Критерии оценки судебно-медицинской молекулярно-генетической экспертизы

/ Смоляницкий А.Г. Попов В.Л. Заславский Г.И.  // Мат. VI Всеросс. съезда судебных медиков. — М.-Тюмень, 2005.

Смоляницкий А.Г., Попов В.Л., Заславский Г.И. Критерии оценки судебно-медицинской молекулярно-генетической экспертизы

(Ленинградская область)

ссылка на эту страницу

Вопрос оценки любой судебно-медицинской экспертизы последовательно возникает перед правоохранительными структурами (следователем, дознавателем),  судебными инстанциями (судьей, представителями защиты и обвинения). От его объективного решения зависит та роль в системе доказательств, которая будет отведена экспертизе. Для судебных экспертиз, базирующихся на традиционных, устоявшихся областях судебно-медицинских знаний сложились стабильные критерии объективной оценки суммы проведенных исследований, формы представления результатов, соответствия сделанных выводов комплексу установленных характеристик. Молекулярно-генетическая  экспертиза является относительно новой, развивающейся областью судебной медицины, поэтому стройная система ее анализа требует для своего формирования введения ряда критериев, вносящих объективные параметры оценки.

Новая наукоемкая отрасль знаний, каковой является молекулярно-генетическая идентификация личности, развивается чрезвычайно интенсивно. Объективная закономерность такого процесса очевидна:

  • · Наличие молекул ДНК во всех клетках человека дает возможность исследовать большинство биологических  следов-улик, которые обнаружены на месте преступления;
  • · Высокая устойчивость структуры исследуемой молекулы ДНК к воздействию физико-химических факторов окружающей среды (в научном мире широко известен случай анализа ДНК египетской мумии, пролежавшей в саркофаге более 4000 лет) [1, 2];
  • · Возможность результативного генотипирования сильно деградированной ДНК, которая часто сопутствует биологическим объектам, подвергшимся гнилостным изменениям;
  • · Хорошо развитая группа методов позволяющая провести генетический анализ чрезвычайно низкого количества биоматериала (единичный волос, окурок сигареты, почтовая марка со следами слюны, отдельные сперматозоиды и другие) в сжатые сроки (при необходимости экспертиза может быть проведена за 48 часов) с конкретным вероятностным выводом [3].

Поэтому, в большинстве Западных стран принята законодательная база, которая не допускает судебного производства как по гражданским, так и по уголовным делам без данных молекулярно-генетического анализа.

Постепенное развитие отрасли происходит и в России. Уже к началу 1998 года в Российской Федерации только в системе Минздрава было зарегистрировано 20 специализированных молекулярно-генетических подразделений. Весной 1998 года на базе Ленинградского областного БСМЭ состоялось Первое Всероссийское совещание по судебно-медицинской генетике, давшее возможность скоординировать усилия по взаимодействию территориальных лабораторий.  Все большее число судебных разбирательств  по гражданским делам установления оспариваемого отцовства (спорного материнства, подмены детей, установления степени родства) проводятся с учетом данных молекулярно-генетических исследований. По уголовным преступлениям процент экспертиз выполненных с применением генетического анализа также неукоснительно возрастает.

Таким образом, на сегодняшний день, можно говорить о судебно-генетическая службе, руководство которой осуществляет Российский Центр СМЭ МЗ и СР РФ. Несмотря на отсутствие ряда регламентирующих нормативных документов, сделан ряд шагов, направленных на унификацию молекулярно-генетической экспертизы. Осуществляется контроль со стороны Российского Центра СМЭ МЗ и СР РФ за деятельностью региональных подразделений.

Однако, перечисленные выше факторы, безусловно способствуя повышению качества и весомости, не снимают необходимости иметь комплекс критериев оценки молекулярно-генетической экспертизы.

Основные из них, на наш взгляд, могут быть тезисно сформулированы следующим образом.

  • § Примененные при выполнении молекулярно-генетической экспертизы системы анализа должны быть стандартизованы и приняты в мировом сообществе судебных генетиков. Так как в России выбора и официального утверждения набора систем анализа пока не произошло, то наиболее целесообразно использовать американскую модель CODIS (FBI, USA, 13 STR loci), европейскую GSM (10 loci) или их сочетание.
  • § Способ представления результатов молекулярно-генетического исследования должен отражать не только количество и характеристики использованных систем генетического анализа, но и подробную таблицу результатов. Выявленные генетические признаки (аллели) приведенные в таблице, должны быть снабжены ссылкой на номенклатурный источник. Разница в обозначении аллелей по различным литературным источникам может привести к сложностям как интерпретации, так и возможного последующего сравнительного анализа результатов.
  • § Для грамотной интерпретации полученных результатов, расчета инкриминирующей вероятности или вероятности родства (как правило, отцовства) необходимо использование принятых в нормативных документах формул и алгоритмов [4, 5]. В ряде сложных случаев (например, в случае смешанных следов биологических материалов) алгоритмы расчетов в регламентирующих документах отсутствуют. В таких случаях, выбор формул должен быть аргументирован и приведена ссылка на литературный источник.
  • § Важной составляющей частью экспертного заключения является иллюстративный материал. Наличие в заключении демонстрационных фотографий (электронных фотографий, ксерокопий и т.д.) с результатами генотипирования регламентировано нормативными документами [6].
  • § При анализе экспертного заключения, необходимо обращать внимание на источник  данных по частотам встречаемости генетических признаков. Взяты ли эти данные из региональной статистики, представляют ли они Российскую популяционную базу данных, или эксперт оперирует данными, полученными, например, для популяции белого населения США. Десять лет назад популяционных частот по регионам России было явно недостаточно, так как накопление и анализ таких данных происходил вместе с развитием судебной молекулярно-генетической службы страны. В настоящее время, накоплены и опубликованы популяционно-статистические данные на основе населения Москвы, Новосибирска, Санкт-Петербурга, Волгограда, Северо-Запада России и Российской Федерации в целом [7, 8, 9, 10, 11] по ряду распространенных, принятых в судебно-генетическом сообществе систем анализа.  Необходимо отметить особо, что во всех случаях утвердительный ответ дается в вероятностной форме (инкриминирующая вероятность выражается в процентах), поэтому только данные генетических исследований не могут и не должны служить единственным и окончательным фактором доказательства вины подозреваемого. Напротив, весь комплекс доказательств, в том числе выводы молекулярно-генетической экспертизы, должен объективно анализироваться судом.

похожие материалы в каталогах

Генетические исследования

похожие статьи

О некоторых особенностях отбора трупных объектов для генетических исследований / Абдулина Е.В., Зыков В.В., Мальцев А.Е. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №4. — С. 50-54.

Возможность генетического исследования амниотической жидкости для установления отцовства в случае анэмбрионии / Зыков В.В., Абдулина Е.В., Мальцев А.Е. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №3. — С. 52-55.

Анализ генетических исследований абортивного материала / Абдулина Е.В., Зыков В.В., Мальцев А.Е. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №2. — С. 15-18.

Исследование аллельных вариантов полиморфных локусов Y-хромосомы в судебно-генетической экспертизе / Пурвэдулам Ш., Тэнуун Б., Гантуяа Б., Ганболд С. // Судебная медицина. — 2016. — №3. — С. 38-40.

Молекулярно-генетическое исследование плаценты и пуповины — случаи из практики / Кочеткова Е.А. // Судебная медицина. — 2016. — №1. — С. 45-47.