Заключение эксперта и заключение специалиста: сравнительная оценка в свете действующего процессуального законодательства

/ Кимбар В.И. Стуконог И.В.  // Мат. VI Всеросс. съезда судебных медиков. — М.-Тюмень, 2005.

Кимбар В.И., Стуконог И.В. Заключение эксперта и заключение специалиста: сравнительная оценка в свете действующего процессуального законодательства

(Краснодар)

ссылка на эту страницу

В связи с введением нового Уголовно-процессуального и Гражданского процессуального кодексов РФ большую трудность на практике вызывают определение и оценка заключения эксперта и заключения специалиста. По сравнению с ранее действующим Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР в УПК РФ введено новое правовое понятие – заключение специалиста.

Действующий ГПК РФ не дает правовой регламентации заключению специалиста, и не содержит нормативно-правого определения таких субъектов процесса как «эксперт» и «специалист». Ст. ст. 79, 80, 82, 83-87 регламентируют лишь порядок назначения и проведения экспертизы. При этом, на наш взгляд, это не означает, что заключение специалиста не может быть представлено в рамках гражданского процесса в качестве судебного доказательства. Напротив, данное заключение не противоречит нормам ГПК РФ и, видимо, относится гражданско-процессуальным законодательством к «иным письменным доказательствам». К недостаткам ГПК РФ следует отнести отсутствие юридического определения статуса специалиста, в таком случае необходимо обратиться к ст.58 УПК РФ, согласно которой, специалист – это «лицо, обладающее специальными познаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном настоящим Кодексом, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию». Эксперт – «это лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном настоящим Кодексом для производства судебной экспертизы и дачи заключения».

Данные определения в совокупности с анализом иных норм УПК и ГПК РФ позволяют нам выделить общее в заключении эксперта и специалиста:

  • - во-первых, это документы, выполненные письменным образом;
  • - во-вторых, это доказательства, полученные по уголовному (гражданскому) делу в рамках УПК (ГПК) РФ со всеми необходимыми требованиями;
  • - в-третьих, это доказательство инициировано путем постановки перед экспертом или специалистом определенных вопросов, входящих в их компетенцию;
  • - в-четвертых, эти доказательства являются результатом работы лиц, обладающих специальными знаниями.

При этом можно провести довольно четкую грань между заключением эксперта и заключением специалиста:

  • 1) Заключение эксперта должно содержать результаты исследования и выводы, а заключение специалиста – это только суждение лица, обладающего специальными познаниями. То есть, специалист не обязан проводить экспертного исследования, анализа, сравнения, а если это делает, то они не обязательно должны быть описаны в заключении. При этом специалист лишь дает письменные ответы на поставленные ему вопросы, пользуясь при этом справочной литературой и иными источниками информации;
  • 2) экспертиза подразумевает ряд действий со стороны эксперта (поэтому закон и говорит о том, что она «производится»). Заключение специалиста предоставляется сторонам на основании его знаний, полученных в результате обучения, в ходе профессиональной деятельности;
  • 3) Вопросы эксперту могут быть поставлены как лицом, ведущим производство по уголовному делу, так и сторонами. Анализ данной нормы позволяет нам сделать однозначный вывод, что суд не может ставить вопросы для заключения специалиста;
  • 4) При назначении экспертизы эксперт предупреждается об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ. Специалист же, даже дав заведомо ложное заключение, по данной статье УК РФ не может быть привлечен к ответственности.

Из нашего опыта следует, что возможности заключения специалиста, как в уголовном, так и в гражданском процессах используются крайне редко. Органы предварительного расследования, стороны по уголовному делу, а также участники гражданского судопроизводства, предпочитают назначать экспертизы, иногда необоснованно игнорируя возможности заключений специалистов. Так, например, в 1999г. в Кореновском районе Краснодарского края гражданка Ч. совершила убийство своего супруга Ч., причинив ему колото-резаное ранение. Первоначальными следственными действиями не удалось однозначно установить картину происшедшего, так как подозреваемая поясняла, что колото-резаное ранении у супруга образовалась в результате его падения на нож. Проведенный следственный эксперимент с участием Ч., и привлечением одного из авторов в качестве специалиста позволил реконструировать обстоятельства и механизм образования повреждений у Ч., установив причастность подозреваемой к совершению убийства своего супруга. По нашему мнению, следственный эксперимент, как сложное следственное действие, предполагающее восстановление обстоятельств происшедшего, мог быть заменен в том числе заключением специалиста. Так, если бы стороной по уголовному делу были поставлены вопросы перед специалистом в области судебной медицины, который к этому времени уже произвел экспертизу трупа Ч., то могло быть получено заключение специалиста, в котором могло быть указано (на основании имеющихся как общеобразовательных, так и специальных знаний), что при контакте тела с клинком (клинка с телом) разложение сил происходит в соответствии с законами физики, в том числе с учетом правил рычагов, что предполагает приложение силы, компенсирующей отклонению клинка под действием веса падающего тела. Данное заключение, на наш взгляд, вполне могло помочь следователю избежать трудоемкого следственного действия, на проведение которого было затрачено значительное количество времени с задействованием большого количества участников.

Согласно УПК РФ участник уголовного процесса - специалист приобрел новое качество. Если по УПК РСФСР предназначение специалиста заключалось в одном - используя свои специальные познания, содействовать следователю или суду в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств (ст. ст. 133.1, 253.1), то по ст. 58 УПК РФ специалист может приглашаться для решения еще двух задач - постановки вопросов эксперту и разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию. Кроме того, претворяя в уголовное судопроизводство принцип состязательности и стремясь к равноправию сторон, законодатель предоставил защитнику новое полномочие - привлекать специалиста (п. 3 ч. 1 ст. 53 УПК).

Мы считаем, что новации в законе следует оценить положительно, так как они значительно расширяют рамки использования специальных знаний в уголовном процессе. Оценив это обстоятельство, отметим, что необходим более четкий процессуального механизм в УПК для реализации названных возможностей специалиста. Именно этот аспект имеет главенствующее значение, так как в процессуальной деятельности важна не столько правовая идея, сколько ее применение на практике. Мы не преследуем цель определения роли судебно-медицинского эксперта как специалиста, задействованного следователем, так как эти положения многократно исследованы теоретиками права и медицины. Для нас интересным остается возможность использования специальных познаний несколько в другом аспекте – когда, давая заключение, специалист, помогает сторонам по делу (уголовному, гражданскому) восстановить истину. На наш взгляд, ценность заключения специалиста не многим уступает по своему доказательственному значению заключению эксперта. Напротив, освобожденный от проведения обязательных исследований, руководствуясь своими знаниями и опытом, специалист, порой, может своим заключением дать новый и не менее верный ход в установлении истины по делу. Небезынтересным будет следующий пример. Так, в 1998г. в г. Кореновске были обнаружены останки трупа – нижние конечности в комплексе с тазом, которые находились в холщевом мешке, где также имелись стебли и луковицы чеснока и листья спорыша. При построении следственных версий было принято во внимание заключение специалиста, указавшего на специфическую особенность данных растений, оказывающих консервирующие и дезодорирующие действия на биологические объекты. Данное обстоятельство позволило органам следствия конкретизировать субъективный портрет предполагаемого преступника.

Обращаем внимание, что не следует путать заключения эксперта и специалиста и их показания. Так, однозначно, дача заключений специалистом и экспертом не исключает в дальнейшем их допросов, однако, действующее законодательство определяет, что допрос эксперта производится только «…после получения заключения в целях разъяснения или уточнения данного заключения…» (ст. 80 УПК РФ). Но в отношении специалиста данных обязательных условий законодательство не содержит, предполагая, что при его допросе (например, в ходе судебного следствия), он будет предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Следует учесть, что на практике следователи и дознаватели пытаются получить интересующие сведения путем допроса специалиста в качестве свидетеля, что однозначно неправомерно и противоречит действующему законодательству. Специалист и свидетель – абсолютно разные участники уголовно-процессуальной деятельности, что подтверждается закреплением статуса каждого в разных статьях УПК РФ – ст. 56 и ст. 58 УПК РФ, а также неодинаковой нормативной дефиницией этих субъектов, собственной совокупностью прав и обязанностей того и другого, а главное - различным характером приобретенного знания. Поэтому допрос специалиста есть самостоятельное следственное действие. Результатом допроса, как известно, являются показания - особая форма доказательства в уголовном процессе. Совершенно правильным в этой связи видится внесение Федеральным законом от 4.07.2003г. изменений в УПК РФ, закрепивших в ст. 74 УПК РФ наряду с показаниями свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, эксперта, также заключения и показаний специалиста.

При проведении исследований (освидетельствований) эксперт в своей работе обязан руководствоваться действующим законодательством, в том числе Правилами производства судебно-медицинских экспертиз, 1996г., которые не были зарегистрированы Министерством юстиции РФ, в связи, с чем не являются действующим нормативно-правовым актом. Новой, утвержденной Минюстом, редакции «Правил производства судебно-медицинских экспертиз» до сих пор не существует. Считаем, что данный пробел необходимо восполнить в кратчайшие сроки, поскольку в Уголовном кодексе невозможно предусмотреть нюансы, имеющие отношение к производству судебно-медицинских экспертиз. Отсюда высока вероятность того, что заключения о тяжести вреда здоровью по уголовным и гражданским делам, сделанные без единого методического подхода, который должен быть изложен в «Правилах», могут быть поставлены под сомнение и признаны недопустимыми доказательствами.

Подводя итог сказанному, следует сделать вывод, что сторонам уголовного и гражданского процесса необходимо активней использовать права, предусмотренные действующим законодательством, в том числе и в части привлечения специалиста, как полноправного участника судопроизводства, с получением от него заключения.

похожие статьи

Некоторые правовые аспекты назначения судебно-медицинской экспертизы / Гуцаев Ю.П., Олейник Н.Г. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 13-14.

Толкование судебно-медицинских терминов в условиях совершенствующегося российского законодательства / Прутовых В.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 187-194.

О судебно-медицинских правилах вскрытия трупа, принятых Комитетом Министров Совета Европы 02 февраля 1999 года / Мазуренко М.Д., Молин Ю.А., Мацкевич А.Л. — .

Нормативные правовые документы, регулирующие порядок определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека : сборник / Клевно В.А. — 2009.

Постановление от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» / // Медицинская экспертиза и право. — 2010. — №2. — С. 3-12.