Об идентификации рубящих орудий в судебномедицинской практике

/ Шалаев Н.Г.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1961 — №1. — С. 46-48.

Шалаев Н.Г. Об идентификации рубящих орудий в судебномедицинской практике

Кафедра судебной медицины (зав. — проф. А.И. Законов) Горьковского медицинского института имени С.М. Кирова

Поступила в редакцию 23/IX 1960 г.

ссылка на эту страницу

Наиболее выгодными объектами для судебномедицинских трассологических исследований являются следы от острых и тупых предметов на костях и на носильных вещах, следы от укусов зубами на кожных покровах и т. п. Подобные идентификационные экспертизы могут успешно разрешаться судебными медиками прежде всего на базе физико-технических отделений бюро судебномедицинской экспертизы.

Нами выполнены в указанном направлении две экспертизы, представляющие определенный интерес для судебных медиков.

Экспертиза 1. При исследовании трупа гр-на О., 36 лет, было обнаружено 9 рубленых ран головы с обширными разрушениями костей свода и основания черепа. Пригодным для идентификации оказался лишь поверхностный разруб, расположенный по касательной на наружной костной пластинке теменной кости; на поверхности ее сруба; были видны многочисленные мелкие валики и бороздки с отчетливым дугообразным искривлением.

Исследования ран указывали, что удары топором наносились гр-ну О. спереди и что к плоскости разруба была обращена левая щека клина топора. Эти данные учитывались при получении экспериментальных следов на пластилине.

Следы на кости и пластилине фотографировались при направлен ном косом освещении в строго одинаковом масштабе. Для усиления рельефа следов на кости поверхность ее обрабатывалась раствором плексигласа в ацетоне, подкрашенном фуксином (по И. В, Скопину), позитивы совмещались между собой (рис. 1).

Совпадение экспериментальных следов на пластилине со следами на кости как по степени выраженности, так и по взаиморасположению свидетельствовало о том, что ранения нанесены гр-ну О. именно тем топором, который представлен на экспертизу.

Результаты идентификации подтвердили также правильность вывода о положении преступника по отношению к пострадавшему в момент нанесения ранений.

Заключение экспертизы имело большое доказательственное значение по делу и было полностью подтверждено другими следственными материалами.

Экспертиза 2. Труп гр-на Д., 26 лет, исследовался в одном из районов области. В своем заключении эксперт указал, что 2 обширные раны на голове Д. возникли от сильных ударов топором, нанесенным лицом, находившимся позади пострадавшего.

Совмещение следов от лезвия топора на кости со следами от топора, представленного на экспертизу, полученными на пластилине.
Рис. 1. Совмещение следов от лезвия топора на кости со следами от топора, представленного на экспертизу, полученными на пластилине.

 

При вскрытии трупа была изъята чешуя правой височной кости, верхняя плоскость разруба которой оказалась пригодной для идентификации. Когда на экспертизу был представлен топор, нами была произведена идентификация.

При осмотре топора обращало на себя внимание наличие больших заусениц и крупных зазубрин. Поэтому экспериментальные следы получались как с правой, так и с левой щек лезвия клина топора.

Фотографировались и совмещались они по общепринятой методике.

Совмещение достигнуто только со следами, образовавшимися от воздействия правой щечки лезвия топора (рис. 2). Со следами от левой щеки лезвия совпадение в деталях следов отсутствовало.

Совмещение следов на кости, образовавшихся от воздействия лезвия топора, с экспериментальными следами на пластилине, полученными при резании его правой стороной лезвия.

Рис. 2. Совмещение следов на кости, образовавшихся от воздействия лезвия топора, с экспериментальными следами на пластилине, полученными при резании его правой стороной лезвия.

Этот случай показателен тем, что он дал возможность не только установить топор, которым были нанесены ранения по голове гр-ну Д., но и позволил исправить ошибку эксперта, исследовавшего труп, в части, касающейся взаиморасположения потерпевшего и преступника в момент нанесения ранений. Если считать, что удары наносились Д. сзади как это было указано в акте исследования трупа, то тогда к плоскости разруба верхнего края чешуи правой височной кости должна быть обращена левая щека клина топора, в то время как трассологически удалось совместить следы на кости лишь со следами от правой щеки. Следовательно, она и была обращена к плоскости разруба, а это могло быть только при нанесении удара спереди, а не сзади.

Приведенные нами две экспертизы свидетельствуют о целесообраз- ности выполнения судебномедицинскими экспертами трассологических экспертиз на костях. При этом эксперт должен решать все вопросы в их совокупности и взаимной связи.

похожие материалы в каталогах

Повреждения рубящими предметами

похожие статьи

Морфологические особенности повреждений костей свода черепа штыковой лопатой / Сопнев А.В., Шиловский Н.А. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 134-136.

Морфологические особенности повреждений мягких тканей головы штыковой лопатой / Сопнев А.В., Шиловский Н.А. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 132-134.

Установление количества и последовательности нанесения ударов рубящими орудиями по краниограммам / Кодин В.А., Сопнев А.В. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 86.

Признаки повреждений костей свода черепа рубящими орудиями на рентгенограммах / Кодин В.А., Сопнев А.В. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 85-86.

Рентгенологические признаки повреждений свода черепа рубящими орудиями / Кодин В.А., Сопнев А.В. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 84-85.