Исследование странгуляционной борозды методом эмиссионного спектрального анализа

/ Ананьев Г.В.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968 — №4. — С. 8-12.

Ананьев Г.В. Исследование странгуляционной борозды методом эмиссионного спектрального анализа

УДК 340.62: 617-001.84/.85-079.66-073.584

Г.В. Ананьев

Кафедра судебной медицины (зав. — проф. В.М. Смольянинов) II Московского медицинского института им. Н.И. Пирогова

Работа посвящена установлению прижизненности странгуляционной борозды методом спектрального анализа. В коже из области прижизненных странгуляционных борозд (54 случая) и посмертных странгуляционных борозд (34 случая), полученных в эксперименте, а также в неповрежденной коже шеи этих же трупов исследовали содержание натрия, калия, меди, кальция, железа и фосфора. Установлено резкое снижение содержания натрия и калия и повышение содержания меди, кальция, железа и фосфора в коже области прижизненной странгуляционной борозды. Результаты исследований позволяют дифференцировать прижизненные и посмертные странгуляционные борозды по степени количественного сдвига макро- и микроэлементов при использовании совокупности коэффициентов отношений. Таблиц 3. Библиография: 53 названия.


Spectrographic Examination of the Loop Impression

G.V. Ananyev

Spectrographic studies of intravital and post-mortem loop impressions and of intact skin of the same bodies were performed. Dermal levels of potassium and natrium in the intravital impressions were reduced and an increasement of the amount of copper, calcium, iron, and phosphorus was taking place. This fact may be useful in discriminating intravital and post-mortem loop impressions.

ссылка на эту страницу

Литература, посвященная дифференцированию прижизненных и посмертных странгуляционных борозд, обширна и разнообразна. Вопрос этот пытаются решать, основываясь на капиллярном полнокровии и экстравазатах в коже, краевом стоянии лейкоцитов и клеточной инфильтрации, отеке краевых валиков, изменениях эластических и коллагеновых волокон, базофилии и метахромазия тканей, изменениях мышечных волокон и т.п. (И.И. Нейдинг, 1868; П.М. Петров, 1872; В.К. Мержеевский, 1882; Н.С. Бокариус, 1902; Н.А Митяева. 1949, 1955 и 1959; Л.О. Барсегянц, 1952; Л.Л. Сотникова, 1956; Л.И. Громов и Н.А. Митяева, 1958, и др.).

Однако, несмотря на большое количество признаков, характерных для прижизненной борозды, все они непостоянны, а подчас и недостоверны (Bremme, 1871; Н.П. Ивановский. 1894. Blum, 1937; М.И. Касьянов, 1954; И.А. Концевич, 1957; А.Н. Крат и М.В. Лисакович, 1962; Р.Ф. Дынина, 1955; А.Р. Атакишиев, 1957 и 1958; И.А. Концевич, 1958, 1961 и 1962; Л.М. Москаленко, 1960, 1961 и 1965). К тому же многие авторы изучали морфологические изменения кожи в области странгуляционной борозды и лишь отдельные исследования посвящены ее биохимическим изменениям (Raekallio, 1961. 1965 и 1967; Fazekas, Viragos-Kis, 1965; Prokop, 1966). В.А. Законов (1961 и 1962), изучая микроэлементарный состав кожи в области ссадин и странгуляционных борозд, обнаруживал систематическое снижение натрия. Многие исследователи отмечали в области травматизация кожи и при ее заболеваниях повышение энзимной активности, нарастание биологически активных веществ, изменение минерального состава и т.д. Учитывая данные литературы, мы исследовали содержание и соотношение макро- и микроэлементов в коже.

Методика спектрографические исследования, предложенная в Научно-исследовательском институте судебной медицины Министерства здравоохранения СССР В.М. Колосовой (1955), дает возможность сопоставлять объекты по соотношению спектральных линий ряда элементов.

В нашей работе приводятся результаты спектрографического исследования кожи в области прижизненной (54 трупа) и посмертной экспериментально воспроизведенной странгуляционной борозды (34 трупа).

Время между смертью и исследованием составляло от 12 часов до 3 суток. Странгуляционные борозды исследовали также макроскопически и гистологически. В гистологических препаратах определяли истончение эпидермиса, отсутствие рогового слоя, уплощение клеток эпидермиса и расположение их параллельно поверхности кожи, сглаживание сосочков дермы, ее гомогенизацию, базофилию, спадение сосудов и (изредка) кровоизлияния в дерме и подкожной клетчатке. Эти изменения являлись основанием для заключения о прижизненном происхождении борозды. Контролем служила неповрежденная кожа шеи тех же трупов.

Методика исследования

Кусочки кожи шеи и борозды весом 1—2 г освобождали от жировой клетчатки и волос, отмывали от крови дистиллированной водой и высушивали в фарфоровых тиглях при температуре 50° до постоянного веса. Озоляли (обугливали) 3,5 часа в тиглях из кварцевого стекла при температуре 380—420° (режим выработан экспериментально). Объекты исследовали спектрографически. Спектрограф ИСП-28 с трехлинзовой системой освещения. Условия съемки: сила тока 8 а, ширина щели спектрографа 0, 018 мм, экспозиция 30 сек. Навеска объекта 30 мг. В нижнем угольном электроде высверливали кратер диаметром 0,4 см и глубиной 0,5 см, куда помещали объект. Съемку производили через трехступенчатый ослабитель. Спектры фиксировали на спектральных фотопластинках тип 11, светочувствительность 10 ед., одной серии эмульсии. Для определения ошибки эксперимента использовали «эталон» — специально подготовленную печень человека.

Обнаруживали: К, Na, Са, Mg, Р. Si, Sr, Mn, Al, Fe, Ti, Pb, Ag, Zn, Cr, Ba, Cu. Полуколичественная оценка показала, что в прижизненной борозде по сравнению с неповрежденной кожей содержится значительно меньше К и Na, больше Cu, Р, Fe и Са. Полученные результаты соответствуют сведениям из литературы (Green, 1945; Bravick, 1959; В.М. Кушко, 1955, 1958; В.М. Шепелев, 1962; Ю.М. Максимов, 1955, и др.). Это можно объяснить происходящим в области травматизация перераспределением внутриклеточной и внеклеточной жидкостей с переходом внутриклеточной жидкости, содержащей в большом количестве К, в перицеллюлярное пространство и в дальнейшем в кровь (Булбука, Гаврилеску, Дейтш, Диаконеску, 1962; С.М. Рапопорт, 1966). Обнаруженное нами снижение Na в области борозды подтверждает данные В.А. Законова (1962, 1964) и может быть объяснено «механическим» выдавливанием внеклеточной жидкости, содержащей Na. Тесную связь ионов меди с активностью ферментов отмечали И.С. Гулько (1960), К.С. Косяков (1967), A. Booth, Sartorelli (1967) и др. Увеличение содержания меди в коже при различных формах патологии отмечала Л.В. Пономарева (1966). А.Я. Прокопчук, Е.С. Певзнер и А.И. Язепчик (1937) указали на увеличение содержания Ca в коже при травме и воспалении, что, видимо, обусловлено тесной связью Ca с коллоидными свойствами тканей (К.С. Косяков, 1967). Увеличение содержания Fe и Р в прижизненной борозде обусловлено тесной связью этих микроэлементов с ферментами (Ю.М. Максимов, 1965; С.М. Рапопорт, 1966; К.С. Косяков, 1967), а также кровоизлияниями в области борозды. Такая оценка позволила целенаправленно выбрать для определения относительных количественных характеристик ряд соотношений элементов. Количественную оценку содержания К, Na, Cu, Ca, Fe и Р осуществляли фотометрированием спектральных линий (по шкале логарифмов на микрофотометре МФ-2) и определением коэффициентов отношений их интенсивностей относительно друг друга с последующей статистической обработкой. Для определения относительных количественных характеристик были избраны следующие спектральные линии: К — 4044, 1 A, Na — 3302, 3 А, Cu — 3247, 5 A, Fe — 2599, 3 А, Р — 2554, 9 А, Са — 3158, 9 А. Полученные коэффициенты отношений представлены в табл. 1.

Таблица 1

Содержание элементов в прижизненной борозде

Na / K

Na / Ca

Cu / Ca

Cu / Fe

Cu / P

P / K

Fe / K

Cu / K

Ca / K

Бо­роз­да

1,72±­0,23

0,40±­0,05

1,05±­0,06

2,66±­0,21

2,41±­0,16

2,32±­0,19

2,53±­0,21

5,30±0,32

5,45±0,44

Конт­роль

2,11±­0,15

1,39±­0,11

1,40±­0,10

5,64±­0,21

5,58±­0,45

0,46±­0,04

0,50±­0,04

2,02±0,12

1,56±0,11

Таблица 2

Содержание элементов в посмертной борозде

Na / K

Na / Ca

Cu / Ca

Cu / Fe

Cu / P

P / K

Fe / K

Cu / K

Ca / K

Бо­роз­да

1,71±­0,09

1,04±­10,08

1,38±­0,06

4,40±­0,42

4,42±­0,42

0,74±­0,08

0,75±­0,10

2,40±­0,13

1,97±­0,17

Конт­роль

1,81±­0,07

1,32±­0,09

1,43±­0,08

5,41±­0,52

5,02±­0,35

0,49±­0,04

0,52±­0,06

2,05±­0,10

1,63±­0,14

Таблица 3

Сопоставление содержания элементов в прижизненных и посмертных бороздах

Na / K

Na / Ca

Cu / Ca

Cu / Fe

Cu / P

P / K

Fe / K

Cu / K

Ca / K

При­жиз­нен­ные бо­роз­ды

1,72±­11,71

0,10±­0,05

1,05±­0,06

2,66±­0,21

2,41±­0,16

2,32±­0,21

2,53±­0,21

5,30±­0,32

5,45±­0,44

По­смерт­ные бо­роз­ды

1,71±­0,09

1,04±­0,08

1,38±­0,06

4,40±­0,42

4,42±­0,42

0,74±­0,08

0,75±­0,10

2,40±­0,13

1,97±­0,17

Коэф­фици­ент досто­вер­ности

0,04

0,80

3,88

3,70

4,47

7,02

7,74

8,40

7,37

Как видно из табл. 1, соотношения макро- и микроэлементов неповрежденной кожи и в прижизненной борозде существенно и достоверно отличаются. Снижение содержания К и Na и повышение содержания Cu, Са, Р, Fe выражается в снижении отношений Na/Ca, Cu/Fe, Cu/P и в резком увеличении отношений P/К, Cu/K, Fe/K и Са/К. Таким образом, установлено существенное и в большей степени достоверное отличие неповрежденной кожи и прижизненной борозды.

Мы проанализировали содержание и соотношения этих же элементов в посмертных бороздах и неповрежденной коже (контроль). Петлями служили: бельевая веревка, ремень, шерстяной шарф и электрошнур в хлопчатобумажной оплетке. Время странгуляции на трупах — от 1 до 6 часов.

Посмертные борозды по мере подсыхания становились визуально неотличимыми от прижизненных. Гистологически в них нередко обнаруживали те же признаки, что и в прижизненных. Средняя ошибка спектрального эксперимента, вычисленная по «эталону», не превышала 7-10%.

Полуколичественная оценка содержания элементов показала уменьшение количества Na в области посмертной борозды, тенденцию к снижению содержания К и незначительное повышение содержания Cu, Fe, Р и Са. Статистически обработанные результаты наблюдений представлены в табл. 2.

Как видно из табл. 2, макро- и микроэлементарный состав кожи в посмертной борозде количественно отличается от неповрежденной кожи. Так, во всех объектах уменьшилось количество Na (не столь значительно, как в прижизненных), что характеризовалось уменьшением коэффициента отношения Na к Са. Это совпадает с данными В.А. Законова (1961, 1962). Небольшое увеличение в борозде Cu, Fe, Р и Са и тенденция к уменьшению К подтверждаются небольшим увеличением коэффициентов отношений Cu/K, Fe/K, Са/К и P/К, что можно объяснить значительной переживаемостью кожи. Указанные изменения макро- и микроэлементов в посмертной борозде были более выражены, когда время от момента смерти до момента наложения петли не превышало 2—8 часов, и находились в прямой зависимости от жесткости петли и от продолжительности травматизации. Однако математическая обработка общей совокупности исследований указывает на статистически недостоверное увеличение отношений P/К, Fe/K, Cu/K и Са/К. При образовании посмертной борозды через 8 часов и более после наступления смерти макро- и микроэлементарный состав в ней почти не изменяется — борозда не отличается от неповрежденной кожи.

Сравнение коэффициентов отношений Cu/K, Fe/K, P/К и Са/К (табл. 3) подтверждает возможность отличать по изменению макро- и микроэлементов прижизненные борозды от посмертных.

Выводы

  1. Наличие странгуляционной борозды на коже шеи при сомнительных визуальных и микроскопических данных можно установить эмиссионным спектральным анализом по содержанию макро- и микроэлементов.
  2. В борозде уменьшено количество Na и К и увеличено количество Cu, Fe, Р и Са. Эти изменения зависят от материала петли, степени травматизации кожи, времени пребывания трупа в петле и от срока, прошедшего от момента смерти до момента посмертного наложения петли.
  3. Дифференцировать прижизненные и посмертные борозды можно по степени количественного сдвига макро- и микроэлементов при использовании совокупности проанализированных коэффициентов отношений.

Поступила в редакцию 21/VIII 1968 г.

похожие статьи

Гистологическое доказательство странгуляционной асфиксии / Пермяков А.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №4. — С. 12-14.

Судебно-медицинская оценка некоторых признаков странгуляционной борозды при удавлении петлей / Мишин Е.С. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №2. — С. 12-13.

Возможности судебно-медицинской идентификации петель при смерти от странгуляционной асфиксии / Молин Ю.А., Самойлова Т.М. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №2. — С. 9-10.

Спектрографическое дифференцирование археологических костных материалов от современных погребений / Рубежанский А.Ф. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №4. — С. 14-17.

Дифференцирование выделений человеческого организма путем эмиссионного спектрального анализа / Барсегянц Л.О. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1967. — №4. — С. 30-34.

О методике изучения распределения микроэлементов в органах человека / Табакман М.Б. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1967. — №4. — С. 24-27.