Экспертное значение активности дегидрогеназ в печени в зависимости от стадии пищеварительного цикла

/ Алтухова Л.К. Пашинян Г.А. Алтухов К.К.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1975 — №1. — С. 19-21.

Алтухова Л.К., Пашинян Г.А., Алтухов К.К. Экспертное значение активности дегидрогеназ в печени в зависимости от стадии пищеварительного цикла

Центральная научно-исследовательская лаборатория (зав. — проф. Э.М. Коган), кафедра судебной медицины (зав. — проф. В.М. Смольянинов) II Московского медицинского института им. Н.И. Пирогова

УДК 340.6:[612.3:612.351.11

Методом количественной гистохимии определяли активность дегидрогеназ в печени крыс через 3, 6, 12 и 24 ч после кормления. Установлено, что максимальная активность сукцинат дегидрогеназы наблюдалась через 6 ч после кормления, восстановленной НАД-, лактат-, а-глицерофосфат- и глюкозо-6-фосфатдегидрогеназы через 3 ч с постепенным снижением к 24 ч. Таблица 1.

 

LIVER DEHYDROGENASE ACTIVITY: A FUNCTION OF THE STAGE OF DIGESTIVE CYCLE. MEDICE-LEGAL EXPERT ASPECTS

A.K. Altukhova, G. A. Pashlnyan, К. K. Altukhov

Concentrations and cellular distribution of various dehydrogenases were studied histochemically in the rat liver 3, 6, 12 and 24 hours after the feeding. The results may be a useful tool in medico-legal practice in estimating the time of the last meal.

ссылка на эту страницу

Точное установление срока приема пищи имеет большое экспертное значение. Как известно, решение этого вопроса в настоящее время представляет определенные трудности.

По данным литературы, гистохимическая характеристика клеток печени зависит от времени, прошедшего с момента приема пищи, и ее состава (А.М. Астахова, 1971; Chang и соавт., 1968, и др.). Исходя из этого, мы изучили гистохимически активность ряда дегидрогеназ в печени крыс после разных сроков кормления.

Материал и методы. Крысы в течение 3 нед находились на стандартной диете (получали пищу 1 раз в сутки, после насыщения животных остатки пищи удаляли, вода была свободно доступна). Крыс забивали путем декапитации через 3, 6, 12 и 24 ч после кормления. Кусочки печени сразу помещали в жидкий азот и в криостате готовили срезы толщиной 25 мк (для количественного анализа) и 7 мк (для морфологического исследования).

Активность дегидрогеназ: сукцината (СДГ) и восстановленного НАД (НАД • Н-ДГ) определяли по методу Квалино и Хейхо (1960), лактата (ЛДГ), α-глицерофос-фата (α-ГФ-ДГ) и глюкозо-6-фосфата (Г-6-Ф-ДГ) — по методу Гесса, Скарпелли и Пирса (1962). Количественное исследование проводили по методу Р.П. Нарциссова и соавт. (1969). О ферментативной активности судили по распределению гранул формазана в цитоплазме гепатоцитов.

Оказалось (см. таблицу), что содержание Г-6-Ф-ДГ в печени было максимальным через 3 ч после кормления. Остальные сроки (6, 12 и 24 ч) характеризовались достоверным снижением активности фермента. Отмечено разное распределение активности по долькам в зависимости от стадии пищеварительного цикла. Через 6 ч после кормления интенсивность реакции по долькам была одинаковой, что свидетельствует о равномерном распределении фермента. Для других сроков характерно неодинаковое распределение гранул формазана как по долькам, так и внутри них, а также в цитоплазме гепатоцитов.

Наибольшая активность была в зонах, прилежащих к центральной вене.

Количественное определение α-ГФ-ДГ показало, что максимальное содержание соответствует 3 ч после кормления, а минимальное — 6—24 ч. Топография α-ГФ-ДГ на разных стадиях пищеварительного цикла также характеризовалась рядом особенностей. К ним следует отнести неравномерное распределение фермента в дольках печени крыс, голодавших 1 сут, и более или менее одинаковое распределение по долькам при других сроках. Зоны наибольшей активности через 3, 6 и 12 ч располагались вблизи центральной вены, а через 24 ч — на периферии дольки. В гепатоцитах наибольшая активность фермента при всех сроках отмечалась в перинуклеарной цитоплазме.

Динамика изменения активности дегидрогеназ в печени крыс (в микрограммах формазана на 1 мг белка среза в 1 мин)

ФерментВремя после
приема пищи
(в ч)
М±mР

F-6-Ф-ДГ

3169,33±3Р—3—6, 3—12, 3—24<0,001
6118,1±2,9
12110,13±7,3р-6—12, 6—24, 12—24>0,1
24117,03±5
α-ГФ-ДГ3242,53±7,1Р—3—6, 3—12,3—24, 6—12,
6163,53±4,76—24 <0,001
12149,73±3,8
24150,33=2,5Р—12—24>0,1

ЛДГ

3263,53=7,9Р—3—24, 6—24, 12—24<0,001
6257,9±5,8
12252,33±13,1Р—3—6, 3—12, 6—12>0,1
24184,53=2,1

СДГ

3187,13±16,1
6276,03=9,9Р<0,001
12246,03:14,3
24114,7±14,1

НАДН-ДГ

3250,3±6,3
6172,23:4,7Р <0,001
12144,5±5,8
24123,03=6,3

Количество ЛДГ было наибольшим через 3 ч и снижалось к 24 ч. Топография ЛДГ при разных сроках после кормления различна. Через суточный период голодания интенсивность гистохимической реакции повышалась на периферии дольки, через 3 и 6 ч — в центре, а спустя 12 ч после кормления было выявлено равномерное распределение гранул формазана по долькам и в цитоплазме гепатоцитов.

Количественным методом установлено повышение активности СДГ через 6 ч после кормления. При этом сроке наблюдалось равномерное распределение гранул формазана по долькам и в цитоплазме гепатоцитов. Остальные сроки характеризовались достоверным снижением активности фермента. Через 4 ч интенсивность гистохимической реакции на периферии печеночных долек повышалась. В цитоплазме гепатоцитов крупные гранулы формазана локализовались вблизи ядер.

Количество НАД-Н-ДГ было наибольшим через 3 ч и снижалось к 24 ч. Локализация формазана в гепатоцитах через 3 и 6 ч после кормления была однотипна, а гранулы распределялись равномерно по всей цитоплазме. Через 12 и 24 ч они локализовались вблизи ядер, наибольшей активностью обладали клетки, прилежащие к центральной вене.

Таким образом, максимальная активность СДГ наблюдалась через 6 ч после кормления, а НАД-Н-ДГ, ЛДГ, α-ГФ-ДГ, Г-6-Ф-ДГ — через 3 ч.

Результаты исследований показали, что существует определенная динамика изменения активности ферментов группы дегидрогеназ печени в зависимости от стадии пищеварительного цикла, что можно использовать при решении вопроса о давности приема пищи.

похожие материалы в каталогах

Давность наступления смерти

похожие статьи

Возможности диагностики давности наступления смерти по изменениям в поясничных межпозвонковых дисках (сопоставление морфологических, иммуногистохимических и томографических результатов) / Бывальцев В.А., Степанов И.А., Семенов А.В., Перфильев Д.В., Белых Е.Г., Бардонова Л.А., Никифоров С.Б., Судаков Н.П., Беспятых И.В., Антипина С.Л. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2017. — №4. — С. 4-8.

Изменение содержания калия в жидкости стекловидного тела в зависимости от срока смерти / Марченко Н.П. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1966. — №4. — С. 3-7.

Е.М. Евгеньев-Тиш. Установление давности смерти в судебномедицинской практике (пособие для врачей и студентов). Казань, 1963, 181 стр. / Кононенко В.И. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1966. — №1. — С. 58.

Топографическое гистохимическое определение активности некоторых дегидрогеназ в скелетной мышце в зависимости от давности наступления смерти / Жаров В.В., Ковальская Н.И. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1977. — №4. — С. 31-33.

Влияние алкогольной интоксикации на динамику активности ряда ферментов при установлении давности наступления смерти / Мельников Ю.Л., Мирошник Г.М. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1977. — №4. — С. 28-31.