К проблеме информационной значимости экспертных «медико-криминалистических» исследований

/ Дебой Н.Н. Ардашкин А.П.  // Мат. VI Всеросс. съезда судебных медиков. — М.-Тюмень, 2005.

Дебой Н.Н., Ардашкин А.П. К проблеме информационной значимости экспертных «медико-криминалистических» исследований

(Самара)

ссылка на эту страницу

Получение объективной и достаточной информации при расследовании уголовных дел, возбужденных в случаях подозрительных на убийство или умышленное причинение телесных повреждений, как правило, требует производства судебно-медицинских экспертиз. В свою очередь максимально возможное получение доказательственной информации посредством судебно-медицинских экспертиз на современном этапе связано с необходимостью проведения экспертных судебно-медицинских исследований разной направленности и на нескольких этапах. При этом эффективность судебно-медицинских экспертиз и достоверность экспертных суждений (выводов) неразрывно связаны с необходимостью знания и учета механизма формирования, сохранения и утраты (искажения) информации в объектах экспертизы (информационный компонент объектов).

Накопление специальных судебно-медицинских знаний, процессы их дифференциации и интеграции обусловили формирование нескольких видов и подвидов судебно-медицинских экспертиз. Ряд из них в экспертной практике и в нормативных документах [5] в настоящее время объединяются под общим названием - “медико-криминалистические” экспертные исследования. Такое название (определение), на наш взгляд, является весьма условным, отражающим не столько сущность экспертиз, сколько необходимость выделения, отграничения определенных видов судебно-медицинских экспертиз.

Известно, что выполнение «медико-криминалистических» экспертиз с целью решения диагностических, идентификационных и реконструкционных (ситуационных) задач базируется на обработке соответствующих информационных данных, последовательно получаемых на различных предварительных этапах [3,4] (далее – первоначальные экспертные исследования).

Такими этапами в случаях гибели потерпевшего на месте происшествия являются: осмотр трупа, обнаружение, фиксация и изъятие биологических объектов на месте происшествия, далее - судебно-медицинское экспертное исследование трупа с обнаружением, фиксацией повреждений и следов-наложений на одежде и теле погибшего, изъятие тканевых и органных препаратов, их сохранение и передача для проведения лабораторных и специальных исследований.

В случаях оказания потерпевшему медицинской помощи и поступления его в лечебное учреждение появляется еще один этап, при котором обследование потерпевшего в основном направлено на решение не судебно-медицинских, а специальных диагностических и лечебно-восстановительных задач.

Проведенные «судебно-биологические», «гистологические», «судебно-химические» и некоторые виды криминалистических экспертиз, при назначении соответствующих «медико-криминалистических экспертиз», также могут носить предварительный (этапный) характер.

Таким образом на «медико-криминалистические» экспертные исследования поступают судебно-медицинские объекты с повреждениями и следами не в первозданном виде, а в виде документировано отображенных (опосредованных) объектов, а также предварительно исследованных, изъятых, какое-то время сохраняемых, упакованных и транспортированных непосредственных объектов. В связи с чем «медико-криминалистические» диагностические и идентификационные экспертизы в меньшей степени, а ситуационные, в большей степени, имеют обобщающий, интегрирующий характер [2].

Все изложенное определяет актуальность разработки как информационных характеристик объектов, так и информационной значимости судебно-медицинских исследований на разных этапах.

Отсроченность по времени и опосредованность исследуемого материала, предварительное исследование поступающих объектов другими специалистами и экспертами, обусловливают возможность частичной или полной утраты информации, необходимой для проведения «медико-криминалистических экспертиз». Чаще всего это отмечается при исследованиях огнестрельных травм, трасологических объектов, а также при решении ситуационных и реконструкционных задач, в основу которых укладываются первичные экспертные исследования судебно-биологических, медико-баллистических или медико-трасологических объектов.

При производстве первоначальных судебно-медицинских и последующих «медико-криминалистических» исследований применяются как однотипные, так и специальные «медико-криминалистические» методы. Так, например, если на первом этапе исследований повреждений и следов на теле и одежде ограничиваются визуальными методами, вплоть до применения непосредственной стереомикроскопии, то в перечень «медико-криминалистических» исследований входят как вышеуказанные визуальные, так и специальные лабораторные методы. Таким образом «медико-криминалистическое» исследование повторяет уже ранее проведенную часть исследований для установления характеристики повреждений и следов, механизма их образования, деталей и особенностей механизма причинения повреждений и образования следов, характеризует свойства травмирующего предмета и только потом - устанавливает пригодность документированных образов, а также повреждений и следов для идентификации. При этом результаты медико-криминалистических исследований могут либо повторить либо дополнить полученные результаты завершенных первоначальных судебно-медицинских исследований либо представить их в другой интерпретации. В большинстве случаев в результате проведенных экспериментально-сравнительных исследований с конкретным экземпляром предполагаемого орудия травмы может выявиться другое либо дополнительное представление об особенностях или деталях механизма образования повреждений. Более того, выявить диагностическую или идентификационную значимость того или иного морфологического и морфометрического элемента повреждения в ряде случаев возможно только посредством экспериментально-сравнительных исследований. При этом другое представление о механизме причинения повреждения и орудии травмы, установленное «медико-криминалистическим» исследованием, при расследовании уголовных дел на стадии предварительного следствия или в ходе судебного разбирательства могут восприниматься как противоречие.

Такого рода проблематика указывает на необходимость глубокого и всестороннего анализа различий получаемых результатов, их несоответствия ранее выявленным при производстве первоначальных экспертных исследований. Эта необходимость настоятельна и ввиду закономерной невозможности в некоторых случаях повторения результатов однажды проведенных «медико-криминалистических» исследований. Например, повторного установления факта отложения частиц пороха и металлизации исследуемого медико-баллистического объекта после проведенных химических цветных реакций, термических проб и контактно-диффузного метода.

Выявляется необходимость дальнейшей разработки методов применения рациональных и экономных (менее травматичных) способов изъятия тканевых препаратов от трупов, в пределах этических и правовых норм, путей заполнения информационного вакуума о необходимости сохранения (и маркировки и т.п.) в лечебных учреждениях операционного материала – иссеченных краев ран, удаленных костных отломков, имеющих важное судебно-медицинское значение. Весьма актуален вопрос о значимости одежды и обуви как вещественных доказательств для решения многих экспертных вопросов.

Таким образом проведенный анализ свидетельствует об актуальности проблем информационной значимости различных судебно-медицинских экспертных исследований и разных этапов этих исследований.

похожие материалы в каталогах

Медико-криминалистические исследования

похожие статьи

О практике использования в работе медико-криминалистического отдела бюро судебно-медицинской экспертизы Московской области аппаратно-технического цифрового комплекса Keyence VHX-2000 / Безпалый Ю.Б., Золотенкова Г.В., Романько Н.А., Музипов Э.Р. // Судебная медицина. — 2015. — №1. — С. 39-41.

Развитие физико-технических отделений в системе судебно-медицинской экспертизы / Пашкова В.И. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1967. — №3. — С. 11-14.

Апробация модификации метода цветных отпечатков с использованием тонкого целлофана вместо фотобумаги / Девятериков А.А., Нестеров А.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2017. — №16. — С. 18-24.

Апробация модификации метода цветных отпечатков / Девятериков А.А., Нестеров А.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2017. — №16. — С. 17-18.

Топохимические методы анализа металлов на одежде для судебно-медицинских целей / Балагин И.С., Кустанович С.Д., Быстров С.П. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1977. — №2. — С. 15-18.