших увеличениях в области правого угла регистрировалось скругление стенки. В следствие действия обуха следообразующего объекта в области тупого конца повреждения нами регистрировались осаднения. Микроскопически наблюдалась неровность стенки справа и слева в обушковой части кожного повреждения.

Точка вкола нами не регистрировалась ни макроскопически ни микроскопически. В предыдущей группе наблюдений (вколы в область бедра, груди) точка вкола нами регистрировалось как точечное осаднение.

Контрольная серия наблюдений. В ходе проведенных экспериментальных исследований условий и морфологии следообразования, нами выявлено: тупой конец регистрировался как М-образный. В области лезвийной части повреждения, регистрировался дополнительный разрез. На больших увеличениях в области левого угла тупого конца повреждения нами выявлено: надрез угла и насечка угла. В области правого угла тупого конца повреждения регистрировался только надрез угла. Скругление стенки отмечалось в правом углу М-образного конца.

Осаднение, как следствие действия обуха ножа, регистрировалось как равномерное. Точка вкола регистрировалась микроскопически как точечное осаднение. С левого края повреждения нами регистрировалась углообразная выемка. Неровность стенки нами наблюдалось микроскопическим в обушковой части повреждения.

 

Анализ и обсуждение полученных результатов

Проведенный нами анализ качественных признаков (за основу взят традиционный подход построения мер связи двух альтернативных признаков) показал наиболее качественные следовоспринимающие области человеческого тела. Проведенный анализ сопряженности (с использованием коэффициента контингенции) пар альтернативных признаков (нами сравнивались контрольные повреждения и повреждения с экспериментальных областей тела) показал области тела человека, обладающие наибольшими следовоспринимающими свойствами относительно конкретных следообразующих поверхностей и зон исследуемого (экспериментального) ножа. Проведенный анализ показал, что:

  • > Наиболее информативно свойства ребер обуха следообразующего предмета отображаются в повреждениях из области бедра;
  • > Свойства зоны острия наиболее информативны в повреждениях из области бедра и спины;
  • > На передней поверхности грудной клетки свойства следообразующего предмета не имеют столь яркого проявления как на бедре и спине, но в целом хорошо отражает комплекс обух — зона острия;
  • > Острая режущая кромка, соответствующая лезвийному разрезу, отобразилась во всех группах наблюдений;
  • > Повреждения из области живота и шеи, наиболее информативны для выявления свойств ребер обуха следообразующего предмета, и наименее информативны для изучения свойств зоны острия.

похожие статьи

Выявление признаков повторной травматизации при колото-резаных повреждениях костей / Кислов М.А. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2020. — №19. — С. 63-65.

К оценке возможности нанесения себе нескольких смертельных повреждений самим пострадавшим / Назаров Ю.В., Исаков В.Д., Караваев В.М. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2018. — №5. — С. 44-46.

А.П. Загрядская. Определение орудия травмы при судебно-медицинском исследовании колото-резаного ранения. Библиотека практического врача. 1968, 152 с., 42 рис. Цена 55 коп. Изд-во «Медицина». М. / Левченков Б.Д. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №4. — С. 54-55.

О медико-криминалистическом исследовании колото-резаных повреждений биологических тканей / Иванов И.Н. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 89-90.

К вопросу об идентификации повреждений, нанесенными колюще-режущими орудиями / Скребнев А.В., Тучик Е.С. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 88-89.

больше материалов в каталогах

Повреждения колюще-режущими предметами