К установлению давности захоронения трупов

/ Рубежанский А.Ф.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1962 — №1. — С. 29-30.

Рубежанский А.Ф. К установлению давности захоронения трупов

Кафедра судебной медицины (зав. — доцент В.Л. Святощик) Кубанского медицинского института

Поступила в редакцию 27/III 1961 г.

ссылка на эту страницу

Настоящая работа представляет попытку установить и конкретизировать закономерность связи между характером изменений костной ткани и физико-химическими свойствами почвы как факторами, формирующими эти изменения.

Рассматриваемый материал включает крупные кости конечностей и кости головы и туловища, принадлежащие 50 трупам мужского и женского пола в возрасте от 25 до 50 лет, срок погребения которых составляет 38 лет. Условия и место захоронения для всех трупов были одинаковыми. Костные останки располагались в беспорядке на глубине 80—100 см от поверхности земли, покрытой травянистой растительностью степного типа. Каких-либо признаков одежды или обуви обнаружено не было. Кости, очищенные от почвы, оказались серо-коричневой окраски, достаточно плотные, с некоторой шероховатостью диафизов за счет «выветривания» поверхностного слоя.

Визуально на всех длинных трубчатых костях отмечена полная утрата компактного вещества в области эпифизов, что мы обозначили как дефект компактного слоя. Дефекты имели вид либо кольца определенной ширины вокруг гладкой суставной поверхности, либо отдельных участков неправильно округлой формы. Локализация и размеры дефектов на различных костях оказались следующими: бедренная — в области нижневнутренней поверхности головки на границе с шейкой на участке размером от 3 до 6 см2 и на всей поверхности наружного и внутреннего надмыщелков; большеберцовая — вокруг суставной поверхности проксимального и дистального эпифизов в виде кольца шириной от 1 до 3 см; малоберцовая — по задней поверхности или вокруг суставной площадки головки в виде кольца шириной от 0,5 до

2 см, а также в области наружной лодыжки на участке от 1 до 1,5 см2; плечевая: а) на границе между суставной поверхностью головки и анатомической шейкой в задненаружном сегменте шириной от 1,5 до 3 см, а также в области большого бугорка; б) по краям блоковидной поверхности шириной до 0,5 см и соответственно внутреннему и наружному надмыщелкам; локтевая — вокруг полулунной вырезки и по окружности головки в виде кольца шириной от 0,5 до 1 см; лучевая — по окружности суставного края головки в виде кольца шириной от 0,5 до 1 см и по окружности лучезапястной суставной поверхности шириной от 0,5 до 2 см.

Дефект компактного слоя наблюдался на ключицах у суставной площадки грудинного конца спереди на протяжении 0,5—0,8 см и по окружности акромиального конца в виде кольца шириной 0,3—1 см и нижнечелюстной кости по окружности суставной поверхности отростка до 0,5 см ширины.

«Выветривание» поверхностного слоя диафизов длинных трубчатых костей было равномерным; глубина разрушения не превышала 0,1 см. На нижнечелюстных костях «выветривание» отмечено лишь на внутренней поверхности тела челюсти у нижнего края. На некоторых длинных трубчатых костях, ближе к концам их, сохранилась надкостница в виде участков рыхлой ткани ржавого цвета. В этих местах поверхность кости была без признаков «выветривания».

Эти особенности разрушения костей, как мы полагаем, являются закономерными для тех условий, в которых пребывали костные останки. Поэтому особое внимание было уделено изучению физико-химических свойств почвы1. Почва была влажная, темно-серая (чернозем), комко-вато-зернисто-порошистая, рыхлая, тяжелый суглинок, почти глина.

Данные о химическом составе почвы на глубине 80—100 см приведены в табл. 1.

Таблица 1

Специального внимания заслуживает соотношение количеств доступных форм фосфорной кислоты. Значительное (по сравнению с контролем) увеличение содержания Р2О5, по нашему мнению, может служить показателем пребывания в земле костной ткани в случаях полного ее разрушения, особенно в короткие сроки.

Химический анализ водных вытяжек приведен в табл. 2.

Таблица 2

Показатель «редокс-потенциал» (rН), которым выражается соотношение окислительных и восстановительных процессов в . почве, в нашем случае составил (ориентировочно) 300—400 mv.

В другом случае нам пришлось осматривать костные останки давностью 17—18 лет, пребывавшие в условиях, близких к описанным выше. На многих из них на всей поверхности диафизов сохранилась надкостница. Дефектов компактного слоя обнаружено не было.

 

1 Контрольные пробы взяты на расстоянии 10 м от места захоронения.

похожие материалы в каталогах

Поздние трупные явления

похожие статьи

Энтомологические и микробиологические особенности разложения трупов, подвергшихся воздействию пламени / Лаврукова О.С., Лябзина С.Н., Сидорова Н.А., Приходько А.Н. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №4. — С. 30-34.

Судебно-медицинское значение изучения биодеградации в солоноватой водной среде / Джуваляков П.Г., Богомолов Д.В., Аманмурадов А.Х., Збруева Ю.В. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №4. — С. 46-49.

Диагностика давности наступления смерти в позднем посмертном периоде в судебно-медицинской практике (обзор литературы) / Кильдюшов Е.М., Ермакова Ю.В., Туманов Э.В., Кузнецова Г.С. // Судебная медицина. — 2018. — №1. — С. 34-38.

Специфика путрификации трупа под действием ферментных систем некробиома / Сидорова Н.А., Попов В.Л., Лаврукова О.С., Приходько А.Н., Лябзина С.Н., Тихомирова Е.И. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2017. — №5. — С. 18-22.

Изменение температуры трупа в процессе его разложения (экспериментальное исследование) / Лаврукова О.С., Попов В.Л., Лябзина С.Н., Сидорова Н.А., Приходьков А.Н. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2017. — №3. — С. 19-22.