Гистохимическое определение активности некоторых дегидрогеназ в сердце в зависимости от давности наступления смерти

/ Жаров В.В. Ковальская Н.И. Куздыбаев А.С.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1976 — №4. — С. 14-16.

Жаров В.В., Ковальская Н.И., Куздыбаев А.С. Гистохимическое определение активности некоторых дегидрогеназ в сердце в зависимости от давности наступления смерти

Кафедра судебной медицины (зав. — проф. В.М. Смольянинов) II Московского медицинского института им. Н.И. Пирогова

УДК 616.127-008.931-091.1

Гистохимическое определение активности некоторых дегидрогеназ в сердце в зависимости от давности наступления смерти. Жаров В.В., Ковальская Н.И., Куздыбаев А.С. Суд.-мед., эксперт., 1976, № 4, с. 14.

При изучении активности некоторых дегидрогеназ в миокарде экспериментальных животных выявлено закономерное ее снижение в зависимости от давности наступления смерти.

Таблица 1.

 

HISTOCHEMICAL ESTIMATION OF ACTIVITIES OF SOME DEHYDROGENASES IN THE HEART RELATED TO THE TIME OF DEATH

V. V. Zharov, N. I. Kovalskaya, A. S. Kuzdybayev

Experiments on rats were carried out. A progressive decrease of enzymatic activities depending on death time was observed.

ссылка на эту страницу

Учитывая результаты немногочисленных работ по определению активности ферментов в различные сроки после наступления смерти (Е.Ф. Лушников, Э.В. Рабина, 1963; А.Е. Шорохов, 1968; Ю.Л. Мельников, 1970; Г.А. Ботезату, 1974; Е.Ф. Лушников, Н.А. Шапиро, 1974; Camps, 1959; Griffin и соавт., 1965, и др.), мы поставили задачу изучить в эксперименте посмертную динамику активности дегидрогеназ в миокарде и оценить возможности использования этих показателей для судебно-медицинского установления давности наступления смерти.

Исследовали основные дегидрогеназы, характеризующие метаболизм миокарда: дегидрогеназы глюкозо-6-фосфата (Г-6-Ф-ДГ), а-глицерофосфата (а-Г-Ф-ДГ), лактата (ЛДГ), сукцината (СДГ) и малата (МДГ), позволяющие судить об активности цикла Кребса, дегидрогеназу восстановленного никотинамидадениндинуклеотида (НАД-Н-ДГ), отражающую состояние терминального окисления.

Работу проводили на белых беспородных крысах-самцах весом 180—220 г. Животных забивали, нанося нм черепно-мозговую травму. Исследовали 7 групп животных по 12 в каждой: 1-я группа тотчас после наступления смерти, последующие 6 групп через 6, 12, 18, 24, 36 и 48 ч после смерти при температуре окружающего воздуха 16—18° и относительной влажности 40—60%. Миокард экспериментальных животных замораживали в жидком азоте и в криостате изготовляли срезы толщиной 7  мкм. На подсушенных срезах проводили гистохимическую реакцию и заключали их в глицерин-желатин.

Для выявления дегидрогеназ Г-6-Ф, а-ГФ и лактата использовали метод Гесса» Скарпелли и Пирса (Э. Пирс, 1962); СДГ и НАД Н-ДГ определяли по методу Квалино и Хэйхо (1960).

В сердце контрольных животных наиболее активными ферментами являются СДГ и ЛДГ, далее по мере убывания активности идут дегидрогеназы восстановленного НАД-Н-ДГ, МДГ, а-ГД и Г-6-Ф. Обращала на себя внимание мозаичность локализации изученных дегидрогеназ: в отдельных миоцитах, их группах в различных участках миокарда всех камер и слоев сердца активность была различна, что выражалось в образовании большего или меньшего количества формазана. Внутриклеточно гранулы моно- и диформазана различной величины (от пылевидных до крупных) располагались в основном линейно вдоль миофибрилл (при этом подчеркивалась в некоторых миоцитах поперечная исчерченность), реже — диффузно с образованием очагов (скоплений). Крупные гранулы формазана встречались редко. Прокрашивания цитоплазмы мышечных волокон, как правило, не наблюдалось. В ядрах миоцитов и вставочных дисках активность не выявлялась.

При изучении топографии и активности дегидрогеназ в динамике в зависимости от давности наступления смерти удалось выявить общие закономерности. Через 6 ч наблюдается некоторое снижение активности почти всех дегидрогеназ — увеличивается количество миоцитов с более низкой активностью и уменьшается число волокон с высокой активностью ферментов. При этом изменяются свойства гранул и характер их расположения: по мере увеличения срока давности наступления смерти увеличивается количество крупных, грубых, часто неправильной формы, интенсивно окрашенных гранул формазана, при уменьшении общего их количества; появляются очень крупные красные гранулы моноформазана; становится меньше участков миокарда с линейным характером расположения гранул формазана при резком увеличении миоцитов с диффузно расположенными гранулами формазана. После 12 ч появляются гомогенно окрашенные участки миокарда, количество которых увеличивается и достигает максимума к 48 ч. Мозаичность в топографии ферментов сохраняется при всех сроках давности, однако степень ее выраженности несколько падает. Поперечная исчерченность в миоцитах сохраняется вплоть до 48 ч, но количество таких миоцитов намного меньше, чем в ранние сроки. Через 18 ч появляются конгломераты крупных гранул формазана.

Кроме перечисленных изменений следует отметить некоторые отличия в динамике активности ферментов: активность Г-6-Ф-ДГ падает до следовой через 6 ч, а начиная с 18 ч практически отсутствует; активность а-Г-Ф-ДГ значительно снижается через 24—36 ч после смерти и фиксируется как следовая к 48-му часу. Активность остальных дегидрогеназ, хотя и снижается по мере увеличения срока после смерти, все же остается удовлетворительной спустя 48 ч. Правда, судить истинной активности ферментов при такой давности затруднительно, так как, с одной стороны, наблюдается интенсивное сплошное прокрашивание саркоплазмы миоцитов, а, с другой стороны, все еще выявляются преимущественно крупные гранулы моно- и диформазана с диффузным и очень редко линейным характером расположения. Обобщенные результаты исследования приведены в таблице.

 

Выявленные изменения (увеличение размеров гранул формазана и усиление интенсивности окраски наряду с уменьшением их количества, увеличение моноформазана, диффузный характер расположения гранул и сплошное прокрашивание саркоплазмы миоцитов) скорее всего свидетельствуют о снижении дегидрогеназной активности (К.М. Данилова, 1969; И.Д. Шперлинг, Н.Ф. Гусакова, 1972). В основе этого лежит ряд факторов — изменение pH саркоплазмы вследствие развития метаболических сдвигов и аутолитических процессов, нарушение структуры миоцитов и в первую очередь митохондрий, интенсивность и направленность метаболизма органа и др. Следует обратить внимание на более медленное снижение дегидрогеназной активности в миокарде по сравнению с другими органами экспериментальных животных (Ю.Л. Мельников, 1970; Е.Ф. Лушников, Н.А. Шапиро, 1974) и довольно продолжительное сохранение активности (до 2 сут), что связано, по-видимому, с особенностями структуры и функции сердца.

Выводы

  1. Выявлено закономерное снижение активности изученных ферментов в зависимости от давности наступления смерти.
  2. В интервале 6—18 ч после смерти наиболее показательной является динамика активности ферментов ЛДГ, Г-6-Ф-ДГ и а-Г-Ф-ДГ, а в интервале 12—24 ч — динамика активности СДГ, МДГ, НАДН-ДГ.

похожие материалы в каталогах

Давность наступления смерти

похожие статьи

Суправитальная зрачковая реакция / Гладких Д.Б. — 2012.

Возможности диагностики давности наступления смерти по изменениям в поясничных межпозвонковых дисках (сопоставление морфологических, иммуногистохимических и томографических результатов) / Бывальцев В.А., Степанов И.А., Семенов А.В., Перфильев Д.В., Белых Е.Г., Бардонова Л.А., Никифоров С.Б., Судаков Н.П., Беспятых И.В., Антипина С.Л. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2017. — №4. — С. 4-8.

Изменение содержания калия в жидкости стекловидного тела в зависимости от срока смерти / Марченко Н.П. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1966. — №4. — С. 3-7.

Е.М. Евгеньев-Тиш. Установление давности смерти в судебномедицинской практике (пособие для врачей и студентов). Казань, 1963, 181 стр. / Кононенко В.И. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1966. — №1. — С. 58.

Топографическое гистохимическое определение активности некоторых дегидрогеназ в скелетной мышце в зависимости от давности наступления смерти / Жаров В.В., Ковальская Н.И. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1977. — №4. — С. 31-33.