Применение рентгеноспектрального анализа в экспертной практике

/ Колкутин В.В. Мусин Э.Х. Катаева Н.П.  // Мат. VI Всеросс. съезда судебных медиков. — М.-Тюмень, 2005. — С. 154.

Колкутин В.В., Мусин Э.Х., Катаева Н.П. Применение рентгеноспектрального анализа в экспертной практике

(Москва)

ссылка на эту страницу

С возрастанием числа оружия самообороны для гражданского населения, в судебно медицинской практике является актуальным задача по изучению механизма образования повреждений причиненные эластичными травматическими пулями и дифференциации их от других видов повреждений. Одним из вопросов решаемых экспертами является обнаружения на повреждениях элементов (продуктов) выстрела.

В настоящее время в судебно-медицинской практике широко внедряется метод рентгеноспектрального флуоресцентного анализа с использованием рентгенофлуоресцентного кристалл-дифракционного сканирующего спектрометра SPEKTROSKAN МАКС-GV.

Рентгенофлуоресцентно кристалл-дифракционный сканирующий спектрометр SPEKTROSKAN МАКС-GV определяет химические элементы в диапазоне – от Ca (кальция) до U (урана). В основе его работы используется рентгеновское излучение для облучения анализируемого объекта и регистрации вторичного излучения (флуоресцирование) в рентгеновском диапазоне, при этом спектральный состав вторичного излучения отражает качественный элементный состав анализируемого образца.

Объектами исследований являлись стреляные гильзы, поверхности выстреленных резиновых пуль и экспериментальные повреждения, причиненные на коже биоманекенов (ампутантов) этими пулями.

Повреждения производились из четырех моделей оружия самообороны патронами, снаряженными резиновыми травматическими пулями: 9-мм Р.А. в пистолете ИЖ-79-9Т («Макарыч») и револьвере Модели НАГАН Р-1; «Stop-Power» Cal. 10 x 22 T в пистолете «WALTHER» P22T; .380 МЕ GUM в револьвере РТД-1 ПС («Викинг»). Выстрелы производились с дистанций 10 и 50 см.

Цель исследований – определить качественный состав копоти, образующейся в результате использования данного вида оружия и наложений ее на мишенях и поверхностях пуль.

Для исследования бралась копоть, отложившаяся на внутренних стенках гильз путем протирания марлевой салфеткой. Далее салфетка помещалась в кювету и накрывалась полиэтилентерефталатной пленкой, при этом исследовался контроль используемой марли. Исследовались протирки с двух гильз от каждого вида патронов (9-мм Р.А., «Stop-Power» Cal.10x22T и .380 МЕ GUM) – всего 6 объектов и 1 контроль.

Проведено исследование поверхностей резиновых пуль на предмет выявления химических элементов выстрела. С целью исключения элементов, входящих в состав резины, исследовались контрольные объекты – срез пули. Исследовано 7 пуль и 7 контрольных срезов.

Для исследования экспериментальных повреждений, у края повреждения со стороны внутренней поверхности подсохших кожных лоскут иссекали участок размерами 1х3 мм. Его помещали между двух полиэтилентерефталатных пленок и раздавливали с помощью ручного гидравлического пресса ПГР 10. Целью такой пробоподготовки являлось: выравнивание сканируемой поверхности и толщины пробы и установления равной глубины облучения. Таким образом, исследовано 8 объектов с повреждений и 4 контроля кожи.

В результате сканирования на всех исследуемых объектах были выявлены элементы, входящие в состав продуктов выстрела (порох и капсюльный состав), а именно свинец (Pb), барий (Ba), сурьма (Sb), олово (Sn) и калий (K).

Полученные результаты сканирования протирок с копотью гильз и мягких тканей со стенок повреждений приведены в графиках (рис. 1, 2).

Формы полученных графиков состава копоти в гильзах, а также соотношения интенсивностей между элементами имеют сходство внутри групп и различаются между группами (разных патронов).

График качественного анализа копоти с гильз

Рис 1. График качественного анализа копоти с гильз.

График качественного анализа элементов стенок ран

Рис. 2. График качественного анализа элементов стенок ран.

Выявленные при рентгеноспектральном исследовании на внутренних поверхностях гильз, поверхностях стреляных резиновых пуль и стенках повреждений, причиненных травматическим оружием, на подсушенных кожных лоскутах совокупность химических элементов: свинец (Pb), барий (Ba), сурьма (Sb), олово (Sn) и калий (K), могут свидетельствовать об огнестрельном происхождении их наложений (загрязнений) на исследуемых объектах.

Дальнейшее исследование огнестрельных повреждений на предмет выявления наложения (внедрения) продуктов выстрела и элементного состава создает перспективу для возможной идентификации вида используемых травматических патронов (оружия), а также по разработке и усовершенствованию методов исследования биологических объектов с повреждениями.

похожие статьи

Патоморфология раневого процесса при ранении химическим снарядом и идентификация частиц хлорацетофенона в гистологических срезах / Зимина Л.Н., Михайлова Г.В., Казачков В.И., Бялик И.Ф., Звездина М.В. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 78-79.

Установление модели газового огнестрельного оружия самообороны по следам выстрела / Гальцев Ю.В., Гальцев А.Ю. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 74-75.

Особенности состава частиц продуктов выстрела из газового ствольного оружия / Кузнецов Ю.Д., Бабаханян Р.В., Исаков В.Д. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 72-73.

Признаки дробовых повреждений из газового стволового оружия / Кузнецов Ю.Д., Бабаханян Р.В., Исаков В.Д. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 70-71.

Диагностическое значение металлизации в области повреждений на объектах судебно-медицинской экспертизы при выстрелах из газового ствольного оружия / Макаренко Т.Ф. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 67-69.