Наблюдения при стрельбе через преграду (лист железа) обыкновенными и специальными пулями к патрону образца 1943 г.

/ Калмыков К.Н.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1961 — №1. — С. 41-46.

Калмыков К.Н. Наблюдения при стрельбе через преграду (лист железа) обыкновенными и специальными пулями к патрону образца 1943 г.

Кафедра судебной медицины (нач. — проф. И.Ф. Огарков) Военно-медицинской ордена Ленина академии имени С. М. Кирова

Поступила в редакцию 3/II 1960 г.

ссылка на эту страницу

При экспертизе огнестрельного повреждения и для установления вида использованных боеприпасов в случаях ранений деформировавшимися и разорвавшимися на части пулями большое значение имеет исследование фрагментов или частей стреляных пуль.

Отечественными военно-полевыми хирургами и судебными медиками (В.А. Тиле, 1894; Е.В. Павлов, 1896; А.О. Таубер, 1903, и др.), а также судебными медиками (С.Н. Матвеев, 1929; В.Ф. Черваков, 1952; Л.М. Бедрин, 1951; В.А. Зарубицкий, 1955, 1959, и др.) было установлено, что причины деформации пуль и разрыва их на части могут быть разнообразными, в частности от дефектов канала ствола (особенно дульного среза), преодоления пулей какого-либо препятствия, ее рикошета от твердых предметов. Изменение формы пули, нарушение ее целости могут происходить также в теле раненого при ударе пули о кость.

В тех же условиях, что обыкновенные пули, могут разрываться на части и пули специального назначения. В период первой мировой войны отечественными хирургами (Г.Н. Величко, 1915; М.О. Лавринович, 1915; К.П. Серапин, 1915; В.П. Снежков, 1915, и др.) было тщательно изучено действие австро-германских разрывных пуль, причинявших особенно обширные и тяжелые повреждения вследствие наличия в них специального взрывного устройства. При этом решение вопроса о происхождении огнестрельного повреждения часто основывалось на обнаружении. в ране не только множества мелких и мельчайших металлических осколков, но и главным образом деталей специального устройства этих пуль.

Во время второй мировой войны наряду с пристрелочно-зажигательными пулями широко применялись трассирующие, бронебойно трассирующие, бронебойно-зажигательные и др. Экспериментальными исследованиями, проведенными Ю.М. Кубицким (1947) и В.И. Алисиевичем (1954), было установлено, что при выстрелах винтовочными пулями специального назначения через достаточно прочную преграду или в результате рикошета на поражаемом объекте могут возникать весьма разнообразные повреждения, иногда внешне сходные с поражениями при выстрелах в упор или с очень близкого расстояния. Исследования Л.М. Бедрина (1951) показали, что и обыкновенные винтовочные пули в тех же условиях (преграды, рикошет) могут в известной мере имитировать близкий выстрел.

В литературе достаточно подробно освещены вопросы деформации и фрагментации лишь в отношении винтовочных пуль (обыкновенных и специальных) и совершенно не1 имеется сведений о характере деформации и фрагментации пуль к патрону образца 1943 г., предназначенных для стрельбы из современных образцов стрелкового оружия — автомата Калашникова и самозарядного карабина Симонова.

По сравнению с винтовочными, новые пули имеют значительные конструктивные особенности. Обыкновенная пуля вместо свинцового имеет стальной сердечник. Зажигательная пуля в отличие от винтовочной пристрелочно-зажигательной какого-либо специального взрывного устройства не содержит, кроме того, является пулей комбинированного действия — одновременно зажигательной и трассирующей. Зажигательное вещество, заключенное в головной части пули в сравнительно мягком, легко деформирующемся томпаковом наконечнике, от резкого динамического сжатия — при ударе о какое-либо препятствие — воспламеняется и оказывает термический эффект на поражаемый объект. Бронебойно-зажигательная пуля нового образца отличается расположением зажигательного состава в хвостовой части, позади сердечника, а также наличием в головной части мягкого томпакового наконечника. Трассирующая пуля особых отличий от винтовочной трассирующей пули не имеет.

Для выяснения характера и особенностей поражений новыми боеприпасами в осложненных условиях нами была проведена серия экспериментальных выстрелов с дистанции 25 м из самозарядного карабина Симонова через различные преграды (листовое железо толщиной 0,8—5 мм, доски, бревна). Для выстрелов использовались 7,62 мм патроны образца 1943 г. с обыкновенной, зажигательной, бронебойно-зажигательной и трассирующей пулями. Объектами поражения служили мишени из белой хлопчатобумажной ткани, предметы солдатского обмундирования, кожные лоскуты и части трупов, которые устанавливались позади преграды на расстоянии от 1 до 130 см .

Пораженные объекты изучались макроскопически, под бинокулярным микроскопом, а также в рентгеновых лучах различной жесткости.

Кроме того, участки объектов, содержавшие темно-серый налет, подвергались химическому и спектрографическому исследованиям.

Большое внимание уделялось изучению остатков стреляных пуль, собранных при помощи деревянного и ватного пулепоглотителей. Мы поставили перед собой задачу не только выявить отдельные их особенности, но и попытаться установить закономерности взаимодействия пули с преградой и тем самым способствовать выяснению механизма деформации и фрагментации, возникающих при пробивании пулей достаточно прочной преграды. Деформация и тем более фрагментация пуль имелась только при их встрече с достаточно твердой и прочной преградой— в наших опытах листы железа толщиной 2—5 мм.

Все разнообразие остатков стреляных пуль, собранных в ходе экспериментов, по их форме и некоторым особенностям можно подразделить на три группы: 1) детали специальных устройств, характерные для отдельных видов пуль; 2) особым образом деформированные оболочки и их фрагменты; 3) нехарактерные и разнообразные по форме и величине осколки оболочки, томпакового наконечника и кусочки свинца.

Остатки стреляных пуль

Среди обнаруженных в пулепоглотителях частей стреляных пуль характерными находками, позволяющими точно устанавливать вид пули, пробившей металлическую преграду и причинившей повреждение, являются:

  1. Для обыкновенной пули: стальной сердечник бутылочной формы диаметром 5,7 мм, длиной 19,4 мм, изготовленный из мягкой стали; при ударе о твердую преграду он может деформироваться с образованием на переднем конце его булавовидного утолщения.
  2. Для зажигательной пули: а) стальной закаленный сердечник в виде цилиндра диаметром 6,1 м, длиной 7,6 мм, или обломки его; б) стальной, плакированный томпаком, открытый с обоих концов стаканчик («трассер») в виде полого цилиндра диаметром 6,7 мм, длиной 10 мм, цельный или в той или иной степени деформированный; в) деформированный амагнитный томпаковый наконечник или осколки его, имеющие на своей наружной поверхности остатки красной опознавательной окраски.
  3. Для бронебойно-зажигательной пули: а) остроконечный бронебойный сердечник из твердой закаленной стали диаметром 6,1 мм, длиной 22,4 мм, а также его обломки; б) донная часть пульной оболочки, которая в отличие от соответствующего участка оболочки остальных пуль образца 1943 г., является сплошной и не имеет отверстия; в) деформированный амагнитный томпаковый наконечник, имеющий на своей наружной поверхности остатки черной и красной опознавательной краски.
  4. Для трассирующей пули: а) стальной плакированный томпаком стаканчик (трассер), представляющий собой .полый цилиндр длиной 19,9 мм, диаметром 6,8 мм, открытый только с одного конца; б) колечко, прикрывающее в пуле открытый конец стаканчика диаметром 6,7 мм, толщиной 1 мм, с отверстием в центре диаметром 2 мм (для выхода газов, образующихся при горении трассирующего состава); в) кусочки несгоревшего трассирующего состава в виде коротких цилиндрических или неправильной формы твердых образований серого цвета с мелкими блестящими точками.

Наряду с описанными выше характерными деталями и их частями при стрельбе всеми изучаемыми видами пуль, в пулепоглотителе постоянно обнаруживались своеобразно деформированные оболочки этих пуль. Они представляли собой чаще всего хвостовую и цилиндрическую часть оболочки, передний конец которой вывернут наружу в виде валика.

При стрельбе обыкновенными бронебойно-зажигательными пулями через листы железа значительной толщины (5 мм) на дне ящика-станка между преградой и объектом часто можно было обнаружить фрагменты пульной оболочки в виде полых цилиндров медно-красного цвета с неровной шероховатой поверхностью диаметром 9,8—9,5 мм, с толщиной стенки 0,3—0,4 мм. Особенностью этих цилиндрических образова-. ний являлось наличие на их внутренней поверхности следов от полей и нарезов канала ствола и отложение тонкого слоя свинца на наружной поверхности. Интересно отметить, что подобные цилиндры обнаруживались не только на дне ящика-станка, в котором устанавливались преграда и объекты. Иногда они отражались от преграды и отлетали в сторону стрелявшего на расстояние до 10—15 м.

Значительно чаще на дне ящика-станка при выстрелах всеми пулями образца 1943 г. через листы железа различной толщины (2—5 мм) обнаруживались фрагменты пульной оболочки, очень похожие на предыдущие цилиндры с такими же особенностями внутренней и наружной своей поверхности, но имеющие форму узкого кольца шириной до 2—2,5 мм и диаметром 9—10 мм.

При выстрелах всеми видами пуль образца 1943 г., кроме описанных деталей и остатков пуль, обнаруживалось большое количество фрагментов пульной оболочки самой разнообразной формы и величины, часто со следами от полей и нарезов канала ствола, а также тонкие, толщиной 0,1 мм, медно-красного цвета амагнитные осколки, чаще удлиненной формы, имеющие своим происхождением томпаковый наконечник зажигательных или бронебойно-зажигательных пуль.

Кроме деталей и частей стреляных пуль, фрагментов пульной оболочки и томпакового наконечника, обнаруживались в большом количестве различной формы и величины кусочки свинца от свинцовых деталей пуль.

Остатки зажигательных и бронебойно-зажигательных пуль частобывали покрыты налетом темно-серого, почти черного цвета.

О механизме деформации и фрагментации пуль образца 1943 г. при встрече их с металлической преградой

Изучение формы, размеров, а также некоторых особенностей остатков стреляных пуль, выбитых участков преграды и отверстий в ней показало, что процесс взаимодействия этих пуль с металлической преградой (листовое железо толщиной 2—5 мм) имеет ряд закономерностей общих для всех видов изучаемых пуль, и частных, характерных для того или иного вида пули.

В зависимости от особенностей устройства пули, наличия или отсутствия стального сердечника, расположения его внутри пули и т. д. можно отметить следующий механизм деформации и фрагментации изучаемых пуль при встрече их с металлической преградой.

Обыкновенная и зажигательная пули (имеющие стальной сердечник, отстоящий на некотором расстоянии от кончика пули). При ударе пули о преграду перпендикулярно к ее плоскости первоначально происходит уплощение и нарушение целости головной части пули, при этом движущийся вперед по инерции стальной сердечник приближается к преграде и первым пробивает ее. Вслед за сердечником остальная часть пули с уплощенным передним концом в свою очередь выбивает в преграде дополнительный участок кольцевидной формы по краям уже имеющегося отверстия, образованного сердечником. В результате отверстие, возникающее в преграде, имеет больший диаметр, чем калибр пули. Для обыкновенной пули он составляет в среднем 9 мм, для зажигательной — 10 мм.

Бронебойно-зажигательная пуля. Ввиду того что броне бойный остроконечный сердечник этой пули своим острием прилежит непосредственно к тонкому томпаковому наконечнику, процесс деформации головной части этой пули происходит несколько иначе, что находит свое отражение и на величине выбиваемого ею отверстия. При ударе этой пули о преграду стальной остроконечный сердечник сразу жр пробивает в ней отверстие, причем передний конец пули не уплощается и уже в отверстие, образованное сердечником, проходит остальная часть пули, которая дополнительно расширяет отверстие, но в несколько меньшей степени, чем предварительно деформированные обыкновенная и зажигательная пули. Диаметр отверстий, выбиваемых в преграде бронебойно-зажигательной пулей, равен примерно 8 мм.

Трассирующая пуля пробивает металлическую преграду, по-видимому, несколько иначе, чем предыдущие пули. Можно предположить, что в данном случае отверстие образуется за счет одномоментного воздействия на преграду всей массы деформированной от удара пули, так как „мягкий свинцовый сердечник этой пули быстро деформируется (уплощается), частично разрушается и не может играть той роли, которую выполняет стальной сердечник остальных пуль. В силу значительной деформации головной части пули отверстия в преграде имеют несколько больший диаметр (9,5—11 мм), чем при стрельбе другими пулями.

Таким образом, диаметр выбиваемых отверстий в металлических преградах зависит от степени деформации головной части пули; наименьшим он бывает при выстрелах бронебойно-зажигательными, наибольшим — при выстрелах трассирующими пулями.

Определенный интерес представляет выяснение механизма образования описанных ранее частей пульной оболочки с валикообразно вывернутым наружу передним краем, а также остатков оболочки в виде полых цилиндров и узких колец. Изучение особенностей этих образований позволило высказать следующее предположение о механизме их возникновения.

Как уже упоминалось, в момент пробивания преграды головная часть пули уплощается, одновременно нарушается ее целость. При дальнейшем продвижении пули через преграду передний край оболочки как «бы «задирается» краями образующегося в преграде отверстия и выворачивается наизнанку, при этом завернувшаяся часть оболочки иногда отрывается от остальной ее части по месту перегиба. Выворачивание и отрыв вывернутой части оболочки в зависимости от толщины преграды и вида пули может происходить на разном уровне, что обусловливает разнообразие возникающих при этом остатков оболочки. В большинстве случаев (при стрельбе всеми видами изучаемых пуль) выворачивается и отрывается небольшой участок оболочки в виде узкого кольца. Наличие или отсутствие следов полей и нарезов канала ствола на внутренней поверхности этих колец зависит от уровня отрыва. Иногда (при стрельбе обыкновенными и бронебойно-зажигательными пулями через 5 мм железо) выворачивается и отрывается более значительная, главным образом ведущая (цилиндрическая) часть оболочки в виде упомянутых ранее полых цилиндров со следами от полей и нарезов канала ствола на внутренней их поверхности.

Таким образом, полые цилиндры и кольца представляют собой не что иное как вывернутые наизнанку и оторванные по месту перегиба участки пульной оболочки, образующиеся в момент прохождения пули через металлическую преграду достаточной прочности.

Некоторые особенности выбитых пулей участков металлической преграды

Исходя из того, что отдельные виды пуль образца 1943 г., имеющие различия в своем устройстве, пробивают листовое железо по-разному, можно ожидать, что и участки преграды, выбиваемые этими пулями, должны иметь какие-то свои характерные особенности.

Изучение собранных в эксперименте осколков железной преграды подтвердило это предположение и показало, что в зависимости от устройства пули, наличия или отсутствия в ней стального сердечника, его формы и местоположения в пуле, выбиваемые в преграде участки имеют характерные особенности, в ряде случаев позволяющие не только устанавливать факт выстрела через металическую преграду, но и высказываться о виде пули, пробившей эту преграду.

Как уже упоминалось выше, обыкновенная и зажигательная пули, имеющие тупоконечные стальные сердечники, несколько отстоящие от кончика пули, пробивают листовое железо в два этапа, быстро следующие друг за другом. Первым выбивает отверстие сердечник и затем более широкая вследствие деформации остальная часть пули выбивает дополнительный кольцевидный участок по краям уже имеющегося отверстия. В результате отверстие в преграде оказывается большим, чем калибр пули. Соответственно приведенному механизму взаимодействия пули с преградой, мы обнаружили среди выбитых участков преграды два типа осколков. К первому типу относятся выбитые сердечниками металлические кружки диаметром около 4 мм (обыкновенные пули) и 7 мм (зажигательные пули). Второй тип осколков представляет собой участки преграды выпукло-кольцевидной формы (или их фрагменты выпукло-треугольной формы), выбитые остальной частью деформированной пули по краю уже имевшегося отверстия от сердечника. Наружные размеры этих кольцевидных образований совпадают с диаметром отверстий в преграде, а внутренний их диаметр — с диаметром соответствующего сердечника, а также выбитого им кружка.

Трассирующие пули, воздействующие на преграду одномоментно всей своей массой, должны выбивать несколько иные по форме участки. И, действительно, при стрельбе этими пулями среди уловленных осколков преграды обнаруживались сплошные (без отверстий) полусферические образования, как бы выдавленные из преграды (или их фрагменты выпукло-треугольной формы).

При стрельбе бронебойно-зажигательными пулями в отличие от стрельбы остальными пулями полусферические или кольцевидные участки преграды не возникают, так как бронебойный остроконечный сердечник первым внедряется в преграду, не выбивая при этом участка преграды, а раздвигая края отверстия и вывертывая их на выходе в виде треугольных, несколько вогнутых выступов, обращенных вершинами в сторону полета пули. Нередко часть этих выступов, иногда даже все они отрываются пулей и, обладая сравнительно небольшой кинетической энергией, или падают на дно ящика-станка (в котором укреплялись преграды и объекты), или неглубоко внедряются в поражаемый, объект.

Характерной особенностью всех описанных осколков преграды является то, что вогнутая (внутренняя) их поверхность обычно бывает покрыта блестящим тонким слоем металла медно-красного цвета (отпечаток томпакового слоя пульной оболочки).

Таким образом, форма, размеры и ряд других особенностей участков, выбиваемых пулями образца 1943 г. из преграды, полностью подтверждают намеченный нами механизм взаимодействия пули с металлической преградой.

похожие статьи

К казуистике огнестрельных ранений при самоубийстве / Моргенштерн З.И. // Судебно-медицинская экспертиза. — М.: Изд-во Наркомздрава, 1928. — №8. — С. 20-25.

К определению входного отверстия при огнестрельных ранениях / Воскресенский Н.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — М.: Изд-во Наркомздрава, 1928. — №8. — С. 18-20.

Современное состояние судебно-медицинской экспертизы и экспериментальных исследований запреградной огнестрельной травмы / Гусенцов А.О., Кильдюшов Е.М., Туманов Э.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2019. — №2. — С. 61-66.

Судебно-медицинская характеристика выходных огнестрельных повреждений, причиненных в условиях применения бронезащиты / Пинчук П.В., Леонов С.В., Верескунов А.М., Шакирьянова Ю.П. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2019. — №2. — С. 52-54.

Редкий случай самоубийства из огнестрельного оружия / Исаков В.Д., Назаров Ю.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2018. — №5. — С. 41-43.

больше материалов в каталогах

Повреждения пулями