Исследование материалов дела при производстве судебно-медицинской экспертизы

/ Альшевский В.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2021 — №20. — С. 8-11.

Альшевский В.В. Исследование материалов дела при производстве судебно-медицинской экспертизы

В.В. Альшевский

Кафедра судебной медицины и медицинского права (зав.каф. – д-р мед. наук, проф. И.А. Толмачев) ФГБОУ ВО Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова Минобороны России, г. Санкт-Петербург

ссылка на эту страницу

В экспертной практике нередки случаи направления на судебно-медицинскую экспертизу в качестве объектов исследования всех материалов дела (или их ксерокопий), а также попыток обвинения эксперта в неполноте их исследования. Особенно часто это имеет место в судах, когда одна из сторон, неудовлетворенная выводами экспертизы, предъявляет претензии в том, что в ходе экспертизы не учтены иные мнения и выводы ранее проведенных разбирательств или экспертиз, а также допросы свидетелей, обвиняемого и потерпевшего. К сожалению, требование о приведении в исследовательской части экспертного заключения данных о ранее проводившихся экспертизах внесены в приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 12 мая 2010 г. № 346н «Об утверждении Порядка организации и производства судебно-медицинских экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Российской Федерации». Так, п. 89 гласит: «Для проведения дополнительных и повторных экспертиз в ГСЭУ вместе с объектами исследований и материалами дела органом или лицом, назначившим экспертизу, направляются также заключения ранее проведенных экспертиз. В заключении дополнительной или повторной экспертизы в обязательном порядке приводят результаты предшествующих экспертиз».

В проекте нового приказа «Порядок проведения судебно-медицинской экспертизы в Российской Федерации» действующие положения еще больше расширены. Так, п. 11.1 предписывает: «Для проведения экспертиз по материалам дела в СЭУ вместе с объектами исследований (представленными в том числе и биологическим материалом) и материалами дела органом или лицом, назначившим экспертизу, направляются также материалы дел, содержащие заключения ранее проведенных экспертиз. В заключении эксперта в обязательном порядке приводят результаты предшествующих экспертиз». И далее:
«П. 11.4.1 При выполнении экспертиз по делам о ненадлежащем оказании медицинской помощи обязательно изучаются:

  • – материалы уголовных, гражданских дел, а также материалы проверок сообщений о преступлении, материалы административных дел;
  • – оригиналы медицинских документов, отражающих состояние здоровья подэкспертного и оказанную ему медицинскую помощь;
  • – медицинские документы могут быть предоставлены в заверенных копиях лишь при утрате оригиналов и принятии исчерпывающих мер по их поиску, о чем лицо, назначившее проведение экспертизы, должно уведомить СЭУ, при этом в случае недостаточного качества предоставленных копий, их неполноты эксперт готовит мотивированное сообщение о невозможности дать заключение, и предоставленные материалы возвращаются без выполнения экспертизы;
  • – рентгенограммы, КТ-граммы, МРТ-граммы на носителях (пленки, диски) с обязательным их описанием в отдельном разделе заключения эксперта;
  • – гистологические препараты (микропрепараты, парафиновые блоки, влажный архив) прижизненного биопсийного и операционного материала,
    а также органов и тканей трупа;
  • – при необходимости – живое лицо (в случае выполнения экспертизы
    в отношении живого лица и наличия необходимости и возможности в судебно-медицинском обследовании членами комиссии экспертов);
  • – при необходимости – исследование эксгумированного трупа.

11.4.2. При выполнении экспертиз по делам о ненадлежащем оказании медицинской помощи могут отражаться результаты всех ранее проведенных экспертиз».

Однако следует знать, что эти требования не обоснованы, а претензии в суде о неполноте исследования материалов дела безосновательны. Вспомним положения ст. 8 (объективность, всесторонность и полнота исследований) ФЗ-73 «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ»: «Эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе,
в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме. Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных».

Что же такое «объективно»? В русском языке это слово означает: «непредвзято, с учетом всех имеющихся к делу соображений».

Какими же мерами законодатель обеспечивает объективность, то есть непредвзятость эксперта? Их несколько. Как известно, для профессиональных судебных (в том числе и судебно-медицинских) экспертов существуют ограничения при организации и производстве экспертизы, перечисленные в ч. 1 и 2 ст. 18 ФЗ 73: «Государственному судебно-экспертному учреждению не может быть поручено производство судебной экспертизы, а в случаях, когда указанное производство начато, оно немедленно прекращается, если установлены обстоятельства, подтверждающие заинтересованность в исходе дела руководителя данного учреждения. Эксперт подлежит отводу от участия в производстве судебной экспертизы, а если она ему поручена, обязан немедленно прекратить ее производство при наличии оснований, предусмотренных процессуальным законодательством Российской Федерации».

Что же гласит процессуальное законодательство? Ч. 2 ст. 70 УПК РФ устанавливает основания для отвода эксперта: «2. Эксперт не может принимать участие в производстве по уголовному делу: 1) при наличии обстоятельств, предусмотренных ст. 61 настоящего Кодекса. Предыдущее его участие в производстве по уголовному делу в качестве эксперта или специалиста не является основанием для отвода; 2) если он находился или находится в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей; 3) если обнаружится его некомпетентность».

Следует обратить внимание на выделенную формулировку п. 2 ч. 1, а также на ч. 2 ст. 61: «1. Судья, прокурор, следователь, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания, дознаватель не может участвовать в производстве по уголовному делу, если он: 1) является потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или свидетелем по данному уголовному делу; 2) участвовал в качестве присяжного заседателя, эксперта, специалиста, переводчика, понятого, помощника судьи, секретаря судебного заседания, защитника, законного представителя подозреваемого, обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, а судья также – в качестве дознавателя, следователя, прокурора в производстве по данному уголовному делу; 3) является близким родственником или родственником любого из участников производства по данному уголовному делу.

2. Лица, указанные в части первой настоящей статьи, не могут участвовать в производстве по уголовному делу также в случаях, если имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что они лично, прямо или косвенно, заинтересованы в исходе данного уголовного дела».

Крайне сложно обвинить в заинтересованности в исходе дела переводчика, понятого, помощника судьи или секретаря судебного заседания. Однако данные лица, обладая информацией из дела, могут предвзято отнестись к возложенным на каждого из них процессуальным обязанностям. Именно исключением возможности ознакомлением с информацией, которая не является необходимой для выполнения экспертизы, объясняется положение п. 1 ч. 3 ст. 57 УПК: «3. Эксперт вправе: 1) знакомиться с материалами уголовного дела, относящимися к предмету судебной экспертизы».

Предметом же экспертизы (в практическом аспекте) является установление фактических данных при разрешении вопросов постановления. Таким образом, содержащиеся в материалах дела сведения, которые не имеют значения для разрешения вопросов постановления и становятся известными эксперту в нарушение п. 1 ч. 3 ст. 57 УПК РФ, служат основанием для сомнения в объективности экспертного заключения.

Особенно необъяснимым является исследование содержащихся в материалах дела выводов ранее проведенных экспертиз, а также мнений иных лиц, когда это не требуется для разрешения вопросов постановления. Исследование материалов дела должно заключаться исключительно в получении сведений медицинского характера, которые отсутствуют в представленных медицинских документах. Эти сведения могут содержаться в приобщенных к материалам дела самих медицинских документах, а также в показаниях свидетелей, которые описывают клинические проявления наблюдавшихся ими патологических процессов.

Следовательно, претензии к эксперту о невключении в исследовательскую часть исполненного им заключения выводов ранее проведенных экспертиз (как судебных, так и внесудебных), мнений различных консультантов и специалистов, а равно и требование подзаконного акта (коим является приказ по министерству) противоречат букве и духу ряда положений приведенных выше федеральных законов, а потому безосновательны.

Список литературы

  1. О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ : Федер. закон № 73-ФЗ от 31.05.2001.
  2. Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан : (в ред. от 27.12.2009) : Федер. закон № 5487-1-ФЗ от 22.07.1993.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ.

похожие статьи

Обоснование экспертных выводов в судебно-медицинской документации / // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2019. — №1. — С. 33-37.

Экспертные ошибки при проведении экспертиз по медицинским документам / Бадяев В.В., Шульга И.П. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2021. — №20. — С. 11-14.

Оценка качества экспертиз и компетенции эксперта при установлении обстоятельств получения повреждений во время борьбы и самообороны / // Проблемы экспертизы в медицине. — 2004. — №4. — С. 4-7.

О дополнительных мерах по повышению качества медицинских судебных экспертиз трупов граждан на досудебной стадии уголовного судопроизводства / Землянский Д.Ю., Нестеров А.В., Куличкова Д.В., Громов М.Н. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2020. — №19. — С. 59-62.

Редкая ошибка / Вонгродзский В.А. // Судебно-медицинская экспертиза. — М.: Изд-во Наркомздрава, 1928. — №8. — С. 116-119.

больше материалов в каталогах

Экспертные ошибки. Оценка качества судебно-медицинской экспертизы.