Современное состояние вопроса об установлении давности смерти

/ Кантер Э.И. Гаркави А.С.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1975 — №1. — С. 3-7.

Кантер Э.И., Гаркави А.С. Современное состояние вопроса об установлении давности смерти

Научно-исследовательский институт судебной медицины (дир. — проф. В.И. Прозоровский) Министерства здравоохранения СССР, Москва

УДК 340.624.6«401.74» (047)

ссылка на эту страницу

Актуальность проблемы установления давности смерти (ДС) обусловливает многочисленность проводимых исследований. Много внимания уделяют этой проблеме отечественные судебные медики, о чем свидетельствует большое число публикаций, в том числе монографий, докторских и кандидатских диссертаций. Широкое применение лабораторных методов отражает современную направленность судебной медицины на объективизацию экспертных критериев.

Закономерности трупного охлаждения стремятся выразить в уравнениях, включающих температурные условия (температура внешней среды, поверхности трупа, ректальная, внутрипеченочная, внутригрудная и пр.), и другие факторы (телосложение, упитанность, одежда, влажность воздуха и др.). Поскольку ошибка определения может быть очень значительной, термометрию рекомендуется использовать только в комплексе с другими методами.

Неоднократно подчеркивалась необходимость дальнейшего изучения трупных пятен, в частности с применением дозированного давления. При учете танатогенеза, вида и причины смерти точность установления ДС может быть доведена до ±2—4 ч. Следует полагать, что этот метод заслуживает практического применения.

Изучение трупного окоченения послужило предметом ряда исследований. Определение ДС по содержанию АТФ в крови оказалось ненадежным, по содержанию АТФ в мышцах с учетом обстоятельств смерти ДС определялась с точностью ±1—2 ч, однако при этом играют роль уровень прижизненного содержания АТФ и другие условия, предшествующие смерти.

Хотя ферментативная деятельность продолжается некоторое время после смерти, суммарная активность ферментов в трупном материале не может служить критерием ДС. Основывать суждение на активности холинэстеразы, неспецифических эстераз, кислой и щелочной фосфатаз в крови, мышцах, органах тоже оказалось невозможным. Более существенных успехов достигли исследованием дегидрогеназ, трансаминаз, протеаз. Исследованы и другие ферменты, коферменты и субстраты гликолитического и окислительного обмена. В результате экспериментального комплексного исследования печени выработан обобщенный критерий, позволяющий устанавливать ДС в каждом 6-часовом интервале первых 2 сут. Одни авторы призывают к осторожности в оценке ферментных проб, ибо на уровень ферментов в первую очередь влияют прижизненные факторы (заболевания, травмы), а не посмертные процессы, и считают ферментные тесты неудобными для практики ввиду необходимости иметь хорошо оснащенные лаборатории и применять специальные методы изъятия и транспортировки материала. Другие авторы находят ферментные пробы перспективными.

Сделана попытка воспользоваться изменениями митохондрий, очень чувствительных к сдвигам функционального состояния клеток.

Изучали морфологические проявления аутолиза. Устанавливали ДС с точностью ±6 ч по степени аутолиза поджелудочной железы, по цитологической картине секрета молочных желез. Однако гистологические данные нельзя использовать как самостоятельные тесты ввиду многообразия условий, влияющих на скорость процессов аутолиза и гниения; например, прием незадолго до смерти сульфаниламидов, антибиотиков задерживает их развитие. Исследование динамики аутолиза пытались объективизировать путем улавливания выделяющейся углекислоты, количественной оценки протеаз, анализа сорбционной способности белков.

Морфологические исследования эндотелия сосудов, эпителия молочных желез периферического аппарата слухового нерва, дентина, костного мозга, клеток кишечника, печени и селезенки, половых желез, головного мозга, щитовидной железы, слизистой оболочки желудка дали либо отрицательные, либо лишь приблизительные результаты. Так же закончилась попытка основываться на постмортальной девитализации тканей.

Более успешно были применены биохимические методы, направленные на изучение динамики гликогена в трупе, свободных аминокислот в мышцах и в сухожилиях, витамина В2 в органах и нуклеиновых кислот, Na, К, сахара и азота в перикардиальной жидкости, остаточного азота и воды в миокарде. Полученные результаты позволили авторам рекомендовать такие исследования в качестве дополнительных при установлении ДС.

Из числа работ, основанных на использовании физических методов, упомянем изучение хемолюминесценции экстрактов печени, абсорбционных спектров экстрактов органов и мышц, электропроводности тканей, изоэлектрических точек, диэлектрической проницаемости в диапазоне десятисантиметровых радиоволн. Точных результатов методы не обеспечивали.

Многие авторы избрали в качестве объекта исследования глаза трупов. Использовать падение внутриглазного давления оказалось невозможным вследствие большого разброса, а изменения сосудов сетчатки — вследствие субъективности учета. Изучали хрусталик как ткань, долго противостоящую гниению. Исследования стекловидного тела включали: определение теплопроводности, сдвига молочной и пировиноградной кислот, остаточного азота, аскорбиновой кислоты, свободных аминокислот, белков и пр. Обнадеживающих результатов не получено. Было признано, что уровень Na непригоден в качестве индикатора посмертного интервала, а в отношении К мнения разошлись: одни считают, что закономерный подъем его содержания позволяет с относительной точностью определять ДС, причем важно, что статистически значимые различия получаются и на 2-е сутки после смерти; другие находят, что метод непригоден из-за большого разброса. В сочетании с другими наблюдениями комплексное исследование вязкости, содержания К и неорганического Р позволяло достаточно точно определять ДС. Различны также мнения в отношении определения динамики К в камерной влаге, неорганического Р: одни устанавливали ДС с точностью 2—4 ч, другие полагают, что можно лишь судить о том, что прошло после смерти менее или более 30 ч и то только в случае смерти здоровых молодых людей. Изучается десквамация в камерную влагу выстилающего эпителия. Помутнение роговицы и образование «пятен Ларше» давно известно как проявление трупного высыхания. Время появления этих признаков колеблется от агонального периода до 30 и более часов после смерти. Оказалось, что помутнение обусловлено внешней температурой и влажностью, степенью обезвоживания организма, положением век и др. Затем изменения роговицы изучали при помощи микроскопии с фоторегистрацией, химических методов, лазерной аппаратуры. Авторы отмечают зависимость изменений от ДС, но непостоянную; исследования могут служить лишь дополнительными.

Много работ было посвящено измерению сдвига рН — в камерной влаге, стекловидном теле, ликворе, крови, мышцах, мозге, печени, легких и др., однако стойкой закономерности не выявлено.

Многие исследователи изучали свойства трупной крови, стремясь выявить наличие связи между ДС и величиной гематокрита, объемом и осмотической резистентностью эритроцитов, вязкостью, удельным весом, снижением точки замерзания, концентрацией Hb в сыворотке, количеством жизнеспособных лейкоцитов и их способностью к фагоцитозу и пр. Авторитетные специалисты считают, что применение в практике подобных исследований крови может вести к серьезным ошибкам. Недавно исследовали рефракцию и оптическую плотность сывороток. Активно изучалось содержание в трупной крови P, S, К, Na, Cl, Mg, Ca, молочной кислоты, белков и их дериватов. Результаты оказались спорными: хотя отмечались значительные посмертные сдвиги этих веществ, но не постоянные и зависящие не только от ДС. В частности, остаточный азот крови, по мнению одних отечественных исследователей, позволяет (с учетом некоторых внутренних и внешних факторов) достоверно судить о ДС, а по мнению других, колебания его не поддаются статистической обработке, и это ставит под сомнение целесообразность использования.

В ликворе изучали динамику его давления, картину белков и продуктов их распада, сдвиг молочной кислоты и других веществ, особенно неорганического P и остаточного азота. Оценка достигнутых результатов неоднозначна, более совпадают мнения о целесообразности определения К, которое позволяет устанавливать ДС с точностью от ±3 до ±12 ч. Na оказался непригодным для этой цели.

Спектральные исследования макро- и микроэлементов в трупе для установления ДС применяют в СССР с 1965 г., в дальнейшем спектрографическим анализом пользовались многие исследователи. Получены статистически значимые данные о некоторых элементах и их соотношениях, большинство авторов рекомендуют применять этот метод как дополнительный. Особое значение придается определению К в стекловидном теле.

Вновь привлекли к себе внимание явления переживания тканей и органов. Так, электровозбудимость мышц трупа стали использовать с 1960 г. Отечественным автором был предложен прибор, при помощи которого он полагал возможным устанавливать давность смерти с точностью 1—2 ч, однако проверка метода выявила значительно большие ошибки. За рубежом электровозбудимость мышц используют в сочетании с пробой на сократимость двуглавой мышцы в ответ на механическое раздражение. Вновь испытана достоверность посмертной зрачковой реакции и выявления посмертной функции потовых желез и показана целесообразность их использования.

Возможность установления ДС по степени переваривания содержимого желудочно-кишечного тракта одни авторы оценивают положительно, другие — отрицательно.

Сохранность подвижности сперматозоидов в трупе как показатель ДС использовать нельзя: она колеблется в пределах 10—83 ч.

Для практического использования некоторых объективных методов установления ДС советские судебные медики конструировали или приспосабливали различные приборы, например селеновый фотоэлемент для исследования трупных пятен, динамометры для определения силы давления на трупные пятна, электротермометр и т.д.

Предложены чемоданы с набором оснащения для определения ДС на месте происшествия и др.

Еще в 1959 г. было выдвинуто требование: определение времени смерти должно основываться на экспериментальной и статистической базе и быть верным с точностью до 1 ч по крайней мере в 9 случаях из 10, между тем, несмотря на большой размах исследований, — от субклеточного уровня до трупа в целом — ни один из классических и новых методов не позволяет уловить изменения, которые определяли бы промежутки, характеризуемые часами, а тем более минутами. Фактически удается разграничивать интервалы ±3—12 ч и то в первые 12—15 ч после смерти.

Большинство предложенных методов не дает четких временных различий. Авторы ряда работ не могут указать степень точности либо потому, что располагают малым материалом, либо потому, что результат не поддается количественному учету (несмотря на это, некоторые из этих авторов уверенно рекомендуют такие методы в качестве дополнительных для определения ДС). Приводимые в иных работах количественные параметры неоднородны: в пределах 6-часовых интервалов, ±12 ч, менее или более суток и т. д. При проверке ряда методов обнаруживается еще больший разброс показателей.

Наблюдается тенденция проводить исследование только современными методами без сопоставления полученных данных с ранее известными. Большинство исследователей искали изолированный признак, независимый ни от каких причин, кроме фактора времени, такой признак пока не установлен и вряд ли он вообще возможен. Перспективные комплексные исследования, когда разные методы дополняют и контролируют друг друга, еще немногочисленны. Отсутствует единая система исследований, которые носят стихийный характер; одиночные исследователи не могут охватить большой круг вопросов; почти отсутствуют этапные обобщения; проверку обнадеживающих методов задерживает необходимость иметь сложную аппаратуру и подготовленных специалистов.

Даже эффективные на экспериментальном материале методы пока не нашли применения в практике, в первую очередь из-за большого разнообразия внешних и внутренних условий, изменяющих развитие танатологических процессов. Высказано мнение, что вряд ли можно добиться точного установления ДС вследствие влияния причины смерти, длительности агонии, анатомо-физиологических свойств организма, воздействия окружающей обстановки. Можно с этим согласиться, так как обнаруженное явление может быть витальным, суправитальным, посмертным, нормальным или патологическим, специфичным для причины смерти или катабиотическим. Катабиотические процессы в свою очередь детерминированы возрастом, питанием, физическим развитием, состоянием здоровья, длительностью умирания, развитием аутолиза, действием антибиотиков и т.д.

По-видимому, в настоящее время есть реальная возможность устанавливать по времени только резко выраженные этапные посмертные изменения.

Для успешной разработки проблемы установления ДС требуются дальнейшее накопление материала, сопоставление его и оценка. По-видимому, только комплексное использование нескольких объективных методов с учетом различия условий будет пригодно для экспертного решения. Возможно, окажутся перспективными предложения подвергать обработке с помощью ЭВМ отображенные на перфокартах признаки (рост, вес, пол, конституция, причина смерти и пр.) и результаты примененных методов исследования.

На Международном конгрессе по судебной медицине (1972) было высказано мнение советских судебных медиков, что на определенном этапе научных исследований судебные медики в содружестве с представителями других отраслей науки, разрабатывающих вопросы реанимации, трансплантации органов и тканей, смогут выработать критерии, конкретизирующие малые сроки давности наступления смерти, доступные для применения в широкой экспертной практике.

 

1 Авторами использовано 264 литературных источника (161 отечественный, 103 зарубежных автора), опубликованных за 1954—1973 гг.

похожие материалы в каталогах

Давность наступления смерти

похожие статьи

Установление давности наступления смерти методом спиновых зондов в отдаленные сроки посмортального периода с использованием языка и почки / Резников И.И., Саакян Л.В., Степанян Т.М. // Медицинская экспертиза и право. — 2010. — №5. — С. 35-37.

Суправитальная зрачковая реакция / Гладких Д.Б. — 2012.

Возможности диагностики давности наступления смерти по изменениям в поясничных межпозвонковых дисках (сопоставление морфологических, иммуногистохимических и томографических результатов) / Бывальцев В.А., Степанов И.А., Семенов А.В., Перфильев Д.В., Белых Е.Г., Бардонова Л.А., Никифоров С.Б., Судаков Н.П., Беспятых И.В., Антипина С.Л. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2017. — №4. — С. 4-8.

Изменение содержания калия в жидкости стекловидного тела в зависимости от срока смерти / Марченко Н.П. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1966. — №4. — С. 3-7.

Е.М. Евгеньев-Тиш. Установление давности смерти в судебномедицинской практике (пособие для врачей и студентов). Казань, 1963, 181 стр. / Кононенко В.И. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1966. — №1. — С. 58.