Особенности морфологии повреждений от поражающих элементов взрывного устройства

/ Шакирьянова Ю.П. Широкова Л.В.  // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018 — №17. — С. 210-214.

Шакирьянова Ю.П., Широкова Л.В. Особенности морфологии повреждений от поражающих элементов взрывного устройства

ФГКУ «111 Главный государственный центр судебно-медицинских и криминалистических экспертиз» (начальник – д.м.н., доц. П.В. Пинчук) Министерства обороны Российской Федерации, г. Москва

ссылка на эту страницу

Повреждения, образовавшиеся на теле человека в результате взрывной травмы, по большей мере разнообразны и множественны, сопровождаются обширными разрушениями и отрывами внутренних органов, множественными переломами костей, что обусловлено многообразием действия поражающих факторов взрыва [1, 2]. Однако экспертная практика показывает, что так бывает не всегда. Порой встречаются и одиночные ранения, по морфологическим характеристикам напоминающие огнестрельные.

В качестве обмена опытом мы хотим поделиться двумя нашими практическими наблюдениями.

Случай 1. При исследовании трупа гр. П. в лобной области слева обнаружена рана каплевидной формы, выпуклой частью обращенная кпереди, по заднему и верхнему краю определялось 2 разрыва длиной 0,3 и 0,2 см. Края раны ровные, осаднены на ширину до 1,5 мм, при сопоставлении краев раны определялся дефект округлой формы, диаметром 0,8 см, стенки раны ровные, отвесные, кровоподтечные (рис. 1 а). В проекции раны был расположен сквозной дырчатый перелом с дефектом костной ткани неправильной овальной формы, размерами 1,6×1,0 см. Края в передней и нижней части перелома ровные, в верхней и задней – волнистые, с выкрашиванием компактного вещества на ширину до 0,4 см. Со стороны внутренней костной пластинки края дырчатого перелома неровные. По переднему краю перелома имелось 2 участка скола шириной до 0,3 см. На остальном протяжении компактное вещество было выкрашено на ширину до 0,3 см. На твердой мозговой оболочке в проекции перелома и раны было расположено звездчатое сквозное повреждение общими размерами 1,0×0,9 см. Головной мозг с разрывами мягких мозговых оболочек и разрушением мозгового вещества в левой лобной доле, в проекции предцентральной извилины на участке округлой формы, диаметром 2,0 см. Там же определялись субарахноидальные кровоизлияния. При исследовании базальной поверхности головного мозга было обнаружено его размозжение по ходу раневого канала, проходящего горизонтально через базальную поверхность правой и левой лобных долей, зрительные тракты, область зрительного перекреста. По ходу раневого канала мозговое вещество было представлено детритом с кровоизлияниями под мягкие мозговые оболочки, в серое и белое вещество головного мозга на ширину до 3,0 см. Раневой канал оканчивался выходным повреждением, расположенным в проекции латеральной борозды на стыке правой лобной и височной долей. Также прослеживался раневой канал по базальной поверхности головного мозга справа в проекции затылочной доли, где имелись мелкие диффузные субарахноидальные кровоизлияния в области затылочной доли и правого полушария мозжечка, очаги ушиба вещества головного мозга. Далее раневой канал прослеживался по базальной поверхности ствола мозга. В области ствола был расположен красный неплот- ный сверток крови. Далее раневой канал переходил на базальную поверхность левой височной доли, прослеживался до области гипоталамуса, где менял направление и направлялся кзади по базальной поверхности левой височной доли, по левой затылочной доле и оканчивался в области полюса левого полушария мозжечка, где были расположены красновато-синюшные субарахноидальные кровоизлияния на участке размерами 2,0×1,5 см. В области левого полушария мозжечка был обнаружен свободно расположенный сферический поражающий элемент из металла серого цвета, диаметром 0,7 см.

При исследовании основания черепа на твердой мозговой оболочке, в проекции средней черепной ямки справа было обнаружено сквозное повреждение неправильной треугольной формы с разрывами, отходящими от углов, размерами 0,6×0,5×0,5 см. Под указанным повреждением на большом крыле клиновидной кости располагался вдавленный перелом округлой формы с четкими ровными краями, диаметром 0,8 см. В области задней черепной ямки справа, на твердой мозговой оболочке было обнаружено повреждение трехлучевой формы, длиной лучей 0,3, 0,4, 0,4 см. Под указанным повреждением на височной кости был расположен вдавленный перелом округлой формы, диаметром 0,7 см, на глубину в центральной части до 0,2 см, со смятием внутренней костной пластинки (рис. 1 б). Каких-либо иных повреждений при исследовании трупа не обнаружено.

Таким образом, с учетом повреждений головного мозга, костей черепа и твердой мозговой оболочки металлический сферический поражающий элемент, попав в полость черепа, совершил внутри нее 3 внутренних рикошета, повредив структуры базальной поверхности головного мозга. Морфология входного повреждения не имела признаков действия сопутствующих факторов взрыва и имитировала огнестрельное повреждение, причиненное выстрелом с неблизкой дистанции.

Извлеченный из полости черепа сферический поражающий элемент был передан для криминалистического исследования, по результатам которого было выявлено, что он является частью множественного количества убойных элементов самодельного взрывного устройства.

а б

Рис. 1. Повреждения головы трупа № 1:
а – рана левой лобной области; б – вдавленный перелом затылочной кости справа, образовавшийся в результате рикошета

Случай 2. При наружном осмотре трупа гр. Ц. были обнаружены следующие повреждения:

  • в проекции правой ключицы по срединной ключичной линии была расположена поверхностная рана округлой формы, диаметром 0,3 см, глубиной до 0,1 см. Края раны осаднены на ширину 0,1 см;

  • в проекции 3-го межреберья справа по срединно-ключичной линии, располагалась рана округлой формы, с дефектом ткани 0,5 см, осадненными краями. Края раны неровные, с мелкими надрывами длиной около 0,1 см (рис. 2 а);

  • на медиальной поверхности левого коленного сустава были расположены две поверхностные раны овальной формы, размерами по 0,3×0,2 см, глубина ран до 0,1 см. Раны расположены на фоне сливающихся между собой бледно-синюшных кровоподтеков;

  • на переднемедиальной поверхности левого бедра в нижней трети была расположена рана овальной формы с дефектом ткани диаметром 0,5 см, осаждением переднего края до 0,4 см, заднего – 0,1 см. Края раны неровные, с мелкими надрывами длиной около 0,1 см.

При внутреннем исследовании установлено, что от раны груди, расположенной в проекции 3-го межреберья справа, отходит раневой канал, проникающий в правую плевральную полость, по ходу которого имеется сквозное повреждение париетальной, висцеральной плевры, верхней доли правого легкого, сквозное повреждение аорты с дефектом ткани диаметром 0,5 см и разрывами, отходящими от краев, длиной до 0,3 см.

Рис. 2. Повреждение груди трупа № 2: а – рана в проекции 3-го межреберья справа по срединно-ключичной линии; б – повреждение мягких тканей 6-го межреберья в конце раневого канала

Раневой канал имел направление справа налево, сверху вниз и спереди кзади. Далее раневой канал проникал в левую плевральную полость, где было обнаружено 1400 мл жидкой крови и рыхлых свертков в соотношении 3:1. Там же обнаружено сквозное повреждение верхней доли левого легкого и повреждение пристеночной плевры в 6-м межреберье по левой околопозвоночной линии, с дефектом ткани округлой формы диаметром около 0,5 мм (рис. 2 б). Далее раневой канал проходил в мягких тканях спины на описанном уровне, где слепо заканчивался под кожей. В конце раневого канала обнаружено инородное тело – сферический поражающий элемент диаметром 0,7 см из металла серого цвета. Раневые каналы, отходящие от остальных ран, оканчивались в пределах мягких тканей.

При исследовании одежды с трупа гр. Ц. в проекции ран на теле были обнаружены сквозные повреждения ткани с неровными краями размерами от 0,5×0,6 см до 1,0×0,7 см с дефектами ткани. В области повреждений одежды при исследовании контактно-диффузионным методом обнаружены следы металла – железа.

Таким образом, в случае отсутствия травмирующих предметов в концах раневых каналов, вероятнее всего, повреждения были бы расценены как огнестрельные ранения, причиненные выстрелом с неблизкой дистанции.

В данных практических наблюдениях обнаруженные повреждения были расценены как ранения, причиненные в результате взрыва на неблизкой дистанции самодельного взрывного устройства, начиненного множественными поражающими сферическими элементами.

Список литературы

  1. Исаков В.Д., Бабаханян Р.В., Матышев А.А., Катков И.Д., Гальцев Ю.В., Аполлонов А.Ю. Судебно-медицинская экспертиза взрывной травмы. – Санкт- Петербург, 1997. – 120 с.

  2. Шмаров, Л.А. Судебно-медицинская характеристика огнестрельных и взрывных повреждений, возникающих при различных видах террористических актов. – Автореф. дисс. ... канд. мед. наук. – Москва, 2007. – 21 с.

похожие материалы в каталогах

Взрывная травма

похожие статьи

К вопросу о судебно-медицинской экспертизе взрывной травмы / Лоттер М.Г., Коновалов А.И. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 76-77.

Особенности повреждений, возникающих у пострадавших от взрыва оболочечных взрывных устройств в салоне автомобиля / Гусаров А.А., Макаров И.Ю., Фетисов В.А., Фрадкина Н.А. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №1. — С. 35-39.

Биологический повреждающий фактор при взрывной травме / Попов В.Л., Кадочников Д.С., Минаева П.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2015. — №6. — С. 20-23.

Некоторые теоретические проблемы судебно-медицинской экспертизы взрывной травмы / Попов В.Л. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2015. — №4. — С. 4-10.

Судебно-медицинские аспекты механогенеза взрывной травмы / Тюрин М.В., Озерецковский Л.Б., Денисов А.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2013. — №3. — С. 31-34.