Основные вопросы и методы экспертизы прижизненных признаков личности по костным останкам (Обзор литературы)

/ Пашкова В.И.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1962 — №2. — С. 56-58.

Пашкова В.И. Основные вопросы и методы экспертизы прижизненных признаков личности по костным останкам (Обзор литературы)

Научно-исследовательский институт судебной медицины (дир. — проф. В.И. Прозоровский) Министерства здравоохранения СССР

ссылка на эту страницу

В течение 1958—1960 гг. был опубликован ряд отечественных судебномедицинских работ, посвященных установлению личности трупов неизвестных лиц по костным останкам (С.А. Буров, С.Т. Джигора, В.И. Добряк, Ю.М. Гладышев, С.А. Жданова, Ю.М. Кубицкий, Б.А. Никитюк, В.И. Пашкова, В.П. Петров, В.С. Тишин,

Н.Ж. Шаяхметов и др.). Интерес к этому вопросу вполне закономерен, так как установление личности по костным останкам представляет весьма важную задачу при судебно-медицинской экспертизе неподдающихся опознанию трупов или костей скелета.

Как известно, при отождествлении личности после установления видовой принадлежности костей определяется пол, возраст и рост покойного.

Для решения этих вопросов обычно используются сравнительноанатомические, анатомо-морфологические, биологические, рентгенологические и остеометрические методики.

При помощи сравнительноанатомического и биологического методов определяют видовую принадлежность костных останков. В подавляющем числе случаев эту принадлежность удается установить посредством лишь одной сравнительноанатомической методики, независимо от того, представлен ли на экспертизу целый скелет (что бывает редко) или отдельные его части. Следует иметь в виду, что при экспертизе костей, подвергшихся действию высокой температуры, длительному воздействию атмосферных условий или продолжительному пребыванию в неблагоприятных условиях захоронения, биологический метод исследования оказывается малоэффективным. В подобных случаях приемлем только сравнительноанатомический метод исследования. Поэтому нельзя согласиться с Н.Ж. Шаяхметовым, утверждающим, что «решение вопроса о видовой принадлежности целого скелета или черепа не представляет особых затруднений, но оно значительно осложняется, если имеются отдельные кости. В последнем1 случае основным в разрешении этого вопроса является постановка реакции преципитации Чистовича».

Определение по костям скелета пола, возраста и роста основывается на совокупности данных, получаемых при анатомо-морфологическом, рентгенологическом и остеометрическом приемах исследования.

Диагностика принадлежности костей мужскому или женскому скелету оказывается наиболее достоверной, когда исследуются костные останки людей, достигших половой зрелости, так как при этом признаки, дифференцирующие пол, выражены особенно отчетливо на костях таза и черепа. Сведения об отличии мужского черепа' и таза от женского достаточно полно освещены в судебномедицинских работах В.И. Добряка и В.И. Пашковой.

По остальным костям скелета определение пола является более сложным. В отечественной и зарубежной судебномедицинской литературе, помимо анатомо-морфологической характеристики строения костей у мужчин и женщин, содержатся конкретные сведения о половых особенностях костей скелета применительно главным образом к их размерам. В этом направлении заслуживают внимания данные о половых различиях плечевой кости (Smith), головки, шейки и мыщелков бедренной кости (Pearson), подъязычной кости (Ю.М. Гладышев), ключицы (С.Т. Джигора) и грудной кости (Diirwald). Совокупность остеометрических показателей, содержащихся в работах названных авторов, при учете анатомо-морфологических особенностей строения костей позволяет, как правило, установить половую принадлежность неизвестного лица.

По костным останкам лиц, не достигших половой зрелости, высказаться относительно пола можно лишь предположительно, прежде всего исходя из особенностей строения таза. Следует также принимать во- внимание размеры черепа и трубчатых

костей, поскольку установлено, что при одном и том же возрасте размеры этих костей у мальчиков больше, чем у девочек (В.А. Бец, А.П. Болдырев, Д.Г. Рохлин и др.). Признак этот в известной мере относительный и должен учитываться в совокупности с другими данными.

Определение возраста по костным останкам у детей, а также у лиц, не достигших половой зрелости, производится по степени развития костной системы и зубного аппарата. Оба эти процесса совершаются параллельно (а не являются отдельными этапами в развитии организма, как указывает Н.Ж. Шаяхметов) и происходят с закономерной последовательностью. Основными объектами, исследуемыми при определении возраста, являются ядра окостенения, синостозы и зубы. Закономерность в сроках появления ядер окостенения, наступления синостозов (в том числе и синостоза в области затылочно-основного шва черепа), развития молочных и постоянных зубов, в том числе зубов мудрости, позволяют определять возраст с точностью до 1—3 лет.

Состояние ядер окостенения и синостозирования устанавливается рентгенологическим путем или на распилах костей. Состояние зубного аппарата определяется обычно путем визуального исследования, реже — рентгенологического.

Темп окостенения у девочек и девушек опережает темп окостенения у мальчиков и юношей на 1 1/2—2 года. Распространенное мнение о раннем развитии народов, проживающих на Востоке, Юго-востоке и Юге СССР, не подтверждено наблюдениями Д.Г. Рохлина. Автор установил, что у киргизов, бурят, узбеков, туркменов половая зрелость наступает даже немного позже, чем у русских — жителей Ленинграда. У грузин, армян и осетин отмечается более раннее дифференцирование организма, проявляющееся обычно после 15 лет. В соответствии с этим половая зрелость у представителей указанных народов наступает раньше, чем у русских, в пределах от нескольких месяцев до 11/2 лет.

В качестве дополнительного метода (а иногда и единственного при отсутствии в числе костных останков черепа) можно использовать измерение трубчатых костей, представленных на экспертизу, т. е. остеометрический метод исследования. Сведения .о размерах трубчатых костей у детей в различные возрастные периоды содержатся в работах А.П. Бондарева, Э.Е. Левенталя, Е.М. Преловой и Д.Г. Рохлина. При определении по костным останкам возраста плодов и новорожденных результаты, наиболее близкие к действительным, дает исследование диафизов длинных трубчатых костей. Эти вопросы освещены в работах Л.Д. Алпатовой, Л.А. Косовой и В.Е. Цыбульского. В таблицах, приводимых перечисленными авторами, содержатся сведения о размерах диафизов длинных трубчатых костей в зависимости от длины тела. По размеру исследуемого диафиза определяют длину тела, а затем судят о приблизительном возрасте плода или новорожденного, которому принадлежат костные останки.

Для лиц в возрасте старше 23—25 лет, т. е. после окончательного формирования скелета, определение возраста производят исходя из данных, полученных при исследовании зубного аппарата и швов черепа. Процессы изнашивания (стертости) зубов и зарастания швов черепа хотя и подвержены индивидуальным колебаниям, но в основном протекают с известной закономерностью, позволяющей судить о возрасте человека, которому принадлежал исследуемый череп. Сведения о последовательности зарастания швов черепа и степени стертости зубов приведены в работах Л. Ф, Волкова, Б.А. Никитюка, В.И. Добряка и В.И. Пашковой.

Помимо черепа, при определении возраста после 23—25 лет могут быть использованы крестец, подъязычная кость и грудина, поскольку, как известно, наступление хиностозов между отдельными составными частями этих костей происходит в более поздние сроки. О процессах, протекающих в остальных костях, в том числе ’ трубчатых, у лиц в возрасте от 25 примерно до 40 лет не имеется достаточно четких сведений, позволяющих с большой достоверностью судить о возрасте.

Hansen, исследуя проксимальные отделы плечевой и бедренной костей, установил ряд признаков, характерных для различных возрастных периодов, в том числе для 30, 35, 40 и 45 лет. После 40—45 лет наряду с возрастными изменениями, прогрессирующими в костях черепа, постепенно нарастают изменения в остальных костях ске-.лета. Эти изменения касаются внешнего вида костей, структуры, компактного и особенно губчатого веществ, что выявляется обычно при анатомо-рентгенологическом исследовании. Достаточно подробные сведения об этом изложены в работах В.Г. Джанелидзе, Г.А. Зедгенидзе, В.С. Майковой-Строгановой и Д.Г. Рохлина, А.И. Меркулова, а также в упомянутых выше работах Л.Ф. Волкова и Hansen.

Определение роста по костным останкам основано на том, что размер каждой кости в процессе своего развития сохраняет известное закономерное отношение к дли-,не тела. Определение роста, как правило, производится по длинным трубчатым костям при помощи существующих методик; единого метода для вычисления роста нет.

Выбор методики определения роста у взрослых зависит от размеров исследуемых костей. При небольших и средних размерах костей наиболее близкие к действительности результаты дают методы Pearson, Manouvrier и Telkka. При большой длине костей могут быть рекомендованы методы Trotter и Gleser, Diipertuis и Hedden. Един. ственным методом, который может быть использован при любых размерах костей, является метод Fully. Однако для его применения необходимо иметь значительное количество гостей скелета, что редко бывает в судебномедицинской практике.

Точность определения роста относительная и может колебаться в пределах ±3—5 см. Однако при правильном выборе методики, тщательном измерении костей и соблюдении условий, указанных автором используемого метода, если среди исследуемых останков имеются бедренная и большеберцовая кости, — точность определения роста повышается и ошибка составляет обычно +1—3 см.

Измерение костей должно производиться на остеометрической доске с соблюдением определенных правил.

Наиболее надежные результаты получаются при определении роста по измерениям бедренной, большеберцовой, плечевой и лучевой костей. При определении роста по какой-либо одной кости, особенно по плечевой или лучевой, отмечается обычно большой процент ошибок. Измерения локтевой и малоберцовой костей ряд авторов вообще не использует, вследствие их малой пригодности для вычисления роста.

Для установления роста у детей и подростков можно рекомендовать данные Д.Г. Рохлина и ЕМ. Преловой, полученные в результате измерения коротких трубчатых костей, и данные А.П. Бондырева, основанные на измерении длинных трубчатых костей. При определении роста плодов и новорожденных рекомендуется пользоваться данными Д.Д. Алпатовой, Л.А. Косовой и В.Е. Цыбульского об измерении диафизов длинных трубчатых костей.

Наличие на костных останках (в том числе на зубах) следов механических повреждений или врачебного вмешательства, врожденных и патологических проявлений, профессиональных и других особенностей дает возможность индивидуального установления личности. В этом направлении особого внимания заслуживает метод фотосовмещения по черепу, который нередко оказывается единственным при решении вопроса о принадлежности черепа определенному индивидууму.

ЛИТЕРАТУРА

  • — Алпатова Л.Д. Тезисы докл. 14-й научной студенческой конференции Воронежск. мед. ин-та, 1952, стр. 52.
  • — Бец В.А. Морфология остеогенеза. Киев, 1887.
  • — Бондырев А.П. Материалы к измерению роста и отдельных частей тела у детей. СПб, 1902.
  • —Буров С.А. В кн.: Советская криминалистика на службе следствия. М., 1957, в. 9, стр. 150.
  • — Волков Л.Ф. Инволютивные изменения костей свода черепа в рентгеновском изображении. Дисс. канд. Л., 1948.
  • — Гладышев Ю.М. В кн.: Вопросы судебномедицинской экспертизы. М., 1958, в. 3, стр. 361.
  • — Джанелидзе В.Г. Инволютивные изменения костей голеностопного сустава в рентгеновском изображении. Дисс. канд. Л., 1954.
  • — Джигора С.Т. Тезисы к докл. на 3-м Украинск. совещании судебномедицинских экспертов. Киев, 4953, стр. 78.
  • — Добряк В.И. Судебномедицинская экспертиза скелетированного трупа. Киев, 1960.
  • — Жданова С.А. Рефераты научн. докл. 3-й расширенной научной конференции Украинск. научного об-ва судебных медиков и криминалистов. Одесса, 1956, в. 3, стр. 53.
  • — Зедгенидзе Г.А. Труды Воен.-морск. мед. акад. Л., 1950, т. 19, стр. 23.
  • — Косова Л.А., Цыбульский В.Е. В кн.: Судебномедицинская экспертиза и криминалистика на службе следствия. Ставрополь, 1958, в. 2, стр. 195.
  • — Кубицкий Ю.М. В кн.: Советская криминалистика на службе следствия. М., 1957, в. 9, стр. 440.
  • — Он же. Судебномедицинское исследование неопознанных трупов и костных останков для задач отождествления личности. М., 1959.
  • — Майкова-Строганова В.С., Рохлин Д.Г. Кости и суставы в рентгеновском изображении. Конечности. Л., 1957.
  • — Меркулов А.И. Инволютивные изменения поясничного отдела позвоночника в рентгеновском изображении. Дисс. канд. Л., 1949.
  • — Никитюк Б.А. Вопр. антропол., 1960, № 2, стр. 115.
  • — Он же. Там же, № 3, стр. 448.
  • — Он же. Там же, №4, стр. 135.
  • — Пашкова В.И. В кн.: Вопросы судебной медицины. М., 1959, стр. 92.
  • — Петров В.П. В кн: Материалы 10-й расширенной конференции Ленинградск. отделения Всесоюзн. научного об-ва судебных медиков и криминалистов. Л., 1958, стр. 131.
  • — Рохлин Д.Г. Рентгеноостеология и рентгено-антропология. М.-Л., 1936.
  • — Рохлин Д.Г., Левенталь Э.Е. В кн.: Д.Г. Рохлин. Скелет кисти и дистального отдела предплечья. Л.-М., 1936, стр. 120.
  • — Рохлин Д.Г., Прелова Е.М. Там же, стр. 137.
  • — Тишин В.С. В кн.: Вопросы судебной экспертизы. Алма-Ата, 1960, стр. 137.
  • — Шаяхметов Н. Ж- Там же, стр. 101.
  • — Duреrtuis С.W., Нaddеn J.A., Am. J. phys. Anthropol., 1951, v. 9, p. 15.
  • — Dürwaild W. Einweiteres, leicht anwendbares Geschlechtsmerkmal am Skelett. Berlin, 1960.—Fully M.G., Ann. Med. leg., 1956, v. 5, p. 266.
  • — Manouvrier L., Mem. Soc. Anthrop. Par., 2Ser., 4892, v. 4. p. 347.
  • — Pearson K., Phil. Trans. B., 1894, v. 185, p. 74.
  • — Smith S., Forensic Medicine. London, 1943.
  • — Теlkka A., Acta anatom., 1950, v. 9, p. 103.
  • — Trotter М., Gleser G. C., Am. J. phys. Anthropol., 4952, v. 10, p. 463.

похожие статьи

Комплексная судебная экспертиза изображений внешнего облика человека / Россинская Е.Р., Зинин А.М. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2019. — №2. — С. 15-18.

Судебно-медицинская характеристика неопознанных трупов по данным Бюро судебно-медицинской экспертизы Департамента здравоохранения Москвы / Шигеев С.В., Веленко П.С., Аметрин М.Д. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2018. — №4. — С. 35-38.

Идентификация пола и возраста человека по длине лопаточной ости / Чертовских А.А., Тучик Е.С. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2019. — №18. — С. 199-201.

Значение патологии костей системы при идентификации личности человека / Берозовский М.Е. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 59.

Использование автоматизированной системы обработки изображений для идентификации личности человека по морфологии костей / Бахметьев В.И., Зазулин Ю.В., Мандрыкин А.В., Мутафян М.И. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 58.

больше материалов в каталогах

Идентификация личности