III Международный конгресс по вопросам алкоголя и уличного движения

/ Вамоши М.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1963 — №2. — С. 57-59.

Вамоши М. III Международный конгресс по вопросам алкоголя и уличного движения

(Галле, ГДР)

ссылка на эту страницу

С 3 по 7/IX 1962 г. в Лондоне состоялся III Международный конгресс по вопросам алкоголя и уличного движения, созванный Британской медицинской ассоциацией.

В работе съезда участвовал 231 делегат из 22 стран. Наряду с пленарными проходили и секционные заседания.

Хэддон (Haddon) (США) в вводном докладе дал исторический очерк и обзор современного состояния вопроса о роли алкоголя при несчастных случаях на уличном транспорте. Он отметил, что существующий в различных странах разнобой в методах сбора и обработки сведений мешает правильно сопоставить и оценить результаты.

Докладчик предложил повсеместно использовать единый метод получения данных, применяемый в настоящее время в США.

Хендель (Handel) (ФРГ) проанализировал 3250 несчастных случаев на уличном транспорте, когда водители находились в нетрезвом состоянии, и дал оценку личности нарушителей.

Колдуалл (Coldwell) (Канада) привел данные о 376 водителях, задержанных за управление машиной в нетрезвом виде. Из них 86% имели возраст от 25 до 54 лет, 72% женаты, 23% уже имели судимость (в том числе 17% — за управление средством транспорта в пьяном виде), 75°/о были задержаны в вечернее и ночное время между 18 и 3 часами, 45% — в пятницу и субботу. Обращал на себя внимание довольно высокий процент пьяных водителей из числа хорошо обеспеченных слоев общества (бур - жуазия и лица свободных профессий); рабочие и служащие составляли меньшинство.

Симпсон (Simpson) (Англия) сообщил, что, согласно английским законам, полиция на основании медицинского заключения о невозможности вследствие опьянения дальнейшего управления машиной может запретить водителю продолжать поездку. Заключение дают на основании результатов клинического обследования и определения алкоголя в моче, принудительное взятие крови не допускается. Докладчик и выступавшие в прениях указывали на недостаточность этих мероприятий.

Андреассон (Andreasson) (Швеция) согласился с предложениями Хэддона о необходимости унификации методов сбора и обработки данных о роли алкоголя при несчастных случаях на уличном транспорте. Последнее время некоторые авторы пытались доказать, что небольшие количества алкоголя не играют особой роли для водителя. Докладчик привел результаты своих исследований, убедительно опровергающих это утверждение. Даже малые дозы спиртных напитков отрицательно сказываются на способности управлять уличным транспортом. Можно спорить о том, какова минимально допустимая концентрация алкоголя в крови, но ясно, что искать ее надо где-то ниже 0,5‰.

За последние годы значительно улучшились методы определения алкоголя у живых лиц. В Бельгии. Франции. ГДР, ФРГ, Скандинавских странах, Польше, Венгрии, Чехословакии. Югославии, Люксембурге, Голландии и Австрии введены обязательные обследования виновников несчастных случаев на уличном транспорте. При этом определяют алкоголь в крови и выдых'аемом воздухе. Некоторые страны (например, Чехословакия и Австрия) внесли соответствующие изменения в свое законодательство и результаты не замедлили сказаться: число несчастных случаев, связанных с опьянением, сократилось.

Боркенштейн (Borkenstein) (США) считает, что органы юстиции слишком либерально относятся к нарушителям. Необходимо пересмотреть действующее законодательство, ввести более суровые наказания за управление автотранспортом в пьяном виде, а наряду с этим проводить профилактическую воспитательную работу.

Вамоши (Vamosi) (Чехословакия) сообщил, что у водителей Братиславы, принимавших спиртные напитки непосредственно перед рейсом, цифровые показатели вероятности несчастного случая выше, чем у трезвых. Так, при содержании в крови алкоголя 0,3–0,9‰ они выше в 7 раз, при 1 —1,4‰ — в 31 раз, а если алкоголь в крови превышает 1,5‰, то вероятность несчастного случая в 128 раз больше, чем у трезвого. После того как по настоянию общественности в 1961 г. был введен закон, запрещающий принимать алкоголь перед поездкой, число несчастных случаев, вызванных опьянением водителя, уменьшилось на 23,7%, хотя за тот же период времени число происшествий, обусловленных другими причинами, возросло.

Гудхарт (Goodhart) (Англия) критиковал введенный в этой стране в 1960 г. закон. В нем отсутствует четкое определение понятия «неспособность к вождению машины» (именно при наличии такой «неспособности» может возбуждаться уголовное преследование), не предусмотрено принудительное взятие крови. Аналогичные высказывания содержались и в докладах . Смита (Smith) и Фримена (Freeman) (Англия).

Уэйн (Wayne) (Англия) подробно остановился на фармакологической стороне вопроса о действии алкоголя на водителя. Алкоголь воздействует на ретикулярную субстанцию и побуждает мозговую кору к атавистически-примитивным проявлениям.

Лумис (Loomis) (США) установил, что одновременный прием успокаивающих средств (барбитураты и др.) и алкоголя не усиливает действие последнего, а иногда, наоборот, снижает его. Карпентер (Carpenter) (США) утверждал в своем докладе как раз обратное, а Вангель (Wangel) (Дания), наоборот, склонен был согласиться с тем, что говорил Лумис.

Гольдберг (Goldberg) (Швеция) наблюдал объективные проявления позднего действия алкоголя (похмелье) через 15 часов после приема спиртных напитков, когда алкоголь в крови уже отсутствовал.

Леман (Lehmann) (ГДР) предложил пользоваться единой классификацией несчастных случаев при уличном движении.

Карнелид (Carnelid) (Швеция) коснулся психологической стороны действия алкоголя на водителя. У последнего, в частности, нарушаются критическое восприятие окружающего и оценка собственных возможностей.

Саксе (Sachse) (ФРГ) придает особое значение так называемым пограничным концентрациям алкоголя в крови, т. е. порядка 0,8–1,2‰. Этим концентрациям свойственны и некоторые особенности психического состояния водителя.

Фронтьес (Frontjes) (Голландия) подчеркнул, что на течение опьянения большое влияние оказывает характер принятого алкогольного напитка (джин, пиво и т. п.). Далее докладчик почему-то отрицал значение привычки к алкоголю, а также характера употреблявшейся закуски.

Мильчинский (Milcinsky) (Югославия) сказал, что поскольку его страна является федеративным государством, в ней отсутствует единое законодательство, регламентирующее уличное движение. В настоящее время этот недостаток намечено устранить.

О диспозициях и санкциях шведского законодательства рассказал Сурелл (Surell). Уголовная ответственность водителя возникает при содержании алкоголя в крови более 1,5‰. В таких случаях предусмотрено от 1 до 3 месяцев лишения свободы. Ответственность может возникнуть и при содержании алкоголя 0,5–1,5‰, если имеются клинические проявления опьянения. При этом предусмотрен или крупный денежный штраф, или лишение свободы на срок до одного месяца. У всех лиц, отбывших наказание по этому закону, отбирают водительские права.

В Финляндии, отметил Алха (Alha), за управление машиной в нетрезвом состоянии предусмотрено 3 года тюремного заключения. Определение алкоголя в крови не обязательно. Докладчик привел результат обследования 3940 водителей, задержанных по подозрению в управлении средством транспорта в нетрезвом состоянии. Только у 4% из них проба на алкоголь оказалась отрицательной, а у 80% содержание спирта в крови превышало 1,2‰. Согласно официальной статистике, в 1961 г. в стране было 25 085 несчастных случаев на автомобильном транспорте, из них в 1555 выявлено употребление алкоголя.

Блош (Bloch) (Франция) сообщил, что в его стране действует закон от 1956 г., согласно которому управление автомашиной в пьяном виде карается лишением свободы на срок от 1 месяца до года или штрафом от 500 до 5000 новых франков. Кровь исследуют лишь, если имеются другие признаки опьянения. Максимально допустимое содержание алкоголя в законе не определено. Суды обычно считают, что одних лишь данных количественного определения недостаточно для вынесения приговора.

В докладе Боуска (Bouska) (ФРГ) сказано, что 14,8% всех несчастных случаев на уличном транспорте вызвано потреблением спиртных напитков. Была создана специальная комиссия для разработки проекта эффективных мероприятий. Комиссия предложила считать допустимым уровнем алкоголя в крови 0,8‰ и подвергать наказанию водителей, превышающих этот уровень, вне зависимости от их клинического состояния. Однако соответствующий законопроект до сих пор в парламент не внесен.

Согласно австрийскому закону, сказал Брейтенеккер (Breitenecker), наказываются водители, у которых концентрация алкоголя в крови составляет 0,8‰ или выше. После введения этого закона в 1961 г. число несчастных случаев, вызванных потреблением алкоголя, снизилось на 19,7%.

Цанальди (Zanaldi) (Италия) считает необходимым изменение соответствующего законодательства. Статья 13 конституции исключает возможность принудительного взятия крови.

О положении в странах Южной Америки рассказал Поккат (Pockat) (Аргентина). В этих странах еще только приступают к разработке проблемы и подготовке соответствующих законов.

О различных модификациях и усовершенствовании существующих методик и аппаратуры говорили в своих докладах Лестер (Lester) (США), Мартен (Marten) (Англия), Энтинэп (Entiknap) (Англия), Китагава (Kitagava) (Япония), Раит (Wright) (Англия), Леребулетт и Лелюк (Lereboulett, Leluc) (Франция), Фокс (Fox) (США), Скруджи (Schroogie) (Австралия), Гроскопф (Grosskopf) (ФРГ).

Зельцер и Пейн (Selzer, Payne) (США) считают, что за несчастными случаями с хроническими алкоголиками может скрываться подсознательное стремление к самоубийству.

О влиянии алкоголя на различные физиологические функции говорилось в докладах Мак-Клирна (McClearn) (США), Гренджера и Икеды (Granger, Ikeda) (Япония), Хеббелинка (Hebbelink) (Бельгия). Уорд Смит (Ward Smith) (Канада) поделился своим опытом проведения курсов по ознакомлению личного состава полиции с вопросами взаимосвязи алкоголя и транспортных нарушений.

Хэрджер (Harger) (США) изучал различия в распределении алкоголя в крови в различных частях тела. В частности, он обнаружил различия между кровью, взятой из локтевой вены и из ногтевых фаланг.

На конгрессе была создана комиссия по унификации соответствующей терминологии. Однако единого мнения в комиссии достигнуто не было (в частности о том, следует ли концентрацию алкоголя в крови выражать в ‰, в мг% или в г%). В качестве наиболее надежных методик для определения алкоголя конгресс рекомендовал метод Видмарка и АДГ.

Следующий конгресс решено созвать в 1965 г.

похожие статьи

Оценка максимально возможной концентрации этанола в смешанной сердечной крови и моче в аспекте выявления экзогенного внесения этанола / Недугов Г.В., Шарафуллин Г.В. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №3. — С. 39-43.

Судебно-медицинская оценка токсического действия этанола у детей / Клевно В.А., Максимов А.В., Кононов Р.В., Крупина Н.А. // Судебная медицина. — 2017. — №3. — С. 4-12.

Вопросы организации экспертизы алкогольного опьянения / Прозоровский В.И., Карандаев И.С., Рубцов А.Ф. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1967. — №1. — С. 3-8.

Определение скорости элиминации этанола в крови по его концентрации в выдыхаемом воздухе / Обухова Л.М., Ерлыкина Е.И., Андриянова Н.А. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2014. — №6. — С. 33-36.

Об оценке результатов количественного определения спирта в крови у лиц, постоянно употребляющих алкоголь / Иванов Н.А., Шнейдер Н.М. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1962. — №2. — С. 41-42.

Конференция по судебной медицине в Сеченовском университете / Ломакин Ю.В. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №3. — С. 56.

Межрегиональная научно-практическая конференция “Актуальные вопросы теории и практики судебно-медицинской экспертизы” (Новороссийск, 24–25 мая 2018 г.) / // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №3. — С. 57-58.

Научно-практическая конференция с международным участием, посвященная 25-летию образования ассоциации “Судебные медики Сибири” / // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №3. — С. 59-60.

Всероссийская научно-практическая конференция “Декабрьские чтения по судебной медицине в РУДН: Актуальные вопросы судебной медицины и анестезиологии-реаниматологии” / Сундуков Д.В., Баринов Е.Х., Романова О.Л. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №2. — С. 64-65.

Евразийское партнерство судебных экспертов: вызовы, проблемы, пути решения и перспективы развития: материалы междунар. науч.-практ. конф., Минск, 19–20 апр. 2018 г. / — 2018.