Процессуальные аспекты взаимодействия лечебно-профилактических учреждений УИС МЮ и Бюро судебно-медицинской экспертизы

/ Ерофеев С.В. Волчков А.Б. Воронин В.Г.  // Мат. VI Всеросс. съезда судебных медиков. — М.-Тюмень, 2005.

Ерофеев С.В., Волчков А.Б., Воронин В.Г. Процессуальные аспекты взаимодействия лечебно-профилактических учреждений УИС МЮ и Бюро судебно-медицинской экспертизы

(Иваново)

ссылка на эту страницу

Правовая беспомощность и бесправность государственных и муниципальных учреждений здравоохранения особенно остро ощущается на фоне активного законотворчества и правовой реформы, проходящей в стране. Существующими недостатками нормативно-правового регулирования широко пользуются учреждения различных Федеральных министерств и ведомств, перекладывая часть своих функциональных обязанностей на медицинские учреждения субъектов федерации без какой-либо компенсации понесенных расходов.

Подобный принцип взаимоотношений между ГУЗ БСМЭ и больницами УИС Ивановской области существовал до 2001 года, когда трупы заключенных и лиц, содержащихся под стражей, умерших в результате тяжелых соматических заболеваний, направлялись Прокуратурой по надзору за соблюдением законов в ИУ на судебно-медицинское исследование. Таким образом, в течение года в Бюро СМЭ на безвозмездной основе исследовалось около 100 трупов, которые согласно Приказа МЗ РФ № 82 от 23.04.1994 года подлежали патологоанатомическому исследованию. Следует отметить, что все исследования проводились без вынесения Постановлений о назначении экспертизы, т.е. фактически вне рамок УПК и ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» (№ 73-ФЗ от 31.05.2001 г.).

Проведя нормативное обоснование, Бюро СМЭ предложило руководству УИН вступить в гражданско-правовые отношения, заключив договор о патологоанатомическом исследовании данного контингента трупов. Эти отношения субъекта Федерации с УИС могли бы не представлять интереса, если бы не повторные и настойчивые попытки Управления по исполнения наказаний организовать исследование всех трупов в Бюро СМЭ на безвозмездной основе. Для этого руководство УИН опиралось на директиву Генеральной прокуратуры РФ, которой предписана обязательная проверка каждого случая смерти заключенного. По логике наших оппонентов прокурорская проверка предполагает обязательное судебно-медицинское исследование трупа.

Позиция Бюро СМЭ была построена прежде всего на том, что обязательными для исполнения, согласно УПК РФ, являются не указания и решения прокурора, следователя или дознавателя как таковые, а «принятые в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом РФ». Статьей 37 ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» прямо говориться о праве учреждений проводить экспертные исследования для граждан и юридических лиц на договорной основе вне рамок уголовных дел.

Ведомственный принцип организации государственной системы здравоохранения изложен в статье 12 Основ законодательства об охране здоровья граждан, нормами которой устанавливается целевой характер финансирования и возможность оказания медицинской помощи лицам, отбывающим наказание в учреждения государственной и муниципальной системы здравоохранения, при одном условии – необходимость помощи для гражданина. Однако существом требований УИН являлся не вопрос об оказании медицинской помощи, а об оказании содействия учреждениям при совершении предписанных им действий.

Уголовно-исполнительный кодекс РФ (№ 1-ФЗ от 8.01.1997 г.) пунктом 5 статьи 101 установил, что «Порядок оказания осужденным медицинской помощи… устанавливается законодательством РФ, нормативными актами МЮ РФ и МЗ РФ». Приказом МЗ РФ и МЮ РФ от 9.08.2001 г. № 310/241 установлена система органов здравоохранения УИС, в которой предусмотрены ЛПУ с основными структурными подразделениями. Одним из контрдоводов наших оппонентов являлось то, что по их мнению штатная должность врача-патологоанатома в ЛПУ УИС МЮ РФ не предусмотрена, однако 9.04.2004 г. был подписан приказ МЮ РФ № 81 «Об утверждении инструкции о порядке погребения лиц, умерших в период отбывания уголовного наказания и содержания под стражей в учреждениях УИС МЮ РФ» (зарегистрирован в МЮ 16.04.2004 г., рег. № 5755).

Пунктом 3 статьи 11 данной инструкции официально предусмотрено разделение трупов умерших осужденных на «судебно-медицинские» и «патологоанатомические». Таким образом, отсутствие врача-патологоанатома в ЛПУ УИС не является основанием для безвозмездного патологоанатомического исследования на базе Бюро СМЭ, этим подтверждается обоснованность позиции Бюро СМЭ, состоящая в отказе от безвозмездного исследования «непрофильных» трупов.

В заключение следует добавить, что стремление органов УИС, нередко не имеющих ведомственных патологоанатомических подразделений, переложить несвойственные функции на судебно-медицинские учреждения, имеют поддержку и органов прокуратуры. Именно поэтому следует быть готовым к апелляции руководства УИС в прокуратуру и иметь обстоятельное правовое обоснование  позиции, предохраняющее Бюро от экономических, кадровых и моральных потерь.

похожие статьи

Предложения по внесению изменений в «Медицинские критерии определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» / Буромский И.В., Кильдюшов Е.М., Башкирева Е.А. // Медицинская экспертиза и право. — 2010. — №4. — С. 12-16.

Правовая общность и различия медицинской деятельности и судебно-медицинской экспертизы / Баринов Е.Х., Родин О.В., Тихомиров А.В. // Медицинская экспертиза и право. — 2010. — №3. — С. 5-7.

К вопросу о возможности выдачи заключения эксперта по результатам наружного осмотра трупа / Аушев Р.А., Шадыжева Л.В. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №2. — С. 49-50.

Некоторые правовые аспекты назначения судебно-медицинской экспертизы / Гуцаев Ю.П., Олейник Н.Г. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 13-14.

Толкование судебно-медицинских терминов в условиях совершенствующегося российского законодательства / Прутовых В.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 187-194.