К диагностике прижизненного и посмертного происхождения странгуляционной борозды при повешении

/ Сотникова Л.Л.  — 1956.

К диагностике прижизненного и посмертного происхождения странгуляционной борозды при повешении / Л.Л. Сотникова // Сборник научных работ по судебной медицине и криминалистике, посвященный памяти засл. проф. Н.С. Бокариус. — Харьков, 1956.

Л.Л. Сотникова, доцент

Кафедра судебной медицины Харьковского медицинского института

ссылка на эту страницу

В практической работе судебномедицинских экспертов из всех видов арфиксии наиболее часто встречается повешение. По роду смерти повешение чаще — самоубийство, но может быть убийством, несчастным случаем, а иногда петлю надевают на шею уже трупа с целью симуляции самоповешения.

С давних пор странгуляционной борозде уделяли большое внимание. В ней искали разрешения основного вопроса — о прижизненном или посмертном ее происхождении. До 1868 года большое значение придавалось макроскопическому исследованию странгуляционной борозды. В литературе того времени существовали две точки зрения: одни авторы считали, что наличие кровоподтечной странгуляционной борозды свидетельствует о прижизненном ее происхождении, другие — подвергали сомнению эти высказывания, отмечая, что кровоизлияния в борозде вообще очень редко встречаются, а синевато-красный или темно-синий цвет ее — явления трупные, т. е. ставилось под большое сомнение значение данных макроскопического исследования странгуляционной борозды.

О значении макроскопического исследования странгуляционной борозды имеются высказывания и в литературе более позднего . времени. Так, А. Д. Гусев («Основы» — 1938) отмечает: «Макроскопический осмотр кожи в области наиболее резко выраженной части странгуляционной борозды обычно производится таким образом: кожа отсепаровывается без подкожной клетчатки и зажимается между двумя стеклами, а затем при рассматривании на свет отмечают, есть ли кровоизлияния на ней. Но надо сказать, что с одной стороны, кровоизлияния могут быть и при повешении трупа, а с другой стороны, их может не быть даже и при несомненно прижизненном повешении». В руководстве М. И. Авдеева (1953) написано: «На прижизненное происхождение странгуляционной борозды могут указывать некоторые признаки. Например, по краям борозды иногда возникают мелкие кровоизлияния. Если борозда двойная, образовалась от сдавления шеи двойной петлей, то нередко между двумя ходами петли ущемляются валики кожи. Ущемление сопровождается очень часто появлением мелких кровоизлияний на вершине валика, которые тоже подтверждают, прижизненное происхождение борозды. Иногда на фоне плотной странгуляционной борозды можно видеть расширенные кровеносные сосуды с отдельными мелкими кровоизлияниями, что. тоже может указывать на прижизненное происхождение борозды...»

Предложенное в 1868 году И. И. Нейдингом микроскопическое исследование странгуляционной борозды явилось значительным вкладом в судебномедицинскую науку и вызвало появление многочисленных проверочных работ у нас и за границей. И. И. Нейдинг нашел, что в большинстве случаев прижизненного повешения в странгуляционной борозде и в ближайшей ее окружности усматриваются экстравазаты и микроскопическая гиперемия в коже и подкожной клетчатке.

Не считая возможным приводить здесь всю довольно многочисленную литературу о признаках прижизненного и посмертного происхождения странгуляционной борозды (Бремме, П. М. Петров, В. Мержеевский, Ивановский, И. Беседкин и др.), мы остановимся только на наиболее полной работе, суммирующей и охватывающей большой материал, принадлежащей перу Н. С. Бокариус, который в своих выводах указывал, что . несомненными признаками прижизненной странгуляционной, борозды при повешении являются активная гиперемия и кровоизлияния. Экстравазаты не представляют собой постоянные прижизненные явления в странгуляционной борозде, почему отсутствие их в последней не отрицает прижизненности борозды. Говоря о характере прижизненных и посмертных экстравазатов, автор соглашается с данными В. К. Анрепа и Н. А. Оболонского о том, что в прижизненных бороздах имеет место Выхождение большого количества эритроцитов, распространяющихся по всем направлениям от кровеносного сосуда и на значительном расстоянии от него, между тканевыми элементами, рассеянными большими или меньшими кучками, чего не наблюдается, в посмертных бороздах.

Посмертная странгуляционная борозда, по мнению Н. С. Бокариус, характеризуется отсутствием гиперемии и экстравазатов с признаками прижизненного их происхождения.

Кроме указанных выше признаков, различными авторами были предложены другие, которые по их мнению, тоже являются характерными для прижизненных повреждений. Так, М. М. Руднев и затем Н. Протасов придавали большое значение нахождению артериальных тромбов. Н. Капацинский наблюдал мутное набухание клеток мальпигиева слоя. В 1935 году Ф. Оршош предложил учитывать, .как признак прижизненного повреждения тканей эмульгирование жира, он же указывал на возможность использования метахроматической окраски повреждений ткани, применив для этого окраску по Маллори.

Более подробно мы остановимся на очень интересной работе Н.А. Митяевой (1949) о морфологической диагностике прижизненных и посмертных странгуляционных борозд. Основываясь на том, что прижизненные странгуляционные борозды резко отличаются от посмертных в тинкториальном направлении при применении различных окрасок, автор произвела дополнительное окрашивание гистологических срезов странгуляционных борозд квасцовым кармином, пикрокармином, пикрокармин-индигокармином и другими ядерными окрасками.

По полученным результатам микроскопической картины весь материал ею был разделен на две группы по состоянию волокнистого вещества:

  • 1) Случаи, в которых волокнистое вещество окрашивается ядерными красками,— прижизненные странгуляционные борозды.
  • 2) Случаи, в которых волокнистое вещество не воспринимает основные краски, — посмертные странгуляционные борозды.

Говоря об исследовании прижизненных странгуляционных борозд, Н. А. Митяева пишет: «предложенная впервые нашей лабораторией окраска пикрокармин-индигокармином дала положительный результат — волокнистое вещество в области дна странгуляционной борозды во всех случаях окрасилось метахроматически в лазоревый цвет, эпидермальный покров и сальные железы в районе борозды — в зеленый, в то время как вне борозды волокнистое вещество имело фиолетовый оттенок, эпидермис и железы — красновато-бурый.... При окраске квасцовым кармином соединительная ткань на месте странгуляционной борозды имеет розовый цвет...». В посмертных бороздах волокнистое вещество ядерные окраски не воспринимало.

Целью нашей работы было, с одной стороны, проверить насколько эффективен применяемый еще и до настоящего времени метод макроскопического исследования странгуляционной борозды в проходящем свете и, с другой — проверить эффективность предложенного Н. А. Митяевой метода окраски странгуляционной борозды квасцовым кармином, пикрокармином и пикрокармин- индигокармином.

Для выполнения нашей работы мы изучили акты судебноме- дицинских вскрытий трупов лиц, умерших в результате повешения; в 27 случаях произвели гистологическое исследование кусочков из различных участков странгуляционных борозд. Окрашивание. срезов производили гематоксилин-эозином, по ван- Гизон, и в 8 случаях были применены пикрокармин-индигокар- мин, квасцовый кармин и пикро-кармин. В 4 случаях нами было произведено экспериментальное повешение трупов лиц, погибших, от других причин, с последующим, гистологическим исследованием срезов странгуляционных борозд с применением указанных выше окрасок.

Повешение трупов производилось с помощью веревочной петли. Трупы висели, от 2 часов до суток, и сразу по снятий их с петли странгуляционная борозда подвергалась исследованию.

При анализе актов судебномедицинских исследований трупов лиц, умерших в результате повешения, и вскрытых в Харьковском судебномедицинском морге, оказалось, что в большом проценте случаев судебномедицинскими экспертами производилось только макроскопическое исследование странгуляционной борозды в проходящем свете. При осмотре борозд были обнаружены ясно выраженные групповые точечные кровоизлияния и расширенные сосуды, это последнее и учитывалось судебномедицинскими экспертами при даче заключений о прижизненности странгуляционных борозд, наряду с другими данными вскрытия.

При осмотре странгуляционных борозд у экспериментально повешенных трупов только в одном случае (из четырех) были обнаружены групповые точечные кровоизлияния в промежуточном валике. Борозда на трупе в этом случае имела значительную плотность, два дна, один промежуточный валик и два краевых. Б остальных трех случаях кровоизлияний и расширенных сосудов в борозде обнаружено не было.

Для гистологического исследования вырезались кусочки из различных отделов странгуляционных борозд, но всегда вне трупных пятен.

По результатам гистологического исследования срезов борозд, заведомо прижизненных, мы наши случаи разделили на три группы:

В состав первой группы мы отнесли те случаи (6), где явления гиперемии и экстравазатов были наиболее ярко выражены (в области дна борозды или валиков), со значительным по количеству и далеким прониканием эритроцитов в различные слои кожи, а иногда и во все слои кожи и подкожно-жировую клетчатку.

Ко второй группе отнесены были те случаи, где экстравазатов не наблюдалось, но отмечалась значительная гиперемия в области валиков (одного или обоих), что имело место в 18 случаях.

В третью группу мы отнесли три случая, где, не было обнаружено ни экстравазатов, ни гиперемии.

Как было указано выше, в 8 случаях прижизненных борозд была произведена дополнительная окраска срезов пикрокармин- индигокармином, из них к 5 получилась очень яркая и исключительно красивая окраска тканей: соединительнотканные волокна сосочкового и ретикулярного слоев в области борозды приняли голубой цвет, который переходил в красно-фиолетовый вне борозды. Эпителий в борозде, как правило, имел зеленый цвет (иногда с синеватым оттенком), вне борозды эпителий резко менял свою окраску — на буро-фиолетовый и фиолетовый. Железы, эритроциты и мышцы в борозде окрашены были в зеле- ный цвет, вне борозды железы принимали буровато фиолетовую окраску. В остальных трех случаях окрашивание было менее интенсивным, но разница в цвете области борозды и вне ее оставалась заметной.

При окраске срезов пикрокармином волокнистое вещество приняло в борозде ясно розовую окраску с лиловатым оттенком, железы и эпителий окрасились в буровато-красный цвет, а мышцы в бледно-коричневый. И при окрашивании срезов квасцовым кармином волокнистое вещество имело интенсивно розово-лиловую окраску.

При просмотре гистологических срезов кусочков странгуляционных борозд от трупов, экспериментально повешенных, в трех случаях (из 4) не было обнаружено активной гиперемии и экстравазатов. Лишь только в одном случае (где повешенный труп был очень тучным, с явлениями резкого цианоза, находился в петле в течение суток, не касаясь ногами пола, и где в странгуляционной борозде макроскопически были видны кровоизлияния) было обнаружено переполнение сосудов кровью, с выхождением эритроцитов и скоплением их в клетчатке вокруг сосудов. Однако далекого проникания эритроцитов не было.

При окрашивании этих срезов пикрокармин-индигокармином во всех 4 случаях волокнистое вещество в борозде и вне ее не давало той красивой картины с резкой границей, какая была в прижизненных бороздах, а приняло всюду бледно-фиолетовый цвет. Эпителий в борозде имел зеленоватую (местами синева- тую) окраску, вне ее, как и железы, — буро-фиолетовый цвет. Эритроциты и мышцы окрашены были в зеленый цвет, местами с синеватыми участками.

При окраске срезов квасцовым кармином волокнистое вещество сосочкового и ретикулярного слоев в одних препаратах совершенно не окрасилось, а в других — приняло очень бледную розовато-лиловую окраску.

При окраске пикрокармином волокнистое вещество сосочкового и ретикулярного слоев окрасилось в желтовато-зеленый цвет.

На основании результатов наших исследований мы считаем возможным сделать следующие выводы:

  • 1) Надо полностью согласиться с мнением Н. С. Бокариус и ряда других авторов, что наличие экстравазатов в виде большого рассеивания в тканях эритроцитов является, безусловно, признаком прижизненного наложения петли на шею при условии, что борозда находилась вне трупных пятен. К сожалению, экстравазаты редко встречаются (по нашим данным, в 6 случаях из 27).
  • 2) Наличие активной гиперемии является наиболее часто встречающимся признаком — характерным для установления прижизненности борозды (по нашим данным в 18 случаях из 27).
  • 3) Необходимо, особенно и сомнительных случаях, производить дополнительное окрашивание странгуляционной борозды пикрокармин-индигокармином и пикрокармином, так как это окрашивание дает хорошие результаты.
  • 4) Употребляющееся еще макроскопическое исследование странгуляционной борозды в проходящем свете не может быть признано достоверным без гистологического исследования, так как групповые точечные кровоизлияния могут быть как в прижизненной, так и в посмертной борозде. Однако можно отметить, что во всех случаях прижизненного наложения петли на шею, где макроскопически были хорошо видны кровоизлияния в борозде, прижизненность подтверждалась и гистологическим исследованием.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Анреп В.К. и Оболонский Н.А. — Материалы для судебно» медицинской диагностики. Сб. работ произв. в лаборатории проф. Анрепа, вып. I, Харьков, 1885.
  2. Беседкин М. — К учению о признаках прижизненного происхождения странгуляционной: бороздки и ссадин на трупе, Дисс., Москва, 1884.
  3. Блум Г. — К вопросу различимости прижизненных и посмертных изменений тканей на примере странгуляционных борозд при смерти от повешения. Реф. №56 в Бюлл. расш. реф. по суд. мед. №4, 1938.
  4. Бокариус Н. С. — К диференциальной диагностике прижизненного и посмертного происхождения странгуляционной борозды при повешении. Веста, общ. гиг., суд. и практ. мед. 1902, сентябрь.
  5. Бремме — Диагностическое значение микроскопических экстравазатов в борозде от веревки у повешенных или удавленных. Арх. суд. мед. и общ. гиг. 1871, № 1.
  6. Вальхер К. — Медицинское и криминалистическое исследование при смерти от повешения, удавления петлей или руками. Реф. № 54 в Бюлл. расш. реф. по суд. мед. №4, 1938.
  7. Ивановский. — О странгуляционной борозде. Труды V съезда общ. русских врачей в память Пирогова. Петербург, 1894. (Цит. по Н. С. Бокариус).
  8. Капацинский Н. — К вопросу о трупных пятнах и диференциальной диагностике прижизненных и посмертных ссадин и странгуляционной бороздки. Дисс., Петербург, 1882.
  9. Мержеевский В. — К вопросу о причинах смерти при повешении. Вестн. суд. мед. и общ. гиг. 1882, т. II.
  10. Митяева Н. А. — Материалы к вопросу о морфологической диагностике прижизненных и посмертных странгуляционных борозд. Труды Гос. науч.— исслед. инст. суд. мед. Москва, 1949.
  11. Нейдинг И. И.— О диагностическом значении бороздки на шее при повешении и удавлении. Моск. мед. газета, 1868, №№40, 41 и 42.
  12. Оршош Ф. — Прижизненные реакции, и их судебномедицинское значение. Бюлл. расш. реф. по суд. мед. № 2, 1936.
  13. Петров П. М. — О прижизненных Явлениях в бороздке на шее при повешении и удавлении. Сб. соч. по суд. мед., суд. псих, и т. д. Петербург, .1872, т.. III
  14. Протасов Н.— Об отличии травматических прижизненных кровоподтеков от посмертных. Дисс. Петербург, 1888.
  15. Руднев М.М. — Практическое руководство к судебной медицине И. Л. Каспера. Приложение к I и II тому. Сб. соч. по суд. мед. и т. д; Петербург, 1873, ч, II (Танатологическая) отд. I — Исследование трупа.

похожие статьи

Роль иммуногистохимического исследования в установлении прижизненности и выраженности огнестрельных повреждений мягких тканей / Богомолов Д.В., Федулова М.В., Шай А.Н., Павлова А.З., Збруева Ю.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2018. — №6. — С. 46-47.

Морфологическая характеристика коры мозжечка при ожоговой травме / Морозов Ю.Е., Дорошева Ж.В., Горностаев Д.В., Колударова Е.М., Пиголкин Ю.И. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2018. — №4. — С. 24-27.

Установление прижизненности механической травмы по биохимическим показателям / Асташкина О.Г., Столярова Е.П., Полтарев С.В., Терешина Н.А. // Медицинская экспертиза и право. — 2010. — №3. — С. 43-45.

Сравнительная характеристика надпочечников при отравлении угарным газом и механической асфиксии при повешении / Алябьев Ф.В., Толмачева С.К., Сапега А.С., Сергеев А.П., Степанова В.С., Долбня А.Д., Возняк А.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2019. — №18. — С. 25-26.

Возможности применения логистического регрессионного анализа с целью вероятностного определения причины смерти / Алябьев Ф.В., Падеров Ю.М. // Медицинская экспертиза и право. — 2010. — №5. — С. 30-31.

Содержание гликогена в некоторых тканях трупов при смерти от странгуляционной механической асфиксии — повешении / Чистова Т.И. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №2. — С. 15-16.

больше материалов в каталогах

Прижизненность образования повреждений

Повешение