Морфологические признаки повреждений некоторых материалов одежды и кожи человека от действия ребром тупых твердых предметов

/ Саркисян Б.А. Каширин К.Б. Карпов Д.А.  // Мат. VI Всеросс. съезда судебных медиков. — М.-Тюмень, 2005.

Саркисян Б.А., Каширин К.Б., Карпов Д.А. Морфологические признаки повреждений некоторых материалов одежды и кожи человека от действия ребром тупых твердых предметов

(Новокузнецк-Барнаул)

ссылка на эту страницу

Повреждения от действия тупых твердых предметов со следообразующей поверхностью в виде ребра, в силу распространенности этого конструктивного элемента, часто являются объектами исследования в экспертной практике.

В работах отечественных судебных медиков достаточно полно изучена морфология ушибленных ран кожи, повреждений костей подобными предметами (А.И. Муханов, 1974; А.П. Громов, В.Г. Науменко, 1977; В.Э. Янковский и соавт., 1984). В работах С.Д. Кустановича (1965) и Х.М. Тахо-Годи (1971) также рассмотрены вопросы исследования материалов одежды со следами воздействия тупых твердых предметов, имеющих травмирующую часть в виде ребра.

В основе механогенеза таких повреждений лежит сдавление ограниченного участка материала одежды с его перерастяжением, образованием разрывов и участков обтирания. Между тем, многие авторы указывают на сходство повреждений ребром тупых твердых предметов с повреждениями рубящими объектами с затупленным лезвием, что вызывает определенные трудности в дифференциальной диагностике и идентификационных исследованиях.

В связи с этим, целью нашей работы явилось изучение морфологии повреждений от действия тупыми твердыми предметами, имеющими травмирующую часть в виде ребра различной степени выраженности.

Экспериментальные повреждения получены ударными воздействиями 2-х пуансонов по преграде (синтетический трикотаж, х/б ткань, натуральная выделанная кожа), расположенной на голове биоманекена. Пуансон №1 – металлический профиль, две плоские грани которого сходятся под углом 900 и образуют хорошо выраженное ребро. Пуансон №2 – металлический профиль, две плоские грани которого сходятся под углом 900 и образуют закругленное ребро.

Удары наносились с помощью маятникового копра, к свободному концу которого жестко крепились пуансоны, массой по 2380 грамм. Угол отведения 900 и 1350, фронтальный – 900. Воздействовали средней частью ребер. Скорость воздействия и кинетическая энергия в точке касания преграды определена расчетным методом, и составили соответственно: 3,4 м/сек и 13,76 Дж при отведении на 900; 4,4 м/сек и 23 Дж при отведении на 1350. Всего проведено 36 исследований (24 повреждения на материалах и 12 ран).

Для фиксации зоны следового контакта на преграде в виде оттисков между материалом и кожей головы послойно укладывалась копировальная и белая бумага. Экспериментальные повреждения и раны исследовались общепринятыми методами.

Пуансон №1. На трикотаже повреждений нет. Оттиск зоны контакта овальный с вытянутыми концами, 58-87х10-15 мм. Кожные раны прямолинейные, поверхностные, длиной 12-20 мм, глубиной до апоневроза (5-7 мм). Края мелконеровные, осаднены до 2,5 мм в центральной части, концы закруглены. Стенки неровные, бугристые, со смятыми, вытянутыми луковицами волос (ЛВ), без нарушения их целостности. На х/б ткани повреждения имели вид узких блестящих полосовидных вдавлений, 18-22х1 мм. В пределах вдавлений нити уплощенные на ширину до 1 мм, волокна их спрессованные. Нарушения плетения нитей вокруг нет. Поверхностные волокна в нитях с протяженными деформациями без нарушения целостности, в виде сплющиваний протяженностью до 6 диаметров волокна (ДВ). При разглаживании материала частично восстанавливается структура нитей с уменьшением блеска поврежденных участков. Оттиск зоны контакта в виде полоски, 78х2-2,5 мм, с веретенообразными, выпуклыми участками в центре на ширину до 12 мм. Раны прямолинейные, поверхностные, глубиной до 6 мм. Края их мелконеровные, с каемчатым неровным осаднением до 1,5 мм. Концы закругленные, стенки неровные, бугристые с деформированными, сплющенными ЛВ. На выделанной коже повреждения в виде слабовыраженных полосовидных вдавлений 28-35х1 мм. Кроме сглаженности и спрессованности поверхностных слоев кожи вдоль оси вдавления на возвышающихся участках 26х1 мм имелись поверхностные дефекты кожи неправильной овальной формы, размерами от 0,07х0,14 мм до 0,1х0,3 мм. С изнаночной стороны в проекции следа-вдавления наблюдалась спрессованность волокон кожи. Оттиски зон контакта вытянутой овальной формы, 48-59х13 мм. Интенсивность окрашивания больше в зоне действия ребра. Кожные раны прямолинейные, длиной 10-13 мм. Края их мелконеровные, с каемчатым нечетким осаднением до 2 мм. Концы закругленные, стенки неровные, бугристые с размозженными вытянутыми в просвет ЛВ и множественными соединительно-тканными перемычками (СТП). Кроме того, в дне ран определялись участки размозжения подкожной клетчатки между глубокими слоями кожи и апоневрозом. Они имели вид узких плоских «карманов» шириной 4-5 мм.

Пуансон №2. На трикотаже повреждений нет. Оттиски зон контакта овальные, от 43х11 мм до 77х29 мм. Интенсивность окрашивания больше вдоль оси воздействия ребра. На коже головы – ссадины вытянутой овальной формы, 18-22х2-3 мм. Края их нечеткие. На х/б ткани повреждений нет. Оттиски зон контакта овальные, 41-70х10-12 мм. Повреждения на коже в виде ссадин, 16-20х2-3 мм. Края их нечеткие. На выделанной коже повреждения в виде слабозаметных желобовидных вдавлений 45-58х3 мм, с уплощением выпуклостей рисунка кожи в центральной части. При разглаживании выраженность следа уменьшается. Оттиски зон контакта овальные, 50-58х10-15 мм, с незначительным увеличением интенсивности вдоль места действия ребра. Повреждения на коже в виде поверхностных ссадин вытянутой овальной формы, 14-18х2-3 мм. Края их нечеткие.

Полученные экспериментальные данные свидетельствуют о том, что в повреждениях от действия ребром тупых твердых предметов отмечается как общность некоторых групповых признаков (на материалах одежды повреждения отсутствуют, либо они поверхностные, прямолинейные), так и различия в морфологии повреждений. Действие орудия с выраженным ребром влечет формирование поверхностных ран, а от орудия с закругленным ребром – только ссадины. Повреждения кожи волосистой части головы формируются вне зависимости от наличия или отсутствия повреждений на материалах одежды. От тупого предмета с закругленным ребром следы-повреждения имеют большие размеры. Зона реального следового контакта травмирующего объекта с преградой, как в одном, так и в другом случае, намного обширнее визуально определяемых разрушений.

похожие материалы в каталогах

Прочие травмы ТТП

Раны

Повреждения на одежде

похожие статьи

Редкий случай травматического проникающего ранения головы, причиненного строительным монтажным пистолетом / Сорокин А.Ю. // Судебная медицина. — 2016. — №3. — С. 35-37.

Летальная травма пищевода и аорты дисковой батареей у ребенка / Кузьмичев Д.Е., Баринов Е.Х., Болдова О.Ш., Скребов Р.В., Чирков С.В., Вильцев И.М. // Медицинская экспертиза и право. — 2017. — №3. — С. 49.

Морфология ушибленных ран, причиненных тупыми твердыми предметами с плоской преобладающей поверхностью в результате неоднократных воздействий / Аулов А.А., Дубровин И.А. // Медицинская экспертиза и право. — 2017. — №1. — С. 42.

Редкий случай травмы головы, причиненной ударом кулаком / Бадяев В.В., Шульга И.П., Хорук С.М. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2016. — №15. — С. 23-28.

К методике судебно-медицинского исследования повреждений и следов, причиненных предметами с резиновой поверхностью / Сашко С.Ю., Исаков В.Д., Дробленков А.В., Лебедева Т.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2013. — №5. — С. 7-12.

Гистологическая оценка давности ушибленных ран различной локализации по состоянию фибрина в сочетании с клеточными реакциями / Карпенко Т.А. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 117-119.

Морфологические критерии определения давности возникновения ран волосистой части головы (в судебномедицинском аспекте) / Гаибов А.Г. — 1974.

Судебно-медицинское определение давности ран морфологическими методами / Крыжановская И.В. — 1969.

Судебно-медицинское определение давности образования прижизненных кожных ран / Хасанянова С.В. — 2002.

Морфология ушибленных ран, причиненных тупыми твердыми предметами с плоской преобладающей поверхностью в результате неоднократных воздействий / Аулов А.А., Дубровин И.А. // Медицинская экспертиза и право. — 2017. — №1. — С. 42.

Установление параметров орудия травмы при исследовании вещественных доказательств / Цай В.А., Галицкий Ф.А., Волох Д.Ю. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 87-88.

Некоторые морфологические особенности колото-резанных повреждений трикотажа одежды / Карпов Д.А. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 81-82.

Некоторые морфологические особенности колото-резаных повреждений на многослойных макетах одежды / Саркисян Б.А., Карпов Д.А. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 80-81.

К вопросу об исследовании огнестрельных повреждений одежды, изготовленной из синтетических материалов / Ратневский А.Н. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №3. — С. 14.

С.Д. Кустанович. «Исследование повреждений одежды в судебно-медицинской практике» (Практическое руководство). М., «Медицина», 1965, 217 стр. / Карякин В.Я., Козлов В.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №1. — С. 60-61.