Некоторые возможности судебномедицинской экспертизы наложений на поверхности колюще-режущих и колющих предметов

/ Загрядская А.П.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1963 — №3. — С. 24-27.

Загрядская А.П. Некоторые возможности судебномедицинской экспертизы наложений на поверхности колюще-режущих и колющих предметов

Кафедра судебной медицины (зав. — проф. А.И. Законов) Горьковского медицинского института имени С.М. Кирова

Поступила в редакцию 10/I 1963 г.

ссылка на эту страницу

Ранее мы указывали1 на необходимость цитологических исследований при колотых и колото-резаных ранениях, когда в соскобах с поверхности использованного орудия могут быть найдены клеточные элементы поврежденных тканей и органов тела. Выявление их в сочетании с другими экспертными данными является важным обстоятельством при идентификации ранящего оружия.

При дальнейшей разработке этого вопроса мы обратили внимание,, что на ножах и других ранящих предметах нередко остаются волокна поврежденной одежды, так же как при ранениях частей тела, покрытых волосами, — отдельные волоски. Из специальной литературы и экспертной практики хорошо известно о возможности обнаружения волос на различных орудиях. Что же касается волокон одежды, то по этому поводу мы нашли лишь краткое указание у Гофмана (Hofmann), который приводит 2 случая Тейлора (Taylor). В современной специальной литературе этот вопрос не получил отражения, и в экспертной практике в настоящее время подобные исследования, если и проводятся, то далеко не так часто, как это могло быть.

В экспериментах и на практическом материале мы установили, что волокна поврежденной одежды хорошо сохраняются среди засохшей крови и жира на поверхности клинка ножа, особенно в его мелких зазубринах и углублениях. Обнаружить их невооруженным глазом трудно, однако они легко выявляются при непосредственной микроскопии объекта с помощью стереоскопического или телескопического микроскопа. Найденные волоконца или волоски мы снимали под микроскопом препаровальной иглой или тонким пинцетом и исследовали по общим правилам экспертизы волос и волокон, обязательно сопоставляя их с контрольными образцами. При этом обращали внимание на строение волокон (материал), толщину, цвет и другие особенности. В неясных случаях использовали микрохимические реакции на хлопок, шерсть, шелк и т. д.

Контрольные волокна, разумеется, должны представлять все слои тканей поврежденной одежды. Из предметов, изготовленных из набивных и пестротканых материалов, окрашенных в разные цвета, мы готовили несколько образцов в зависимости от расположения повреждений и, следовательно, рассечения волокон определенного цвета.

Иногда при непосредственной микроскопии не обнаруживали прилипших к орудию волокон. В таких случаях их нередко выявляли при детальном микроскопическом исследовании соскобов на предметных стеклах, особенно после растворения корочек крови в физиологическом растворе или воде.

О значении полученных данных свидетельствуют примеры из нашей практики.

Случай 1. У подозреваемого изъят кинжал, на клинке которого невооруженным глазом видны разлитые буро-красные пятна, похожие на кровь. Под стереомикроскопом в углублениях фабричной гравировки и в разных местах на лезвии обнаружено много мелких волоконец или волосков. При их исследовании обнаружены шерстяные (двух видов), хлопковые, льняные и искусственные волокна, по строению, цвету и толщине совпадающие с волокнами одежды покойного, а именно: шерстяные одного вида — с драпом пальто, шерстяные второго вида — со свитером, льняные — с бортовой тканью пальто, хлопковые и искусственные — с рубашкой. В пятнах на кинжале обнаружена кровь человека, одинаковая по группе с кровью покойного. Особенности повреждений на теле и одежде не исключали возможности нанесения их кинжалом, представленным на экспертизу. Это обстоятельство и тот факт, что волокна на клинке составляли комплекс, характерный для одежды покойного, явились основанием для вывода о причинении повреждения изъятым кинжалом.

Случай 2. На клинке ножа под стереомикроскопом обнаружены многочисленные волоконца, расположенные группами. Среди них оказались пушковые волосы человека, шерстяные и искусственные волокна, аналогичные волокнам ткани брюк потерпевшего, хлопковые волокна трех видов, одинаковые с волокнами набивной хлопчатобумажной рубашки. Особенности повреждений на одежде потерпевшего не исключали возможности их причинения ножом, представленным на экспертизу. Рана кожи подвергалась хирургической обработке, и записи в истории болезни не давали оснований для определенных выводов. На ноже обнаружена также кровь человека, групповая принадлежность которой не установлена из-за малого количества. Несмотря на недостаточные сведения морфологического порядка, по результатам исследования волос и волокон, снятых с клинка ножа, с учетом характера повреждений одежды было высказано суждение о причинении ранения данным ножом.

Случай 3. Нанесены множественные колото-резаные ранения через овчинный полушубок и рубашку из набивного репса. Исследование волос и волокон, обнаруженных на клинке ножа, показало, что волосы являются овечьими, а волокна — хлопковыми и искусственными. По строению, толщине и характерной пестрой окраске волокна полностью совпадали с контрольными образцами из рубашки. Сочетание волос и волокон, свойственное данной одежде, в совокупности с характером повреждений на теле и одежде явились основанием для вывода о нанесении их указанным ножом.

Эти и многие другие примеры из нашей практики убеждают в ценности таких исследований. Значение исследования волос и волокон особенно возрастает при отсутствии или очень малом количестве крови на орудии. При экспертизе колото-резаных и колотых повреждений, нанесенных через одежду, попытка обнаружения волокон одежды на ранящем орудии вполне целесообразна. Во всех случаях ранения волосистой части тела исследование волос также необходимо.

Однако для проведения экспертиз необходимо прежде всего внести существенные изменения в установившуюся практику лабораторного исследования наложений на колюще-режущих и колющих предметах.

Обычно следователь направляет орудие преступления в лабораторию для экспертизы пятен, подозрительных на кровь. Если при предварительном осмотре на объекте обнаружены волосы, назначается исследование их.

Судебный медик редко выходит за пределы вопросов постановления, поэтому после визуального осмотра объектов он, не заботясь о судьбе возможно прилипших к орудию волокон или невидимых невооруженным глазом волосков, соскабливает и исследует пятна, подозрительные на кровь. При этом волокна и волоски, а также клеточные элементы, разумеется, теряются.

Хотя в соответствии с §2 «Правил судебномедицинской экспертизы вещественных доказательств» (1957) волокна (кроме волос) являются объектами криминалистической экспертизы, исследование мельчайших волоконец, обнаруженных среди элементов крови на повреждающем орудии, практически невозможно выделить в самостоятельную криминалистическую экспертизу. Поэтому мы считаем, что анализы на кровь, волокна одежды и в соответствующих случаях на волосы на колющих и колюще-режущих предметах, так же как и цитологическую диагностику, нельзя разрывать на отдельные, не связанные друг с другом исследования, выполняемые разными специалистами. Они должны составлять единую комплексную судебномедицинскую экспертизу пятен и наложений на поверхности орудия. Такие исследования в основном должны выполнять судебные медики-эксперты по исследованию вещественных доказательств; однако иногда целесообразно привлечь специалистов и других профилей (криминалиста, химика, гистолога). Соответственно этому с учетом особенностей конкретных случаев должны составляться и постановления следователей.

Большую помощь эксперту может оказать непосредственная микроскопия объектов с использованием стереоскопического, телескопического или даже обычного биологического микроскопа. При этом можно легко обнаружить и собрать невидимые невооруженным глазом мельчайшие волоконца или волоски, а также засохшие кусочки поврежденных тканей.

Только после тщательного осмотра поверхности исследуемого объекта можно соскабливать пятна и корочки. Однако прежде чем подвергнуть их анализу на кровь, следует попытаться под микроскопом выявить в них незамеченные волоконца и волоски. При достаточно большом соскобе из части его можно приготовить мазки для цитологического исследования.

Обязательным условием является исследование контрольных образцов тканей всех предметов одежды по ходу раневого канала, без которого нельзя, оценить результаты исследования волокон, найденных на поверхности орудия. Нужные образцы следователь должен направить в лабораторию, как это делается при назначении исследования крови или волос.

И, наконец, для правильной оценки результатов экспертизы необходимо исключить возможность случайного загрязнения поверхности орудия экспертом проводящим исследование, и следователем, изымаю щим объекты. Особое внимание нужно обратить на упаковку, которая, с одной стороны, должна обеспечить сохранение прилипших к поверхности волокон и волос, а с другой — не должна служить источником их случайного попадания. Для этой цели нельзя использовать бумагу, особенно цветную и оберточную, картон, фанеру, марлю и другие материалы с легко отделяющимися волокнами. В нашей практике имели место случаи, когда на поверхности ножей обнаруживались подобные наслоения.

Ножи и другие объекты можно помещать в целлофан, мешочки из полиэтилена, завертывать в кальку, тонкую клеенку или резину. Только при соблюдении всех отмеченных требований экспертиза может быть максимально успешной.

Выводы

  1. При нанесении колото-резаных и колотых ранений на орудии могут остаться волокна поврежденной одежды, а при ранениях волосистых частей тела — отдельные волоски.

    Обнаружение волос и волокон и сопоставление их с соответствующими образцами может дать важные дополнительные сведения для разрешения вопроса о конкретном орудии травмы.

  2. Целесообразность исследований повреждающих орудий на волокна одежды, волосы и клеточные элементы поврежденных тканей тела и практическая значимость получаемых результатов убеждают в необходимости пересмотреть существующую практику судебномедицинской экспертизы пятен на поверхности колюще-режущих и колющих предметов и не ограничивать ее только анализом на кровь.
  3. Исследования на кровь, волокна одежды и волосы, так же как и цитологическую диагностику, необходимо объединить в единую комплексную судебномедицинскую экспертизу пятен и наложений на поверхности колющих и колюще-режущих предметов.
  4. Большую помощь эксперту может оказать непосредственная микроскопия поверхности объектов, при которой легко выделяются мельчайшие волоконца и волоски.

    Для правильной оценки результатов экспертизы важно исключить возможность случайного попадания волокон и волосков на объект в процессе исследования или при упаковке и пересылке.

 

1 Тезисы докладов к XI расширенной конференции Ленинградского отделения Всесоюзного научного общества судебных медиков и криминалистов и научной сессии Института судебной медицины Министерства здравоохранения СССР 27—30/V 1961 г. Ленинград, 1961, стр. 130. Сборник трудов IV Всесоюзной конференции судебных медиков. Рига, 1962, стр. 429.

похожие статьи

К оценке возможности нанесения себе нескольких смертельных повреждений самим пострадавшим / Назаров Ю.В., Исаков В.Д., Караваев В.М. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2018. — №5. — С. 44-46.

А.П. Загрядская. Определение орудия травмы при судебно-медицинском исследовании колото-резаного ранения. Библиотека практического врача. 1968, 152 с., 42 рис. Цена 55 коп. Изд-во «Медицина». М. / Левченков Б.Д. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №4. — С. 54-55.

О медико-криминалистическом исследовании колото-резаных повреждений биологических тканей / Иванов И.Н. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 89-90.

К вопросу об идентификации повреждений, нанесенными колюще-режущими орудиями / Скребнев А.В., Тучик Е.С. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 88-89.

Установление параметров орудия травмы при исследовании вещественных доказательств / Цай В.А., Галицкий Ф.А., Волох Д.Ю. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 87-88.

больше материалов в каталогах

Повреждения колюще-режущими предметами