О не безопасности (об опасности) применения бесствольного огнестрельного оружия

/ Дебой Н.Н. Малыхин А.В. Пономарев Е.В. Юдина Н.Г.  // Мат. VI Всеросс. съезда судебных медиков. — М.-Тюмень, 2005.

Дебой Н.Н., Малыхин А.В., Пономарев Е.В., Юдина Н.Г. О не безопасности (об опасности) применения бесствольного огнестрельного оружия

(Самара)

ссылка на эту страницу

В последнее время получило широкое распространение бесствольное огнестрельное оружие, для стрельбы из которого используются травматические патроны. Создатели бесствольного оружия характеризуют его как первую в мире систему личного оружия самообороны, сочетающую высокое останавливающее действие с минимальным риском нанесения необратимого ущерба здоровью нападающему. Это оружие отнесено к «несмертельному» или «нелетальному», имеется в продаже и для его приобретения необходимо разрешение органов милиции, также как и для газового оружия.

В связи с тем, что бесствольное оружие применяется сравнительно недавно и редко причиняет серьезные травмы, повреждения, возникающие от использования такого оружия, мало знакомы судебным медикам.

Пистолеты бесствольные (ПБ), такие как «ОСА» и «Стражник», состоят из двух основных компонентов - бесствольного пистолета и патронов марки «18х45Т». Компановка пистолета типа «дирренжер» предусматривает наличие блока из двух или четырех патронников, откидываемых вниз для заряжания патронами [3]. Во всех вариантах ПБ, в отличие от других видов оружия, для производства выстрелов применяется электронный спусковой механизм, со встроенной интеллектуальной системой тестирования патронов перед выстрелом. Система автоматически проверяет все каморы оружия на наличие в них готовых к выстрелу патронов и производит выстрел только в той каморе, где патрон имеется. Тест занимает всего несколько микросекунд и автоматически производится перед каждым выстрелом. Особый интерес представляет конструкция патрона, которым снаряжается ПБ отечественного производства. Основным типом боеприпасов для ПБ являются патроны «18х45Т» травматического действия. Гильзы патронов изготовлены из алюминиевого сплава и имеют электрический капсюль воспламенитель, снаряжены бездымным порохом марки «Сунар СВ» и травматическими пулями. Пуля имеет металлический сердечник и резиновую оболочку. Внешняя форма ее - в виде гирьки, длина 2,44 см, масса 11,5 г. В пуле выделяются три части: головная - цилиндрической формы с полусферическим концом, длиной 1,4 см, диаметром 1,5 см, шейка - длиной 0,6 см, диаметром 0,6 см и хвостовик - длиной 0,44 см, диаметром 1,4 см. В торце хвостовика имеется отверстие диаметром 0,58 см, по типу экспрессионной полости, в глубине которого просматривается сердечник из светло-серого, магнитного металла.

В судебно-медицинской литературе имеются лишь единичные публикации о случаях причинения ранений в результате применения ПБ выстрелами травматическими резиновыми пулями [1,2], в том числе и при самоубийстве, совершенном выстрелом в голову, в височную область. О проведении каких-либо специальных лабораторных исследований и их результатах в этих публикациях не сообщается.

В нашей практике, за небольшой промежуток времени, имел место ряд таких случаев применения ПБ с причинением повреждений травматическими резиновыми пулями, два из которых оказались смертельными.

В одном случае потерпевшему выстрелом в голову было причинено проникающее ранение черепа. Входная рана располагалась на верхнем веке левого глаза. Раневой канал от входной раны шел спереди назад, слева направо, немного снизу вверх, проходил через глазное яблоко, крышу глазницы, левую лобную долю головного мозга, передние отделы срединных структур, правую теменную долю и слепо заканчивался у выпуклой поверхности правой теменной доли. В конце раневого канала обнаружено инородное тело – пуля к патрону «18х45Т». Протяженность раневого канала оказалась значительной, около 14,5 см. По ходу раневого канала полностью разрушено глазное яблоко, образован дырчатый перелом верхней стенки левой глазницы на участке 4,5х3,5 см, со смещением мелких костных отломков в полость черепа и в вещество головного мозга. На нижней поверхности левой лобной доли – участок размозжения вещества мозга размерами 6,5х2,5х1 см, с очаговым кровоизлиянием. Под мягкими мозговыми оболочками на поверхности правой теменной доли - очаговое кровоизлияние размерами 5х4х0,1 см.

В другом случае причиной смерти явилось огнестрельное ранение шеи с проникновением резиновой пули в просвет гортани. Входная огнестрельная рана располагалась на передней поверхности шеи в средней трети, по срединной линии. Раневой канал от кожной раны в направлении спереди назад проходил через подкожно-жировую клетчатку, срединный шов пластин щитовидного хряща и проникал в просвет гортани на 0,5 см ниже уровня голосовых связок. В окончании раневого канала, в просвете гортани - пуля к патрону «18х45Т», полностью закрывающая ее просвет. На секции и при гистологическом исследовании легких - выраженные признаки механической, обтурационной асфиксии вследствие закрытия просвета гортани инородным телом.

В третьем случае повреждение, причиненное резиновой пулей к патрону «18х45Т», не имело непосредственного отношения к причине наступившей смерти. Входная огнестрельная рана располагалась на передней поверхности груди, в проекции яремной вырезки грудины. Раневой канал небольшой протяженности, слепо заканчивался в подкожно-жировой клетчатке передней грудной стенки, где и была обнаружена резиновая пуля. Причиненное повреждение было оценено, как повлекшее легкий вред здоровью.

Для обнаружения огнестрельных снарядов на трупах проводилось рентгенографическое исследование с помощью аппарата 9Л5, с выбором различных режимов от 70 mAs, 70 Kv до 40 mAs, 40 Kv. На рентгеновских снимках, полученных в максимальных режимах, 70 mAs, 70 Kv, тени инородных тел были обусловлены только металлическим сердечником. Их форма не соответствовала форме внешних контуров резиновой пули к патрону «18х45Т». При рентгенологическом исследовании в минимальных режимах (40 mAs, 40 Kv.) на рентгенограммах достаточно четко выявилась двухконтурная структура травматических пуль: интенсивная тень сердечника с четкими контурами и менее интенсивная тень - резиновой оболочки пули, тоже с четкими контурами.

В четвертом, несмертельном случае, потерпевшему была причинена рана на передней стенке груди в проекции мечевидного отростка. Непротяженный раневой канал заканчивался в подкожно-жировой клетчатке. Отмечено что, несмотря на значительный объём иссечения краев, заживление раны произошло вторичным натяжением, что связывалось со значительным травмированием окружающих раневой канал тканей. Отличались весьма выраженным своеобразием повреждения (следы) на майке, которая была надета на потерпевшем. Майка - из хлопчатобумажной трикотажной ткани. Огнестрельное повреждение ткани оказалось поверхностным и представляло собой кольцевидное уплощение поверхностных волокон нитей, соответствующее по размерам диаметру передней торцевой поверхности пули (1,5см).

При производстве экспериментальных выстрелов в упор и с дистанции до 20 см из ПБ-4М патронами «18х45Т» в ткань представленной майки, размещенной поверх слоя поропласта, образования сквозных повреждений ткани не наблюдалось. Пули погружались в образующийся канал повреждения в поропласте, увлекая за собой не разорвавшуюся ткань майки. Для образования сквозных повреждений в трикотажной ткани пули не обладали достаточной кинетической энергией. На ткани вокруг, вне места контакта пули, наблюдалось интенсивное диффузное отложение копоти, четко определяемое визуально, в инфракрасных лучах (Телевизионная система спектральная - ТСС-1, ИКС). Методом цветных отпечатков в копоти выявлено содержание свинца, дающее интенсивное розовато-фиолетовое окрашивание при обработке контактограмм 0,2% раствором родизоната натрия и интенсивное темно-коричневое окрашивание при обработке 25% раствором сульфида натрия. Кроме того при обработке контактограмм насыщенным раствором морина выявлено кольцевидная металлизация алюминием при выстреле в упор от контакта с дульцем гильзы и единичные вкрапления алюминия при выстреле с близкой дистанции.

Входные раны на коже трупов имели дефект ткани, размерами от 1,5х1,2 см до 1,7х1,5 см. Края дефектов мелко неровные, с короткими радиальными надрывами кожи, и с ее кольцевидным осаднением, стенки дефекта бугристые, конусовидно расширяются внутрь. При микроскопическом исследовании на краях входных ран и на коже вокруг - включения мелких сгоревших частиц пороха черного цвета и полусгоревших более крупных порошинок желто-зеленого цвета, давшие положительные результаты при проведении проб с раствором дифениламина в концентрированной серной кислоте и на вспышку. При исследовании препаратов кожи с входными ранами методом цветных отпечатков, было установлено наличие металлизации свинцом кольцевидной формы, соответственно краям ран (во всех трех случаях), а также точечная металлизация отдельными частицами алюминия вокруг краев раны (в одном случае). При контрольном исследовании травматической резиновой пули методом цветных отпечатков, было установлено, что резиновая оболочка пули содержит свинец.

Таким образом, экспертные исследования, направленные на установление особенностей повреждений, причиняемых выстрелами из пистолета ПБ патронами «18х45Т», снаряженными травматическими резиновыми пулями, могут производиться в соответствии с выработанными методическими рекомендациями по исследованию огнестрельных повреждений [4]. Рентгенографию при исследовании трупа целесообразно проводить в мягких рентгеновских лучах с целью выявления характерной двухконтурной структуры резиновой пули к патрону «18х45Т». Для установления топографии отложения копоти на тканях одежды и препаратах кожи методом цветных отпечатков необходимо применять растворители и реактивы-проявители на свинец, как основной металл копоти выстрела резиновой пулей к патрону «18х45Т» и на алюминий.

Увеличенная масса, большое поперечное сечение и сравнительно небольшая кинетическая энергия пули, обусловливают значительное останавливающее действие тканей одежды и тканей тела человека, что практически исключает возможность причинения резиновыми пулями к патрону «18х45Т» сквозных повреждений.

Случаи причинения ранений со смертельным исходом выстрелами из пистолетов ПБ, встретившиеся как в нашей практике, так и описанные другими авторами, были обусловлены производством выстрелов с близкой дистанции и их направленностью в голову и шею, в участки тела, не покрытые тканью одежды. Наблюдаемые случаи со смертельными исходами ставят под сомнение рекламируемую «нелетальность» применения бесствольного огнестрельного оружия и целесообразность его широкого распространения.

похожие статьи

Патоморфология раневого процесса при ранении химическим снарядом и идентификация частиц хлорацетофенона в гистологических срезах / Зимина Л.Н., Михайлова Г.В., Казачков В.И., Бялик И.Ф., Звездина М.В. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 78-79.

Установление модели газового огнестрельного оружия самообороны по следам выстрела / Гальцев Ю.В., Гальцев А.Ю. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 74-75.

Особенности состава частиц продуктов выстрела из газового ствольного оружия / Кузнецов Ю.Д., Бабаханян Р.В., Исаков В.Д. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 72-73.

Признаки дробовых повреждений из газового стволового оружия / Кузнецов Ю.Д., Бабаханян Р.В., Исаков В.Д. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 70-71.

Диагностическое значение металлизации в области повреждений на объектах судебно-медицинской экспертизы при выстрелах из газового ствольного оружия / Макаренко Т.Ф. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 67-69.