К вопросу судебно-медицинской диагностики тяжести вреда здоровью при закрытых переломах бедра не опасных для жизни

/ Куликов М.А.  // Мат. VI Всеросс. съезда судебных медиков. — М.-Тюмень, 2005. — С. 180-182.

Куликов М.А. К вопросу судебно-медицинской диагностики тяжести вреда здоровью при закрытых переломах бедра не опасных для жизни

(Самара)

ссылка на эту страницу

Правила определения степени тяжести телесных повреждений (принятые приказом № 1208 от 11.12.78 г. Минздрава СССР), какими до сих пор пользуются судебные медики Российской Федерации, содержат положение: «… Степень тяжести закрытых переломов… (в частности бедерной кости) … устанавливается в зависимости от вызванной ими опасности для жизни либо по признаку стойкой утраты трудоспособности». В последнем случае (когда клиника опасности для жизни отсутствовала, а исход травмы не ясен), судебно-медицинская оценка тяжести вреда здоровью не редко переносится на неопределенно долгое время, с целью диагностики степени стойкой утраты трудоспособности, т.е. по формированию определенного исхода травмы, что происходит обычно после проведения всех этапов лечения. Лечение может иметь продолжительность около 20 недель и более.

Актуальность темы обусловлена здесь наличием взаимосвязи между нередко встречающейся значительно отсроченной судебно-медицинской оценкой вреда здоровью у пострадавших при закрытых переломах бедра не опасных для жизни и юридическим регламентом, например, уголовного процесса. При этом прокурор, по экспертным показаниям, указывающим на неясность исхода травмы, приостанавливает или продлевает сроки следствия на длительное время, от 6 до 12 месяцев, в порядке ст. 162 УПК РФ (Б.Г. Безлепкин 2003).

Экспертная практика показывает, что данный подход не всегда оправдан с точки зрения медицинского прогнозирования исхода травмы. В свою очередь, данное положение не способствует принципу неотвратимости уголовного процесса, тогда так быстрее рассмотрение дела способствует интересам потерпевших и обвиняемых.Обращаясь к истории вопроса, следует заметить, что рассматриваемые нами травмы, их последствия и исходы, многие годы были предметом обсуждений. Так, М.Ф. Яблонский (1961), критериями тяжких телесных повреждений при переломах бедра считал опасные для жизни состояния – шок, кровопотеря. При этом, переломы, на закрытые и открытые не разделяли.И.Я. Купов (1958) закрытые оскольчатые переломы бедра относил к тяжким повреждениям в случаях значительного смещения отломков.

К.Л. Назаретян (1961) к судебно-медицинской оценке переломов бедренной кости рекомендовал подходить с учётом возраста, состояния организма пострадавшего, характера травмы, локализации повреждений, их течения. Он же отмечал, что при переломах бедренной кости у потерпевшего наступает полная утрата трудоспособности в течении длительного периода времени, и поэтому их следует квалифицировать как тяжкие телесные повреждения. Кроме того, по К.Л. Назаретяну, повреждение бедренной кости в большинстве случаев вызывает угрожающие жизни симптомы вскоре после травмы, либо в процессе лечения.

Ц.В. Блохас (1956) предлагал к тяжким повреждениям отнести переломы (в том числе и закрытые) диафиза бедра, нередко осложняющиеся жировой эмболией, а также переломы бедра, осложнившиеся воспалением лёгких.

И.Я. Купов, Н.М. Авакян, А.С. Торопян, характеризуя переломы бедренной кости, считали, что травма последней, независимо от характера повреждений, в большинстве случаев вызывает угрожающие для жизни симптомы непосредственно после травмы, а также в процессе лечения, следовательно, есть все основания квалифицировать их как тяжкие телесные повреждения. В другом варианте закрытые переломы длинных трубчатых костей (в частности бедренной кости) относили к тяжким телесным повреждениям, так как большинство их, как правило, требовало операции остеометаллосинтеза (Э.Л. Тунина, 1966).

В.В. Козлов, рассматривая основные критерии оценки переломов длинных трубчатых костей (без клиники опасных для жизни состояний), всесторонне уделял внимание влиянию оказания медицинской помощи на исход и последствия таких травм. Вместе с тем, наряду с установлением стойкой утраты трудоспособности, автором рассматривается возможность оценки этих повреждений, как тяжких по признаку длительности расстройства здоровья, чего, в свою очередь, придерживались и другие судебные медики: М.А. Файн, 1954; В.И. Прозоровский, Э.Я. Ошерович, 1956; А.И. Законов, 1959; В.И. Прозоровский, Э.И. Кантер, 1961; П.А. Носова, 1965; Л.Б. Колыш, 1968; В.С. Житкова, 1969 (В.В. Козлов, 1977).

Примечательно, что в соответствии с «Правилами» на территории части Республик Советского Союза в 60-е и 70-е годы XX века все переломы бедренной кости признавались повреждениями, вызывающими тяжкий вред здоровью (Армения, Грузия, Эстония, Казахстан, Киргизия, Таджикистан). В Туркмении только лишь многооскольчатые закрытые переломы бедра признавались тяжкими повреждениями. Согласно «Правилам» РСФСР, Белорусской, Узбекской, Латвийской, Литовской, Молдавской и Азербайджанской ССР к тяжким повреждениям относились закрытые переломы бедра, в зависимости от фактического исхода повреждения – опасности для жизни или стойкой утраты не менее одной трети общей трудоспособности (Н. Волкова, П. Максимов, 1968).

В этой связи, учитывая историю разрешения рассматриваемого вопроса, мы выдвигаем следующий вариант оценки тяжести вреда здоровью при закрытых диафизарных переломах бедренной кости.

Его суть: судебно-медицинскую оценку тяжести вреда здоровью при закрытых переломах бедра не опасных для жизни, следует проводить тотчас по факту диагностики травмы, не учитывая оказание медицинской помощи. При этом признак, квалифицирующий тяжкий вред здоровью, непосредственно следует связывать с обычным развитием неблагоприятного исхода, влекущего значительную стойкую утрату трудоспособности не менее, чем на одну треть.

Посыл существующей проблемы обусловил цель настоящего исследования, которой мы придали формулировку вопроса. Имеет ли право на существование указанный выше медико-экспертный признак, существующий пока в гипотезе и определяющий закрытые диафизарные переломы бедренной кости, только по факту его причинения, к категории повреждений, влекущих тяжкий вред здоровью ?

Задачами исследования явились:

  1. Изучить степень выраженности патоморфологических последствий закрытых переломов бедра, не имевших признаков опасности для жизни, в случаях, когда медицинская помощь не оказывалась вообще.
  2. Проанализировать степени выраженности патоморфологических последствий в случаях закрытых переломов бедра, не имевших признаков опасности для жизни, при обстоятельствах специализированного лечения данных повреждений.

Исследования проведены на клинико-экспертном материале, который подвергли анализу по морфологии, клинике и результатам реабилитации в связи с закрытыми переломами бедра у лиц обоего пола в возрасте от 18-35 до 55-65 лет.

Выборку наблюдений в контексте второй задачи, произвели, в массе 157 медико-экспертных случаев. Материалами служили медико-экспертные прецеденты по нескольким Бюро Медико-Социальной Экспертизы (МСЭК) г. Самары, за 2000-2002 г.г. При этом изучение данных МСЭК проводили относительно статистическим сводкам оказания травматологической помощи больным, прошедшим стационарное лечение с закрытыми переломами бедра по Области и областному центру за 2000-2003 г.г.

Поиск наблюдений в контексте первой задачи (изучение исходов не леченных закрытых переломов бедра), проводили по материалам экспертных (секционных) случаев Бюро судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения Самарской области 2001-2003 г.г.

Наблюдения по не леченным закрытым переломам бедра, оказались чрезвычайно редки, последние следует отнести к разряду казуистики.Так, по судебно-медицинскому исследованию трупа мужчины 50-55 лет, без признаков насильственной смерти, были установлены следующие данные.

Обстоятельства обнаружения трупа и отсутствие документальных свидетельств, устанавливающих личность гражданина, позволили определить его при жизни, в категорию лиц без определенного места жительства («бомж»).

При наружном исследовании трупа обращала на себя внимание грубая деформация правого бедра. Последнее было укорочено и резко увеличено в объеме, примерно в 2 раза, по сравнению с левым. Кожные покровы правого бедра имели красно-желтоватую окраску. Определялась флюктуация и патологическая подвижность его на уровне средней и верхней трети. Был диагностирован застарелый винтообразный перелом правого бедра на протяжении верхней и средней трети диафиза с большим расхождением отломков по длине и ширине с выраженной интерпозицией мягких тканей. Макроскопическая структура краев центрального и периферического отломков диафиза, признаки длительной воспалительной реакция костной ткани и мышечного футляра вокруг перелома, свидетельствовали о продолжительном периоде «переживания» перелома, продолжительностью не менее 6-8 недель. В дальнейшем, предполагаемая длительность клиники травмы (от момента причинения перелома до момента смерти пострадавшего), была подтверждена оперативно-розыскными данными. Так, установили, что группа лиц аналогичного социального статуса, периодически «ухаживала» за своим пострадавшим товарищем в течение более 2-х месяцев, вплоть до наступления его смерти. Смерть непосредственно наступила от двусторонней плевропневмонии с выраженными элементами карнификации, развившейся на почве гнойно-септического очага воспаления в области перелома.

При анализе статистических данных по оказанию травматологической помощи, в относительном рассмотрении с наблюдениями по МСЭК, за указанные выше периоды времени, выявилась следующая закономерность.

Так, по наблюдаемым нами травматологическим отделениям, проходили лечение с закрытыми переломами бедра, в среднем ежегодно около 200 человек. При этом ежегодно, в среднем 50 человек, т.е. каждый четвертый, проходили первичное освидетельствование на МСЭК, в связи с длительным течением функционального периода лечения и неблагоприятными исходами травм рассматриваемого характера.

В этой связи, из 157 медико-экспертных случаев (по материалам МСЭК), мы выделили 5 наиболее характерных вариантов неблагоприятных исходов рассматриваемой травмы, влекущих стойкую утрату трудоспособности более 33% (всего 26). И это при условии того, что больные прошли все тактические этапы лечения, а первичная медицинская помощь была им оказана своевременно.

Варианты определившихся неблагоприятных исходов, повлекших значительную стойкую утрату трудоспособности не менее чем на одну треть, в связи с закрытыми переломами бедра не опасными для жизни, были следующими: 1- ложный сустав; 2 - несросшийся перелом с интерпозицией мягких тканей и значительным диастазом отломков; 3- значительное ограничение движений в тазобедренном и коленном суставах, (резко выраженные контрактуры); 4- резкое нарушение статики, обусловленное грубым укорочением конечности (на 6 и более см.); 5 - комбинация исходов «3» и «4» с резко выраженной гипотрофией мягких тканей бедра.

На наш взгляд, проанализированные данные убедительно показывают, что есть объективные медико-экспертные основания относить закрытый перелом бедра не опасный для жизни, тот час по факту травмы, к категории повреждений, влекущих ТЯЖКИЙ ВРЕД здоровью. При этом, по аналогии с судебно-медицинской оценкой опасных для жизни повреждений, оказание медицинской помощи, обычно предотвращающей неблагоприятный исход, рассматривать не следует.

Таким образом, одним из аспектов тяжкого вреда здоровью здесь следует рассматривать, например, признак опасности возникновения (без оказания медицинской помощи) неблагоприятного исхода, связанного обычно со значительной стойкой утратой трудоспособности не менее чем на одну треть. В этой связи, патоморфологически это выражается обычно в тех или иных вариантах не срастания перелома, неправильной его консолидации с резким нарушением (или утратой) опорной функции конечности.

похожие статьи

Характер и вид деформаций и разрушения, морфология разрушения кости в зависимости от вида внешнего воздействия / Крюков В.Н., Буромский И.В. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 155.

Изломы хрящей ребер при ударном и компрессионном разрушениях / Светлаков А.В. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 148-149.

Фрактография повреждений длинных трубчатых костей при неоднократных внешних воздействиях / Бахметьев В.И. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 143-144.

Диагностика механизмов микроразрушений костной ткани лабораторными методами исследования / Бахметьев В.И. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 142-143.

Микрофрактография переломов ребер / Клевно В.А. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 139.

Оценка самоповреждений дистальных отделов нижней конечности от воздействия тупыми предметами / Куликов С.Н. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 153-154.

Практика исследования трупов лиц с переломами проксимальных отделов бедренных костей в отдаленный период после травмы / Жулин С.А. // Судебная медицина. — 2015. — №1. — С. 29-30.

Оценка тяжести вреда здоровью при изолированных травмах голеностопного сустава : Методические рекомендации / Фетисов В.А., Путинцев В.А., Хабова З.С. — 2013.

Математическое моделирование травмирующего воздействия на большеберцовую кость для оценки условий образования перелома / Леонов С.В., Пинчук П.В., Крупин К.Н., Панфилов Д.А. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2017. — №2. — С. 11-13.

Судебно-медицинская оценка тяжести вреда здоровью при изолированных травмах голеностопного сустава / Хабова З.С. — 2013.

Опыт использования медицинских критериев вреда здоровью в экспертной и правоприменительной практике Московской области: 2007–2014 годы / Клевно В.А., Симонова И.С. // Судебная медицина. — 2015. — №4. — С. 4-13.

Оценка тяжести вреда здоровью при изолированных травмах голеностопного сустава : Методические рекомендации / Фетисов В.А., Путинцев В.А., Хабова З.С. — 2013.

Оценка остроты зрения у лиц с миопической и гиперметропической рефракцией при производстве судебно-медицинской экспертизы / Чеченин Е.С., Чеченина Н.Г. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №4. — С. 35-39.

Безосновательность вариабельности экспертных суждений в казусе судебно-медицинской оценки тяжести вреда здоровью по факту перелома анатомических элементов решетчатой кости / Куликов С.Н. // Судебная медицина. — 2016. — №1. — С. 48-55.

Опыт использования медицинских критериев вреда здоровью в экспертной и правоприменительной практике Российской Федерации • 2007–2014 годы / Клевно В.А., Симонова И.С. // Судебная медицина. — 2016. — №1. — С. 4-13.