В.А. Балякин. Токсикология и экспертиза алкогольного опьянения. Медгиз. М., 1962. 195 стр. Тираж 3000 экз.

/ Гринберг А.И. Бокариус В.И.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1963 — №3. — С. 59-61.

Гринберг А.И., Бокариус В.И. В.А. Балякин. Токсикология и экспертиза алкогольного опьянения. Медгиз. М., 1962. 195 стр. Тираж 3000 экз.
ссылка на эту страницу

Книга В.А. Балякина содержит два основных раздела: 1) патологическая физиология, фармакодинамика и токсикология острого алкогольного опьянения и 2) диагностика и врачебная экспертиза острого алкогольного опьянения. Автор использовал многочисленные литературные источники. Библиографический указатель, насчитывающий более 400 названий, безусловно, также имеет определенную познавательную ценность. Как указано в предисловии, указатель не полностью исчерпывает имевшийся в распоряжении автора материал. Однако фамилии авторов, упомянутые в тексте, и их работы должны фигурировать и в библиографии. Это не сделано в отношении ряда авторов (Н.П. Кравков, О. Прокоп ( Б.М. Минелга, М.П. Николаев, А.В. Степанов и др.).

Конечно, ограниченный объем книги не дал автору возможности осветить с достаточной полнотой многочисленные вопросы, относящиеся кпроблемам токсикологии алкоголя, диагностики и экспертизы опьянения.

К сожалению, в книге нет организационно-методических основ экспертизы алкогольного опьянения, данных о практике этой экспертизы, критики существующего положения, которое привело к опубликованию в «Медицинском работнике» (22 августа 1958 г.) статьи «Это не наше дело» о недостатках в организации определения алкогольного опьянения в одном из крупных центров.

Исследования трупов лиц в связи с алкогольной интоксикацией выполняют судебномедицинские эксперты с учетом всех данных судебномедицинских, дополнительных исследований и предварительных сведений. В то же время медицинское освидетельствование живых лиц для установления алкогольного опьянения производят в соответствии с действующей инструкцией врачи различных специальностей. Поэтому а работу, посвященную экспертизе алкогольного опьянения, следовало включить специальный раздел об общей методике экспертизы.

Большое внимание уделено химическим методам исследования. Методы количественного определения алкоголя в крови, сыгравшие решающую роль в прогрессе научных знаний в области токсикологии, патологической физиологии алкоголя, в последние годы нашли широкое и все возрастающее применение в повседневной практической работе судебномедицинской экспертизы. По-видимому, считая, что методы клинических исследований в значительной мере известны практическому врачу, автор подробнее остановился на том разделе, который мало знаком медикам и относительно нов. Естественно, этот раздел изложен с точки зрения интересов врача-эксперта. Много места в книге уделено вопросам оценки и использования результатов, полученных при количественных определениях алкоголя, — теме, в настоящее время особенно актуальной для судебномедицинского эксперта. Автор предлагает сводную ориентировочную схему, связывающую концентрацию алкоголя в крови с проявлениями его влияния. Эта схема, составленная в результате критического анализа литературного материала, отражает в известной мере и личный опыт автора-эксперта и исследователя.

В книге отражены многочисленные исследования и наблюдения автора (на живых лицах и на трупном материале) — большая, имеющая научное значение работа, в которой В.А. Балякин использовал лабораторные (химические) методы анализа. Для характеристики объема проделанных лабораторных исследований достаточно назвать число параллельных анализов крови и мочи: по одному варианту — 538, по другому — 471.

Автор приводит результаты своих экспериментов, проведенных для уточнения величины снижения концентрации алкоголя в крови (величины β60 ), данные, полученные на практическом материале экспертиз, о соотношении концентраций алкоголя в крови, ликворе из желудочков мозга, мышцах, желчи, слюне, паренхиме яичек и др. Заметим, что данные собственных исследований следовало выделить хотя бы подзаголовками.

В целом очень ценная и интересная книга В.А. Балякина не лишена недочетов. В первую очередь следует сказать о недостаточно четком ее построении. Вопрос об эндогенном, физиологическом алкоголе, который следовало осветить в первом разделе книги, рассматривается почти в конце (при разборе источников ошибок). Сведения о роли состояния опьянения в этиологии преступности, несчастных случаев даны в параграфе под заголовком «Химические исследования в диагностике острого алкогольного опьянения». Во втором же разделе читатель-врач не найдет сколько-нибудь систематического' изложения диагностики.

Неоправданно мало места уделено вопросам клинической диагностики опьянения, хотя автор подчеркивает, что «прежде всего, собственно, следует учитывать данные клинического обследования». Высказанное автором положение «для установления степени опьянения на первый план выступают клинические данные» — бесспорно, однако четкого представления о том, как проводить клиническое обследование, как расценивать клинические данные, к сожалению, после прочтения книги составить нельзя. Важнейшая тема — методика установления степени опьянения в условиях поликлиники, заводской медико-санитарной части, здравпункта — осталась по сути дела неосвещенной.

Работники судебномедицинских, клинических лабораторий будут благодарны автору за особое внимание к химическим методам исследования. Они описаны довольно широко, правда, не всегда точно и ясно. Конечно, химик заметит много мелких недочетов изложения, большей частью редакционных.

Не совсем ясны соображения, по которым автор из очень большого числа зарегистрированных в мировой литературе публикаций методов количественного определения алкоголя (их число уже превысило 200) выбрал именно те, которые он упоминает, причем в один ряд попали и внедренные в практику, и «вышедшие в отставку», и оставшиеся незамеченными, вроде особенно рекомендуемого, но неудачно описанного В.А. Балякиным метода Мелиссиноса и Труффера. Принципы чрезвычайно перспективного, по оценке В.А. Балякина, ферментативного метода изложены недостаточно ясно, и в двух соседних абзацах на стр. 142 имеются противоречивые формулировки: «определяется не алкоголь, а восстановленный дифосфопиридиннуклеотид»; «алкоголь определяется спектрометрическим путем».

Говоря о ферментативном методе, В.А. Балякин впервые более определенно отмечает реальность новообразования алкоголя в биологическом материале. На остальных страницах книги он широко пользуется старым представлением о неких «редуцирующих веществах», «редуцирующих субстанциях». Кстати сказать, «редуцирующие вещества» способны в окислительно-восстановительных реакциях восстанавливать тот же реактив-окислитель, по изменению которого судят о количестве алкоголя, вступившего с ним во взаимодействие. Эти «редуцирующие вещества» могут «симулировать» (тоже неудачный термин: симуляция—целенаправленное действие живого существа) алкоголь при применении определенной категории методов анализа (оксидиметрических) и то не всегда и не в одинаковой мере. Нельзя говорить о том, что источником ошибок при иных методах, в которых окислители не применяются, скажем, при нитритном методе, могут быть «редуцирующие вещества». Здесь не может быть речи и о каком-то «редукционном числе».

Некоторая несистематичность изложения (пример тому — раздельное изложение принципов метода Видмарка на стр. 128 и 131) не всегда дает возможность читателю представить себе в целостном виде современное состояние знаний по той или иной проблеме. Между тем проблема новообразования и расщепления алкоголя в биологическом материале имеет не только теоретическое значение: она чрезвычайно важна для экспертной практики.

Позиция автора, который на стр. 142 отмечает, что применение ферментативного метода определения алкоголя «убедительно подтверждает возможность его новообразования» в процессах гниения, а на стр. 151 утверждает, что «нарастание гнилостных процессов в трупе приводит к повышению уровня летучих редуцирующих веществ, симулирующих алкоголь», может лишь запутать некоторых читателей. Следовало дать более ясное и четкое представление о том, что в процессе посмертных изменений биологического, материала (и не только посмертных, не только в трупе — в той же крови, изъятой у живого лица) при сочетании ряда факторов могут происходить и новообразование этилового алкоголя, и его расщепление, окисление.

Наряду с этиловым алкоголем могут образоваться иные вещества, которые в зависимости от особенностей применяемого аналитического метода могут обусловить получение результатов анализа, не отражающих истинное содержание алкоголя. Приводимые в книге данные Шверда и Гархаммера о возможности образования (при гниении телячьей и свиной крови) летучих «редуцирующих веществ», соответствующих в пересчете на алкоголь концентрации 4,28‰, следовало сопоставить с результатами экспериментов Редецкого, Иоханнсмейера и Дотцауэра (1952). Они на ином материале (трупы людей, трупная кровь), пользуясь параллельно методом Видмарка и ферментативным методом, во-первых, не получили ни в одном случае столь высоких цифр, а, во-вторых, показали зависимость результатов от метода анализа. Самому высшему значению концентрации алкоголя (в сердечной сумке), определенному по методу Видмарка (3,38‰), соответствовало установленное ферментативным методом содержание 0,1‰; в трупной крови, хранившейся в термостате 24 дня даже и по методу Видмарка, не было повышения концентрации больше чем на 0,5‰.

Следует отметить, что в книге имеются неудачные формулировки, которые могут привести читателя к ошибочным выводам «Концентрация алкоголя в крови 1,5‰ во многих странах принимается как граница абсолютной невозможности вождения автотранспорта» (стр. 95). В некоторых странах такая граница, такой «лимит» действительно принят в официальном или полуофициальном порядке, но только как граница недопустимости вождения, как граница доказательности состояния опьянения. Например, в США концентрация алкоголя, превышающая 1,5‰, принимается зз доказательство состояния опьянения водителя.

«Кривая содержания в мозговой ткани лежит выше, чем в крови». Такой кривой еще никто не составил, по-видимому, ввиду отсутствия способа прижизненного отбора ряда последовательных (во времени) проб головного мозга, хотя бы v лабораторных животных. Тезис же об особой способности мозговой ткани адсорбировать алкоголь остается в стадии предположения, не подтвержденного опытными данными. В тех же рекомендуемых по списку литературы монографиях Зейферта и Эльбеля — Шлейера можно, как и в большом ряде экспериментальных работ, найти сведения, противоречащие этому убеждению.

На стр. 541 имеется указание о том, что выделение и окисление метилового алкоголя «происходит в 2,33 раза медленней, чем этилового алкоголя». Автор не уточняет, что такой вывод сделан Зейфертом на основании экспериментов с 2 кроликами и что по другим сведениям скорость окисления метилового алкоголя равна : /5 —'До скорости окисления этилового алкоголя.

Литература по вопросам токсикологии этилового алкоголя и экспертизы опьянения чрезвычайно богата, но преимущественно публикациями в- специальных, не всегда доступных журналах. Давно ощущалась потребность в систематизации и критическом обзоре обширнейшего материала, обзора разрозненных и часто противоречивых экспериментальных данных и теоретических обобщений. Необходимость в таком монографическом издании испытывали и испытывают врачи-клиницисты, судебные медики, судебные химики, работники органов суда и следствия, милиции, адвокатуры. Книга В.А. Балякина заинтересует широкий круг читателей и в связи с этим приходится высказать сожаление, что она издана весьма скромным тиражом.

похожие статьи

Изучение комбинированного применения алкоголя, наркотических и сильнодействующих веществ с целью потенцирования клинических эффектов / Павлова А.З., Ларев З.В., Калёкин Р.А., Орлова А.М. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 235-237.

Морфологическая характеристика хронической диффузной алкогольной энцефалопатии / Богомолов Д.В., Денисова О.П., Збруева Ю.В., Джуваляков П.Г. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 50-53.

Критерии диагностики хронической алкогольной интоксикации при судебно-медицинском исследовании лиц, погибших внезапно / Конев В.П., Голошубина В.В., Московский С.Н., Богза М.В., Сорокина В.В., Абубакирова Д.Е. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №3. — С. 47-50.

Экспериментальная и секционно-морфологическая характеристика хронического воздействия алкоголя на яички / Уланов В.С. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2017. — №4. — С. 12-13.

Морфология яичек в условиях экспериментальной острой и хронической алкогольной интоксикации / Уланов В.С. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2016. — №5. — С. 25-27.