О целесообразности исследования повреждении одежды в учреждениях судебномедицинской экспертизы

/ Прибылева-Марченко С.П.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1966 — №4. — С. 27-30.

Прибылева-Марченко С.П. О целесообразности исследования повреждении одежды в учреждениях судебномедицинской экспертизы

УДК 340.624.4:687

Харьковский научно-исследовательский институт судебной экспертизы (дир. — проф. В.П. Колмаков)

Поступила в редакцию 20/VIII 1965 г.

ссылка на эту страницу

Исследование повреждений одежды проводят в судебномедицинских и криминалистических экспертных учреждениях. В ряде случаев, когда криминалистическое учреждение проводит экспертизу после судебномедицинского исследования, наблюдается дублирование. Иногда повод к этому дают судебномедицинские эксперты, проводя неполное исследование повреждений в расчете на последующую криминалистическую экспертизу. В этих случаях в акте судебномедицинского исследования трупа можно встретить запись, что для точного определения расстояния выстрела одежду необходимо направить на криминалистическую экспертизу. Обычно в компетенции криминалистических научно-исследовательских учреждений предусматриваются исследования для установления того, является ли отверстие в данном предмете пулевой пробоиной и с какого расстояния произведен выстрел. В инструкции сказано, что когда определение расстояния выстрела производится по повреждениям на одежде, вместе с вещественными доказательствами направляется акт судебномедицинского исследования потерпевшего. Тем самым определено, что исследование огнестрельных повреждений одежды следует производить в криминалистических экспертных учреждениях.

Наряду с этим правила о производстве судебномедицинских исследований трупов (1924) обязывают судебномедицинского эксперта исследовать не только труп, но и одежду, если на ней имеются повреждения. В положении о физико-техническом отделении бюро судебномедицинской экспертизы сказано об определении вида, типа, индивидуальном отождествлении холодных орудий и установлении механизма их воздействия по следам на одежде, а также об экспертизе огнестрельных повреждений у живых лиц, на трупах и одежде.

Производство однотипных исследований в экспертных учреждениях разных ведомств создает для следователя затруднения в выборе эксперта. В связи с этим целесообразно проанализировать сущность таких исследований, чтобы определить круг экспертов, компетентных в указанных вопросах.

В момент образования повреждения тело и одежда представляют единый объект, на различных слоях которого отражаются в разной степени те или иные особенности действовавшего предмета. Поэтому полные и обоснованные выводы о свойствах орудия и механизме образования повреждения можно сделать только при тщательном исследовании и сопоставлении всех деталей повреждений на каждом слое объекта, т.е. и на одежде и на теле. Нарушение данного положения, искусственное расчленение единого объекта и изолированное друг от друга исследование повреждений одежды и ранений тела создают значительные трудности и могут повлечь за собой снижение качества экспертиз, а порой и ошибочные выводы. Например, в ходе изолированного исследования колото-резаного повреждения одежды разволокнение конца повреждения, причиненное бородкой клинка, можно принять за след действия обушка. В этом случае, равно как и при изолированном изучении раны тела, эксперт лишается возможности установить полное вхождение клинка в повреждение и определить по глубине раневого канала длину клинка. В отношении огнестрельных повреждений изложенный тезис не нуждается в доказательстве, так как изолированное исследование раны тела или повреждений одежды чревато ошибками в определении расстояния выстрела.

Особенности различных повреждений одежды и методика их исследования изложены в разделе судебномедицинской травматологии судебномедицинских руководств и отдельных работах наряду с описанием свойств ранящих орудий и возникающих при их действии ранений тела. Значительный опыт экспертизы повреждений одежды и тела накоплен именно судебными медиками, тогда как криминалистических работ на эту тему почти нет. Это понятно, если учесть, что подготовку по судебномедицинской травматологии получают лишь судебные медики.

Сказанное позволяет утверждать, что производство таких экспертиз в судебномедицинских учреждениях осуществляется на основании анализа фактических данных, полученных в ходе исследования как повреждений одежды, так и ранений тела. В криминалистических же учреждениях анализируются фактические данные только в отношении повреждений одежды, а в отношении ранений тела могут учитываться лишь оценочные суждения, содержащиеся в соответствующих медицинских и судебномедицинских документах. Следовательно, полнота и научная обоснованность выводов будут обеспечены только в тех случаях, когда экспертиза будет проведена судебномедицинским экспертом.

Однако практика показывает, что судебномедицинские эксперты не всегда исследуют повреждения одежды достаточно полно, а при экспертизе живых лиц и поступлении трупа в морг из лечебного учреждения, где пострадавшему оказывали помощь, повреждения одежды судебные медики, как правило, не исследуют. К тому же не все судебномедицинские эксперты имеют возможность использовать для исследования ряд специальных методов. Следовательно, практика диктует необходимость существования специализированных отделов для экспертизы повреждений одежды. Как указывалось, ныне такие отделы имеются.

В физико-технических отделениях бюро судебномедицинской экспертизы исследования проводят судебномедицинские эксперты, прошедшие специализацию и владеющие не только общепринятыми, но и специальными приемами исследования, разработанными как в судебной медицине, так и в криминалистике. Такой эксперт, проводя экспертизу повреждений одежды, обязательно изучает медицинскую и судебномедицинскую документацию, из которой можно почерпнуть сведения о характере и особенностях ранений тела. Из указанных документов судебный медик в основу своих выводов берет не оценочные суждения лица, составившего эти документы, а фактические основания, т.е. пользуется наиболее объективными данными. В случае необходимости эксперт физико-технического отделения бюро может повреждения тела исследовать и сам (дополнительно).

В криминалистических экспертных учреждениях дело обстоит иначе. Мы изучили 48 экспертных производств ряда криминалистических экспертных учреждений и убедились, что только в немногих заключениях содержатся выписки из медицинских и судебномедицинских документов об особенностях соответствующих ранений тела: в ряде случаев эти данные увязываются с проводимым исследованием повреждений одежды. Иногда в заключениях имеются ссылки на документы, содержащиеся в уголовном деле, но, как правило, в них и в заключениях большинства криминалистических учреждений выписок нет и выводы экспертов, судя по тексту, построены без учета сведений о ранениях тела.

Касаясь качества выполнения этих экспертиз и обоснованности их выводов, необходимо отметить, что в большинстве своем описание повреждений одежды, указанная в заключениях методика исследования и обоснование выводов свидетельствовали о недостаточном знании экспертом основ судебномедицинской травматологии. Это подтверждается следующими примерами.

  1. В заключении описано дробовое повреждение плаща: округлая форма, диаметр 3 см, фестончатые края и копоть снаружи, вокруг, в радиусе 6 см. Каковы свойства ранения тела, неизвестно. Эксперт сделал вывод, что выстрел был сделан «в упор», хотя описание повреждения скорее свидетельствует о выстреле на близком расстоянии.
  2. В заключении описаны колото-резаные повреждения одежды (сведений о ранах тела нет) и нож, изъятый у подозреваемого. Сравнение описания с имеющимся фотоснимком одного из повреждений показывает, что эксперт «не увидел» в изогнутой форме повреждения, что оно состоит из 2 частей — основного повреждения и дополнительного надреза, отходящего от него под углом, а описал его как линейное повреждение, с длиной которого впоследствии сравнивал ширину представленного клинка. Эксперт пришел к выводу о том, что «повреждения образованы орудием, имеющим такие же размеры, форму и степень заточки (?! —С.П. ) лезвия, как и малый хозяйственный нож, изъятый у С.» Измерения, проведенные нами по масштабному фотоснимку, показали, что длина основной части повреждения 1,7 см, а ширина клинка ножа 2,5 см. Следовательно, при значительной глубине раневого канала этот нож как действовавшее орудие должен быть категорически исключен.

Аналогичные ошибки встречаются и в других заключениях.

Изучение материалов практики показало, что такого вида экспертизы в большинстве криминалистических учреждений проводят юристы (криминалисты) или лица, окончившие педагогический институт (физико-математический или химико-биологический факультет), автодорожный институт, университет (биологический факультет), а также других специальностей, но не судебные медики. Из приведенных данных о квалификации экспертов видно, чем обусловлены имеющиеся в заключениях существенные недостатки, а иногда и неправильные выводы. Не изменяет положение дел и то, что многие из экспертов прошли специализацию по трассологии. Например, один из них, несмотря на годичную специализацию и 6-летний стаж экспертной работы, писал в заключении, что нити на краях имеют различную длину, что свидетельствует о действии острого предмета.

Из изложенного следует, что экспертиза повреждений одежды находится не на должном уровне. Следует решить коренной вопрос о том, кто должен проводить экспертные исследования повреждений одежды.

По этому поводу можно высказать следующее. Экспертизу повреждений одежды должны проводить лица, знающие судебномедицинскую травматологию. Они смогут не только успешно исследовать повреждения одежды, но и должным образом оценить соответствующие повреждения тела, основывая свои выводы на изучении всех признаков повреждений по ходу всего раневого канала. Эти эксперты должны владеть современными методами лабораторных исследований, некоторые из которых (например, исследование наложений на орудиях травмы, выявление следов побочного действия заряда в огнестрельных повреждениях) требуют знаний из области медицины, биологии и химии, не говоря уже о трассологии, в том числе и судебномедицинской.

Этим требованиям более всего отвечают судебномедицинские эксперты физико-технических отделений областных бюро судебномедицинской экспертизы. Такие отделения в большинстве бюро уже созданы. Следовательно, основная база уже существует, что позволяет поднять вопрос об исключении из компетенции криминалистических экспертных учреждений экспертиз, связанных с исследованием повреждений одежды.

Мы не претендуем на исчерпывающее решение вопроса. Однако бесспорно назрела необходимость обратить внимание на существующее ненормальное положение в деле экспертизы повреждений одежды.

похожие статьи

Различия огнестрельных повреждений хлопчатобумажных мишеней, причиненных выстрелами из травматического пистолета, от повреждений, причиненных выстрелами из боевого оружия / Гоникштейн Ю.Г. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2019. — №18. — С. 63-66.

Установление параметров орудия травмы при исследовании вещественных доказательств / Цай В.А., Галицкий Ф.А., Волох Д.Ю. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 87-88.

Некоторые морфологические особенности колото-резанных повреждений трикотажа одежды / Карпов Д.А. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 81-82.

Некоторые морфологические особенности колото-резаных повреждений на многослойных макетах одежды / Саркисян Б.А., Карпов Д.А. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 80-81.

К вопросу об исследовании огнестрельных повреждений одежды, изготовленной из синтетических материалов / Ратневский А.Н. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №3. — С. 14.

больше материалов в каталогах

Повреждения на одежде