Биофизические свойства мягких тканей при прижизненной и посмертной ожоговой травме

/ Сиряцкий А.А.  // Матер. II Всеросс. съезда судебных медиков : тезисы докладов. — Иркутск-М., 1987. — С. 133-135.

Сиряцкий А.А. Биофизические свойства мягких тканей при прижизненной и посмертной ожоговой травме

(Омск)

ссылка на эту страницу

В последние десятилетия для целей судебной медицины стали все шире применяться биофизические методы исследований, позволяющие на молекулярном уровне регистрировать те изменения, которые наблюдаются в тканях и органах при воздействии на них различных внешних и внутренних факторов.

Несмотря на то, что ожоговой травмой занимаются на протяжении столетий, по-прежнему остается малоизученным вопрос о прижизненной травматизации открытым пламенем. Указанная проблема анализировалась и решалась в следующих аспектах: установить биофизические критерии прижизненной и посмертной ожоговой травмы, полученной в различные сроки до и после смерти.

Все экспертные наблюдения представляют собой 93 трупа лиц обоего пола, из которых пострадавших мужчин было 71 и женщин 22 в возрасте от 2 до 70 лет.

Трупы пострадавших от действия пламени на пожарах или при других ситуациях вскрывались и изучались методом СВЧ измерений; определялись комплексная относительная диэлектрическая проницаемость (КОДП) и проводимость (Р). Гистологическое исследование кожи и мышц проводилось во всех без исключения случаях. Результаты вскрытия трупов лиц, скончавшихся на месте пожара, были сопоставлены с данными судебно-химического исследования (уровень карбоксигемоглобина в крови погибших). Анализ этого сопоставления позволил методом исключения прийти к выводу, что в большинстве наблюдений пострадавшие скончались от ожогового шока, в некоторых случаях от сочетания воздействия стрессовых реакций, шока и попадания в организм токсических веществ, образующихся при горении.

Изучение биофизических свойств кожи людей, скончавшихся на месте происшествия, имеет свои особенности. Так, у трупов пострадавших, обнаруженных на месте происшествия, при давности смерти в пределах 6 часов величина КОДП кожи в области ожога составляла 29,9 (ожог 3—4 степени). К 12 часам по мере развития трупных явлений значение названного параметра снизилось до 26,6, затем к концу первых суток величина проницаемости достигла значения 30,9. Начиная со вторых суток наблюдается тенденция к падению значения КОДП до 18,8 единиц на 30 сутки измерений.

В динамике изменений проводимости кожи у трупов лиц, скончавшихся на месте происшествия, отмечены следующие особенности. Значение Р было максимальным на момент первого измерения через 6 часов после наступления смерти и составило 12,7 единиц. Затем на протяжении 11 суток посмертного периода величина этого параметра имела тенденцию к уменьшению до 9,8 единиц. Последующие 19 суток, т. е. с 12 до 30 дня, величина Р колебалась с 9,9 до 10,6 единиц, составляя 10,2±0,4.

Наряду с кожей нами изучались также мышцы трупов из этой же группы наблюдений. В результате измерений выяснилось, что давности смерти около 6 часов соответствует значение КОДП 39,9 единиц, к 12 часам посмертного периода эта величина составила 41,8. В дальнейшем на протяжении 30 суток наблюдалась тенденция к снижению значений КОДП с 41,8 до 34,8 единиц. Анализ повременных измерений проводимости этого же объекта от 6 часов до 30 суток после остановки сердца позволил выявить свои закономерности. Так, значение Р при давности смерти 6 часов составляло 29,0 единиц, а затем, по мере увеличения времени давности смерти, величина проводимости снижалась, достигнув к 30 суткам значения 15,2.

Проведенные исследования, касающиеся посмертной кремации (сжигания) мягких тканей трупа, позволили установить некоторые общие закономерности, обусловленные указанными воздействиями. Наши эксперименты (2272 на 71 трупе, 28392 измерений) включали воздействие термического агента на интактную кожу в случаях скоропостижной смерти лиц (ожоги 3—4 степени) в первые 6 часов после наступления смерти. Изучение КОДП кожи этих участков позволило установить, что величина проницаемости кожи, подвергаемой действию пламени, сразу после причинения ожоговой травмы составляла 34,2. К 12 часам посмертного периода этот параметр уменьшился до 34,1. К концу первых суток после констатации смерти величина проницаемости увеличилась до 43,5. Затем через 48 часов значения КОДП уменьшились до 33,9, а на третьи сутки — вновь повышение значения проницаемости до 34,3. В дальнейшем проявилась тенденция к уменьшению значений этого параметра во времени до 30,7 единиц. Проводимость этих же изучаемых объектов за рассматриваемый период изменялась следующим образом. Давности смерти 6 часов соответствовало значение Р, равное 14,1. После этого наблюдалось постепенное снижение значений анализируемого параметра, который к 24 часам эксперимента стал равным 8,5 единицам. Затем численные показатели проводимости увеличились до 12,3 ко 2 суткам, до 14,5 — к 3 суткам. Начиная с 3 суток и до окончания срока проведения эксперимента величина Р ежедневно уменьшалась, став к концу месяца равной 10,5.

В указанных наблюдениях наряду с изучением интактной кожи, подвергшейся посмертному действию пламени, изучалась также мышечная ткань. Сразу после травматизации КОДП составила 41,2, к 12 часам посмертного периода это значение достигло 52,7. Впоследствии рассматриваемая проницаемость начала уменьшаться и к концу месяца стала равной 38,4. Проводимость рассматриваемых биологических объектов в зависимости от давности наступления смерти менялась следующим образом. Давности смерти, исчисляемой 6 часами, соответствовало значение Р, равное 51,8, после 6 часов величина проводимости начала снижаться и к сроку окончания эксперимента стала равной 11,6.

Кривые, графически отражающие изменения проницаемости и проводимости прижизненно и посмертно термически травмированной кожи и мышц, апроксимируются уравнениями. Данные экспериментальных исследований статистически достоверны с данными экспертных наблюдений (Р>0,05).

Полученные данные позволяют судебно-медицинским экспертам дифференцировать прижизненную и посмертную ожоговую травму мягких тканей в случаях экспертизы неполностью кремированного трупа, а также устанавливать давность смерти в течение 30 суток после наступления смерти и кремации.

похожие статьи

Установление прижизненности механической травмы по биохимическим показателям / Асташкина О.Г., Столярова Е.П., Полтарев С.В., Терешина Н.А. // Медицинская экспертиза и право. — 2010. — №3. — С. 43-45.

Использование метода контактной микрорентгенографии для дифференциальной диагностики прижизненных и посмертных повреждений надкостницы / Чистова Т.И. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №2. — С. 45-46.

К вопросу посмертного хемотаксиса лейкоцитов / Бихерт Е.А., Демчук О.Н., Власюк И.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 47-50.

Экспертная оценка клинических и морфологических изменений при термическом ожоговом шоке / Савченко С.В., Новоселов В.П., Ощепкова Н.Г., Тихонов В.В., Грицингер В.А., Кузнецов Е.В. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №4. — С. 15-19.

Групповой ожог краской ПХВ-555 / Сычов М.Д., Величко М.А. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1978. — №1. — С. 48.

Патоморфология дыхательной системы при смерти от ожоговой болезни на госпитальном этапе / Осьминкин В.А., Осьминкин С.В. // Мат. VI Всеросс. съезда судебных медиков. — М.-Тюмень, 2005. — №. — С. 212.