А.М. Гамбург. Развитие судебно-медицинской науки и экспертизы. Киев, 1962, стр. 150.

/ Шершавкин С.В.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1964 — №3. — С. 57-58.

Шершавкин С.В. А.М. Гамбург. Развитие судебно-медицинской науки и экспертизы. Киев, 1962, стр. 150.

Проф. С.В. Шершавкин

УДК 340.6(048)

ссылка на эту страницу

Медицинские съезды и общества имеют большое значение для развития медицинских дисциплин. Однако их роль в развитии научной и практической судебной медицины не освещена. Монография В.А. Рожановского «Судебно-медицинская экспертиза в дореволюционной России и в СССР» (1927) содержит много ошибочных суждений о первых судебно-медицинских съездах в советский период.

А.М. Гамбург по существу впервые сделала серьезную попытку дать возможно полное освещение значения съездов и обществ в развитии судебно-медицинской экспертизы и судебной медицины в России и СССР. В первые годы становления советской власти многое не было опубликовано из-за переживаемых тогда трудностей. Материалы активного участника и строителя новых форм судебно-медицинской службы, каким является А.М. Гамбург, представляют особый интерес и имеют большую ценность для наших современников и будущих исследователей. Автор последовательно показывает сложную эволюцию русской судебно-медицинской мысли в различные исторические эпохи.

В главе «Вопросы организации судебно-медицинской экспертизы в Советском Союзе» хорошо и полно показан сложный и трудный путь становления судебно-медицинской службы в первые годы советской власти, поиски новых форм.

Отразить сложный и длинный путь исторического развития судебно-медицинской экспертизы и науки — задача нелегкая. Книга А.М. Гамбург потребовала многолетней кропотливой работы и в целом выполнена на высоком уровне. Однако в ней имеются и погрешности. С нашей точки зрения, монографию лучше было бы назвать «К истории русских судебно-медицинских съездов и конференций», что более точно отразило бы цели и задачи автора, поскольку в ней освещена только история судебно-медицинских съездов и конференций.

Судебно-медицинские вопросы ставили еще на съездах естествоиспытателей и врачей. Так, на I съезде (1868) Е.В. Пеликан сделал обстоятельный доклад «О значении судебной медицины в юриспруденции»; на II съезде (1870) выступил И.И. Нейдинг с докладом «Определение психического состояния самоубийц». Автор об этом ничего не пишет, а между тем эти доклады в то время имели большее значение и их следовало бы отметить.

Еще задолго до пироговских съездов в медицинских обществах губернских городов (Петербург, Москва, Казань, Рязань, Тула и др.) широко обсуждали различные вопросы судебно-медицинской теории и практики. В обществе врачей Казани по инициативе И.М. Гвоздева в 1871 г. было организовано судебно-медицинское отделение. Поводом для этого послужило частое обсуждение различных сложных случаев из судебно-медицинской практики.

Автор не раз указывает на плохое состояние судебно-медицинской службы до революции. Конечно, нет основания говорить о ее высокой организации до советской власти, но нельзя же игнорировать блестящие экспертизы И.В. Буяльского, Н.И. Пирогова, П. Нелюбина и др.

На стр. 30 автор пишет: «...существовало полное разобщение между кафедрами судебной медицины и практической судебно-медицинской экспертизой». Это не совсем так. Мы имеем много исторических фактов, указывающих на то, что сложные экспертизы проводили на кафедрах судебной медицины университетов (Москва, Петербург, Казань). Наконец, работники кафедр судебной медицины одновременно выполняли функции городовых врачей, проводивших медицинскую экспертизу. Так, доцент кафедры судебной медицины Харьковского университета Э.Ф. Беллин в течение 20 лет был городовым врачом, в Москве на этой должности был доцент кафедры судебной медицины Московского университета А.М. Беллин.

Касаясь доклада А.С. Сервичковского, автор разделяет его точку зрения о том, что судебно-медицинского эксперта нужно скорее рассматривать как научного исследователя. Здесь явный возврат к неправильным воззрениям.

Не совсем точно изложено мнение А.Ф. Кони по этому вопросу. Рассматривая экспертизу как самостоятельный вид судебного доказательства, он писал: «Конечно, его (судебного врача. — С.Ш.) заключение не может быть обязательным для суда и отнюдь не является предустановленным доказательством, не подлежащим проверке или критике». Это созвучно нашим современным воззрениям о юридической сущности экспертизы.

Вряд ли можно считать, как это делает автор, что проникающие повреждения грудной клетки по характеру течения болезненного процесса могут быть тяжкими и нетяжкими. Для клинициста это верно. С точки же зрения судебных медиков, их всегда нужно расценивать как тяжкие, опасные для жизни независимо от исхода. Это указано и в правилах по оценке тяжести телесных несмертельных повреждений.

В отношении установления обезображивания лица следует отметить, что красота — не медицинское понятие, а эстетическое. И врач не должен говорить, что данное повреждение обезображивает лицо, — это дело суда.

В разделе «Огнестрельные повреждения» сделаны ссылки на литературу, не имеющую отношения к теме. Следовало касаться только докладов, съездов и совещаний.

Первые всероссийские съезды судебных медиков примечательны тем, что на них обсуждали актуальные вопросы практики: организация экспертизы, подготовка кадров, специализация, преподавание судебной медицины в институтах и университетах. Автор должен был ярче показать пути искания, заблуждения и борьбу новых научных взглядов со старыми, отживающими.

Слабо представлен период подъема и большого общественного напряжения в работе пироговских съездов и острая многолетняя борьба пироговских съездов за расширение прав и обязанностей экспертов., за создание института государственного врачебноведения. Полное освещение лучшего периода работы пироговских съездов убедило бы читателей, что споры о пределах компетенции в наше время по существу являются повторением давно известных истин.

Литературный указатель содержит лишние, не имеющие отношения к теме источники (В.И. Алисиевич, М.И. Авдеев, М.О. Колесников, Бокариус, В.К. Анреп и др.), которые как бы превращают книгу из истории съездов и совещаний в неполный литературный обзор. Встречаются также случаи несоответствия упоминания литературных источников в тексте и указателе.

В монографии А.М. Гамбург встречаются и другие мелкие погрешности, однако в заключение мы считаем нужным еще раз повторить, что книга А.М. Гамбург нужная и полезная.

похожие материалы в каталогах

Съезды, совещания, встречи

похожие статьи

VII конгресс Международной академии судебной и социальной медицины / Громов А.П., Томилин В.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №4. — С. 56-58.

II конгресс судебных медиков Югославии / Прозоровский В.И., Литвак А.С., Рубежанский А.Ф., Авакян Н.М. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №4. — С. 58-60.

Конференция по судебной медицине в Сеченовском университете / Ломакин Ю.В. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №3. — С. 56.

Межрегиональная научно-практическая конференция “Актуальные вопросы теории и практики судебно-медицинской экспертизы” (Новороссийск, 24–25 мая 2018 г.) / // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №3. — С. 57-58.

Научно-практическая конференция с международным участием, посвященная 25-летию образования ассоциации “Судебные медики Сибири” / // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №3. — С. 59-60.