Диагностическое значение глюкозы и миоглобина при странгуляционной асфиксии

/ Чертовских А.А.  // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2013 — №13. — С. 203-205.

ссылка на эту страницу

Проблема доказательства странгуляционной асфиксии по-прежнему является актуальной задачей в судебной медицине, несмотря на многочисленные достижения и открытия в данной области [1, 2, 3]. Биохимические методы исследования для решения данной задачи все чаще используются судебно-медицинскими экспертами в повседневной практике, благодаря простоте методик в сочетании со значительной информативностью [4]. В то же время, нужно отметить недостаточность знаний о биохимических процессах, происходящих в организме человека непосредственно и в ближайшие часы после наступления смерти. Изучение биохимических сдвигов при различных видах смерти позволяет выявить определенные закономерности, качественные и количественные характеристики которых могут быть использованы в диагностических целях. Актуальным в этом плане является изучение содержания глюкозы и миоглобина в крови из регионарно различных сосудов и перикардиальной жидкости у повешенных с учетом их возраста и соматического статуса.

В этой связи в качестве биохимических параметров странгуляционной асфиксии нами исследовано содержание глюкозы и миоглобина у 33 повешенных, условно разделенных на две возрастные группы. Первую группу составили 19 повешенных от 18 до 49 лет включительно, вторую – 14 лиц старше 50 лет, считающихся клинически здоровыми, но в то же время имевшие в той или иной степени выраженности хроническую патологию сердечно-сосудистой и дыхательной систем. Исследовались взятые стерильным шприцем кровь из синусов твердой мозговой оболочки (СТМО), полостей сердца (ПС), бедренной вены (БВ) и перикардиальной жидкости (ПЖ). Результаты исследований представлены в таблицах 1 и 2.

Таблица 1

Показатели количественного содержания глюкозы (ммоль/л)

Сср* глюкозы

1 группа

2 группа

СТМО

2,45

0,857

ПС

8,82

10,33

БВ

7,12

3,74

ПЖ

8,27

5,10

* среднее значение

Таблица 2

Показатели количественного содержания миоглобина (нг/мл)

Сср* миоглобина

1 группа

2 группа

СТМО

50976

81085

ПС

720776

835257

БВ

505608

961874

ПЖ

971696

1306165

* среднее значение

Нами получены результаты, указывающие на отсутствие признаков «перемешивания» крови из различных отделов кровеносной системы, связанных с грубыми манипуляциями с трупом после снятия петли на месте происшествия и влияющих на изменение концентрации глюкозы, в отличие от литературных данных [4].

Практически во всех случаях концентрация глюкозы в крови из СТМО была в разы ниже, чем в крови из ПС, в ряде из них она практически не определялась (была равна 0) или ее содержание в СТМО было крайне незначительным (0,2–0,5 ммоль/л), при том что в ПС ее величины были зачастую крайне большими, с максимальным значением 24,6 ммоль/л. Наиболее интенсивно данная разница проявлялась у повешенных лиц пожилого возраста: средние показатели глюкозы в крови из СТМО и бедренной вены у «пожилых» значительно ниже, чем у «молодых», но в крови из ПС заметно выше.

Что же касается содержания миоглобина, то в обеих группах наблюдается повышение его средних величин в крови из ПС и БВ по отношению к СТМО.

Результаты проведенного исследования дают основание полагать, что обнаруженные сдвиги в усредненных показателях глюкозы смогут быть связаны с высоким ее поглощением тканями в условиях общей гипоксии, при этом у «пожилых» лиц вследствие низкого количества резервных углеводов в самих тканях энергосинтез в агональном периоде осуществлялся преимущественно за счет глюкозы крови. Подтверждением этому является высокая концентрация глюкозы в крови из ПС в обеих группах, которую можно считать за некую «исходную» величину, так как она еще не прошла больших массивов органов и тканей и отражает ту концентрацию, которую смог создать организм в условиях «острого стресса», как то асфиктический процесс. Вместе с тем, значимых отличий в концентрации глюкозы крови из СТМО и БВ между двумя группами не выявлено, что также можно объяснить вышеописанным процессом.

Это предположение подтверждают более высокие показатели концентрации миоглобина в крови у «пожилых» повешенных по сравнению с «молодыми», что может указывать на бурно протекающие процессы катаболизма в условиях общей гипоксии, сопровождающиеся разрушением мышечной ткани, на фоне низких запасов собственных резервных углеводов. При этом в крови из СТМО в обеих группах уровень миоглобина резко ниже по сравнению с кровью из ПС и БВ, что легко объяснимо незначительным процентным отношением мышечной ткани в области головы к массе головного мозга и другим ее тканям.

Интересные результаты нами получены при изучении концентрации глюкозы и миоглобина в ПЖ. Учитывая низкую скорость экскреции различных метаболитов в ПЖ, можно условно принять обнаруженную нами концентрацию глюкозы как исходную на момент начала осуществления повешения. При этом показатели глюкозы в группе «молодых» повешенных, значительно превышающие принятые нормы для живых лиц, косвенно могут свидетельствовать в пользу выраженной стрессовой ситуации на момент суицида. В группе «пожилых» повешенных усредненные показатели глюкозы в ПЖ не превышали верхнюю границу нормы глюкозы в крови, что может быть объяснено их стрессоустойчивостью, которая, тем не менее, все равно закончилась суицидом. Уровень миоглобина в ПЖ в первой группе значительно ниже, чем во второй, что подтверждает наши предположения о резком стимулировании катаболических процессов у «пожилых» в условиях общей гипоксии при малых запасах резервных углеводов, в данном случае в сердечной мышце.

Полученные нами результаты могут быть использованы в качестве дополнительных диагностических критериев при смерти пожилых лиц от странгуляционной асфиксии.

Список литературы:

  1. Молин, Ю. С. Судебно-медицинская экспертиза повешения: моногр. – СПб.: НПО «Мир и семья – 95», 1996. – 336 с. – 15 ил. – Библиогр.: 340 назв.
  2. Судебно-медицинская экспертиза механической асфиксии: рук. / В. И. Витер, Е. Ф. Газов, А. А. Матышев, Е. С. Мишин, Ю. А. Молин, В. Т. Севрюков, Л. В. Сибилева. – Л.: Медицина, 1993. – 219 с.
  3. Федоров, М. И. К вопросу о непосредственной причине смерти при повешении: автореф. дис. … канд. мед. наук. – М., 1954.
  4. Чвалун, А. В. Лабораторная диагностика прижизненный сдавлений шеи петлей // I Всесоюзный съезд судебных медиков: тез. докл. – Ставрополь, 1976. – С. 131–132.

похожие материалы в каталогах

Странгуляционная асфиксия

похожие статьи

Судебно-медицинская оценка некоторых признаков странгуляционной борозды при удавлении петлей / Мишин Е.С. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №2. — С. 12-13.

Возможности судебно-медицинской идентификации петель при смерти от странгуляционной асфиксии / Молин Ю.А., Самойлова Т.М. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №2. — С. 9-10.

Судебно-медицинская оценка странгуляционной асфиксии у трупов лиц пожилого возраста / Чертовских А.А. — 2015.

Посмертные изменения эластических структур в легочных сосудах и бронхах при травме головы и странгуляции / Богуславский В.Л. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1967. — №4. — С. 16-19.

Алгоритм установления прижизненности странгуляционной механической асфиксии / Богомолов Д.В., Збруева Ю.В., Семенов Г.Г., Денисова О.П. // Судебная медицина. — 2018. — №1. — С. 11-12.