Иностранная литература по вопросам экспертизы огнестрельных повреждений (по страницам зарубежных судебномедицинских журналов)1

/ Левченков Б.Д. Ачеркан Я.Я.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1959 — №2. — С. 39-47.

Левченков Б.Д., Ачеркан Я.Я. Иностранная литература по вопросам экспертизы огнестрельных повреждений (по страницам зарубежных судебномедицинских журналов)<sup>1</sup>

(Москва)

Поступила в редакцию 5/Ш 1959 г.

ссылка на эту страницу
Иностранная литература по вопросам экспертизы огнестрельных повреждений (по страницам зарубежных судебномедицинских журналов)1Левченков Б.Д., Ачеркан Я.Я.39-47

(Москва)

Поступила в редакцию 5/Ш 1959 г.

 

 

 

 

Луфф. Давящее и присасывающее действие пули при прохождении через кость и мягкие ткани (К. Luff. Beobachtungen fiber die Drucki'nd Sogwirkung von Geschossen nach Knochen- und Weichteildureh- schussen). Dtgch^Z.. gerichtl. Med., 1956, Bd. 45, JHL 5...S. ,414—419.

Автор производил выстрелы из пистолета калибра 7,25 мм в плоскую кость, лежавшую на толстом слое мягкой резинообразной пластмассы, изолированной шелковой тканью. При прохождении пули через пластмассу последняя раздвигается вследствие клиновидного действия и вращения пули. При этом возникает вакуум в пулевом канале, и пластмасса после прохождения пули вновь заполняет его. Заполнение происходит настолько стремительно, что даже образуется грибовидное выпячивание пластмассы из входного отверстия в кости. Это, по мнению автора, является одной из причин наблюдающегося при огнестрельных ранениях выбухания мягких тканей из раны.

Буррэ и Колэн. Пулевые ранения с атипичными входными отверстиями при самоубийстве (J.Воurret et M. Со1in . Plaies par balle — suicide avec orifices d'entree atypiques). Ann. med. leg., 1956, v. 36, p. 300—304.

Заглавие статьи не вполне отражает ее содержание — фактически речь идет о трех случаях, когда при наличии в костях черепа одного входного ранения в полости черепа были обнаружены две пули.

Во всех трех случаях обстоятельства дела бесспорно говорили за самоубийство.

В первом случае выстрел был произведен в упор из устаревшего револьвера калибра 8 мм, патроны которого были снаряжены черным порохом и оболочечными пулями. Входное отверстие с признаками выстрела в упор имело правильную круглую форму и диаметр 8 мм, находилось на правом виске. В полости черепа в области левой стенки средней черепной ямы обнаружена пуля, располагавшаяся своим длинником в сагиттальном направлении. Носик пули был деформирован, кроме того, она была сплющена с боков. Соответственно расположению пули имелся дефект неправильной формы в левой стенке средней черепной ямы.

На мозжечковом намете слева обнаружена вторая пуля, имевшая лишь незначительную деформацию носика.

Авторы дают следующее объяснение: применялись очень старые патроны, порох в некоторых из них в значительной мере утратил овои взрывчатые свойства. После первого выстрела пуля застряла в стволе и была выброшена из него вторым выстрелом. При этом она пробила чешую правой височной кости (в результате чего образовалась деформация носика) и прошла до левой стенки средней черепной ямы, ударившись о которую, она повернулась в сагиттальном направлении. Там ее «настигла» вторая пуля, следовавшая за нею через то же отверстие. Вторая пуля ударилась о первую, вызвав боковое сплющивание ее, потом рикошетировала и попала в область мозжечкового намета. Таким образом, обе пули проникли в череп одномоментно, при втором выстреле. Возможность двухмоментного проникновения пуль при двух выстрелах авторы исключают: оружие имело тугой спуск и сильную отдачу. При таких условиях неизбежно произошло бы смещение оружия в период между первым и вторым выстрелами, что сделало бы невозможным проникновение двух пуль через одну рану, а также образование столь правильного круглого входного отверстия в кости.

Во втором случае имело место самоубийство из пистолета системы «Браунинг» калибра 7,65 мм. Входное отверстие было правильной круглой формы, располагалось на правом виске, раневой канал проникал через череп во фронтальной плоскости и заканчивался слепо под кожей левой височной области, где обнаружены две пули, лежавшие «бок о бок». Одна пуля была сильно деформирована в области носика, а также в области заднего конца, где свинцовый сердечник имел большую вмятину в центре, а по периферии оказался выдавленным кзади до края оболочки. Другая пуля имела лишь незначительную деформацию носика. Возле трупа найдены две стреляных гильзы. Одна гильза (принадлежащая первой пуле) имела следы ослабленного взрыва воспламенителя с очень небольшим налетом от гремучей ртути; вторая гильза имела обильный налет и более глубокие, чем обычно, царапины, свидетельствовавшие о том, что выбрасывание гильзы затруднялось значительным раздутием ее вследствие повышенного давления газов, которым пришлось преодолевать сопротивление двух пуль, продвигавшихся по каналу ствола.

Авторы указывают, что здесь также произошло застревание в канале ствола первой пули, которая была выбита ударом второй пули при повторном выстреле, после чегб обе пули вместе проследовали через один и тот же канал. В пользу этого говорит характер ранения, локализация найденных пуль, характер их деформации и особенности следов на гильзах.

В третьем случае имело место самоубийство шизофреника из импровизированного оружия, представлявшего собой ствол 9 мм карабина с затвором, но без приклада. Патроны состояли из гильзы с капсюлем, в которую была слегка запрессована сферическая безоболочечная свинцовая пуля калибра 9 мм. Роль порохового заряда играла гремучая ртуть, содержащаяся в капсюле.

В шейно-затылочной области, на границе волосистой части, имелось повреждение в виде овального пояска осаднения, внутри которого на коже располагались рядом два круглых отверстия диаметром 6 мм каждое. Соответственно этим двум отверстиям имелось одно отверстие овальной формы в кости. В веществе головного мозга найдены две пули: одна, почти не деформированная, — в области левой роландовой борозды, другая, очень сильно сплющенная, — в стволовой части мозга слева. Возле трупа найдена гильза с отпечатком бойка, вторая стреляная гильза находилась в патроннике.

Путем экспериментальных выстрелов в трупы авторы установили, что повторные выстрелы из данного оружия при неизменном положении ствола, даже с дистанции 3—4 см, могут образовывать два входных отверстия, расположенных на расстоянии 2—3 см друг от друга. Авторы полагают, что объяснение этому следует искать или в смещении кожи в результате прохождения через нее первой пули, или же в том, что сферические пули следуют по различным траекториям.

В данном случае первая пуля застряла в стволе и была выброшена при втором выстреле давлением прослойки из воздуха или из прорвавшихся пороховых газов, находящейся между двумя пулями. Обе пули друг с другом не соприкасались. Первая пуля пробила отверстие в кости; вторая пуля прошла через то же отверстие, слегка расширив его и придав ему овальную форму.

Пьедельевр и Мишон . Экспериментальное изучение выходного отверстия с помощью фотографии (R. Piedelievre et R. Michon. L'etude experimenta l de l'orifice de sortie des projectiles par la photographie). Travaux du 26. Congr. Internat. de Med. leg., Med. soc. et Med. du Travail de langue franc, 1953, p. 327—332 (Ref. Dtsch. Z. gerichtl.Ved., 1956, Bd. 45, H 1|2, S 98-98

C помощью киносъемки изучались повреждения мышц, подкожно- жировой клетчатки и кожц при скорости полета пули 360—400 м/сек, 700 м/сек, 1100 м/сек и 1400 м/сек. Были отмечены следующие различия между входным и выходным отверстиями:

  1. Вдавление кожи у входного отверстия и растяжение ее (в зависимости от скорости полета пули). Наличие увлеченных пулей частиц других тканей у выходного отверстия.
  2. Растрескивание краев выходного отверстия, тем большее, чем больше скорость полета пули, а при скорости 1400 м/сек — звездообразный разрыв.

Портильятти-Барбос. О пояске ушиба в окружности выходного огнестрельного отверстия (М. Рогtig1ia11i-Barbоs. SulPor- letto di contusione all'orifizio di uscita di colpi darma da fuoco). Minerva med.-leg., 1957, v. 77, N. 4—5, p. 127—130.

На основании наблюдений из практики и проделанных экспериментов автор подтверждает отмеченную Мейкснером закономерность, позволяющую иногда дифференцировать поясок осаднения в окружности входного ранения от пояска ушиба, наблюдающегося при определенных условиях вокруг выходного отверстия. Суть этой закономерности заключается в том, что в тех случаях, когда раневой канал направлен не перпендикулярно, а косо по отношению к поверхности кожи, поясок осаднения у входного отверстия и поясок ушиба у выходного отверстия (если он вообще имеется) располагаются эксцентрично в отношении соответствующих им отверстий. При этом у входного отверстия более широкая часть пояска располагается с той стороны, где раневой канал образует с поверхностью кожи тупой угол; у выходного отверстия наблюдается обратная картина — более широкая часть пояска располагается соответственно острому углу, образованному раневым каналом с поверхностью кожи.

Известно, что наличие одновременно пояска осаднения и пояска ушиба иногда затрудняет дифференцирование входного и выходного отверстия. Приведенная закономерность может в некоторых случаях помочь разрешению этого вопроса.

Олливье и Робер . Трудность обнаружения входных огнестрельных отверстий (Н. Ollivier et R. Robert. Les difficultes de l'observation des orifices de penetration des projectiles d'armes a feu). Ann. med. leg., 1958, v. 38, N. 6, p. 378—381.

Авторы исследовали труп с огнестрельными ранениями коленного и тазобедренного суставов. Выстрелы были произведены из пистолета калибра 7,65 мм. Оба отверстия представляли собой типичные входные отверстия с поясками осаднения.

При разрезе кожи в области ранения коленного сустава в подкожной клетчатке обнаружен кровоподтек весьма ограниченных размеров, прилегавший к суставной сумке. В последней повреждение первоначально обнаружено не было, равно как и в самом суставе. Создавалось впечатление, что ранение причинено пулей, имевшей ослабленную живую силу; при этом пуля смогла лишь слегка внедриться в кожу, а затем выпала из раны.

В области тазобедренного сустава имелся раневой канал длиной 8 см, начинавшийся у входного отверстия на коже, тянувшийся через мышцы и заканчивавшийся слепо у суставной сумки. Последняя также казалась неповрежденной. Однако пуля и тут отсутствовала. На этот раз уже не приходилось думать о выпадении пули из раны. Головка бедра на первый взгляд казалась неповрежденной, но при очень тщательном осмотре ее в области, соответствующей окончанию раневого канала, удалась обнаружить небольшой отколотый кусочек суставного хряща в виде клапана, три стороны которого были свободны, а четвертая оставалась связанной с хрящом, покрывавшим головку бедра. При откидывании этого «клапана» был виден раневой канал, углубляющийся в губчатое вещество кости; в глубине этого канала была обнаружена пуля.

Возобновив после этого исследование коленного сустава, авторы обнаружили аналогичную картину в области мыщелка бедра: «клапан», канал в губчатом веществе и пулю.

Авторы объясняют трудность обнаружения пуль в данном случае тем, что каналы частично проходили через области, чрезвычайно бедные сосудами (суставная сумка, суставной хрящ). Этим затруднялась возможность проследить ход канала. Движения суставов после ранения, хотя бы самые незначительные, привели к тому, что «клапан» после прохождения пули встал на прежнее место, а синовиальная жидкость способствовала плотному его присасыванию.

Олливье и Робер . Маскировка огнестрельного ранения в костях головы вследствие разрушения его второй пулей (Н. Ollivier et F. Robert. Blessure par arme a feu de la tete rendue inapparente par destruction de son trajet osseux croise avec celui d'un autre projectile). Ann. med. leg., 1957, v. 37, N. 6, p. 365—370.

Описывается случай исследования трупа женщины, умершей в больнице после огнестрельного ранения головы. Имелось входное отверстие с признаками близкого выстрела на 3 мм кзади от наружного угла левого глаза. Раневой канал направлялся почти во фронтальной плоскости слегка снизу вверх и спереди назад. По ходу канала обнаружено повреждение в виде полулунной выемки в наружном крае левой глазницы, нарушение целости левого глазного яблока с частичной энуклеацией его, обширное разрушение решетчатой кости и задней стенки правой глазницы. Далее раневой канал проникал через правое большое крыло основной кости и заканчивался слепо под кожей правой височной области.

К моменту исследования трупа авторы не располагали историей болезни: Случай первоначально трактовался" ими как банальное огнестрельное ранение черепа.

В ходе следствия убийца утверждал, что произвел два выстрела в голову еврей жертвы. Последующее ознакомление с историей болезни и с приложенными к ней прижизненными рентгенограммами с несомненностью подтвердило показания убийцы — на рентгенограмме черепа отчетливо были видны две пули.

Произведенная эксгумация и рентгеновское исследование трупа дали возможность (обнаружить вторую пулю в толще одного из срезов мозга; эта пуля не была захвачена разрезами мозга при первом исследовании трупа и потому не была своевременно обнаружена.

Таким образом, представилась возможность высказать следующие соображения относительно обстоятельств происшествия. Первый выстрел был произведен в левый глаз при открытых веках (на веках повреждения отсутствовали). Пуля прошла спереди назад, несколько слева направо и снизу вверх через глазное яблоко и решетчатую кость и далее — в направлении турецкого седла. Второй выстрел, произведенный во фронтальной плоскости слева направо, вызвал образование второго раневого канала, пересекающегося с первым в области внутренней стенки левой глазницы, что довершило разрушение последней и способствовало маскировке первого огнестрельного канала.

Авторы подчеркивают затруднения, связанные с обнаружением входных огнестрельных ранений, располагающихся в естественных полостях и отверстиях, и необходимость в связи с этим тщательного исследования соответствующих областей тела при наружном осмотре.

Цанальди. Атипичное огнестрельное повреждение костей черепа (L. Zanaldi. Lesione ossea atipica da ferita d'arma da fuoco del cranio) Atti 1st. Med. leg. (Padova), 1954, 1955, p. 205-215. (Ref. Dtsch. Z. gerichtl. Med., 1956, Bd. 45, H. 6, S. 554—555).

При выстреле из пистолета калибра 6,35 мм в голову образовался овальный дефект 3,8X0,7 см на левой теменной кости в области прикрепления височной мышцы. Наружная пластинка кости сзади вдавлена, спереди — расколота; внутренняя пластинка по заднему краю расколота. Соответственно отверстию в кости имелся щелевидный разрыв твердой мозговой оболочки. В веществе мозга раневой канал отсутствовал, но имелись внедрившиеся мелкие металлические и костные осколки. Выстрел был произведен косо сзади; пуля, ударившись о кость, деформировалась и не смогла проникнуть в мозг, а отклонилась и вошла в толщу височной мышцы, где и была обнаружена.

Бини. Опоясывающий ход пулевого канала. Диссимуляция попытки к самоубийству (G. Bini. Sudlun tramite circumgirante in un caso di dissimulazione di tentato suicidio con arma da fuoco). Minerva med.- leg., 1957, v. 77, N. 1, p. 4—6.

Полицейский с целью самоубийства выстрелил из пистолета «Беретта» калибра 7,65 мм себе в левую подключичную область, направив оружие спереди назад и резко вверх. При доставлении в больницу было обнаружено входное отверстие в левой подключичной области на 1 см кнутри от сосковой линии. Выходное отверстие располагалось в шестом межреберье на 0,5 см кнаружи от наружного края левой лопатки. Клинически и рентгенологически не обнаружено никаких указаний на повреждение легкого или костей. Выздоровление на 10-й день.

Автор в ходе экспертизы высказал предположение, что пуля, ударившись о нижний край ключицы, рикошетировала кзади, затем, ударившись в лопатку, еще раз изменила свое направление и стала скользить по передней поверхности лопатки книзу, пока не «вырвалась» из-под лопатки, после чего пробила кожу и вышла наружу.

Во время следствия потерпевший стремился скрыть попытку к самоубийству и утверждал, что стал жертвой нападения со стороны посторонних лиц. Однако наличие у входного отверстия на одежде несомненных признаков выстрела в упор, характер раневого канала, свидетельствовавший о том, что оружие в момент выстрела было направлено снизу вверх, и обстановка места происшествия находилась в полном противоречии с выдвинутой им версией. Все это в конце концов заставило его признаться в поп-ытке к самоубийству и подтвердить заключение судебномедицинской экспертизы относительно положения, в котором находилось оружие в момент выстрела.

Витербо. Необычное отклонение пули в теле (В. Viterbо. Singolare deviazione cranio-addominale di tramite di proiettile). Atti 1st. Med. leg. (Padova), 1954, 1955, p. 97—106 (Ref. Dtsch. Z. gerichtl. Med., 1956, Bd. 45, H. 6, S. 555—555).

При ранении верхней челюсти слева из пистолета калибра 7,65 мм с расстояния около 3 м пуля была рентгенологически обнаружена у потерпевшей паравертебрально в печени.

Пуля проделала следующий путь: входное отверстие — на левой щеке в области верхней челюсти; направление выстрела — вперед и вверх; пуля разрушила правую височную кость, рикошетировала от нее и, повернув- на 90°, прошла вдоль мягких тканей шеи и далее—паравертебрально вниз до печени.

Деробер, Грез-Рюфф и Бернгейм. Восходящая миграция пули в позвоночном канале (L. Derobert , C. Grezes-Rueff et J. Bernheim. Migration ascensionelle d'un projectile d'arme a feu dans le canal rachidien). Ann. med. leg., 1958, v. 38, p.169—170.

При исследовании трупа обнаружено входное пулевое отверстие на коже спины на 5 см влево от позвоночной линии на 14 см ниже уровня надплечья. Раневой канал проникал в позвоночник через дужку IV грудного позвонка. В этой области в позвоночном канале отмечалось скопление крови и щелевидный разрыв твердой мозговой оболочки. Начиная от этого места кверху имелись разрывы корешков до уровня I грудного позвонка без повреждения вещества мозга. Пуля обнаружена в веществе спинного мозга на границе между VII шейным и I грудным позвонками.

В данном случае имела место необычная миграция пули, проникшей в позвоночный канал, рикошетировавшей в нем и далее следовавшей кверху внутри твердой оболочки спинного мозга.

Нойгебауер. Эмболия пулей (W. Neugebauer. Projektilembolie). Zbl. Chir., 1957, Bd. 82, S. 1133—1135. (Ref. Dtsch. Z. gerichtl. Med., 1958, Bd. 47, H. 3, S. 514—514).

Описаны два случая миграции пуль по кровяному руслу. В первом случае пуля из брюшной аорты прошла в правую подколенную артерию. Во втором случае пуля из левого сердца была током крови занесена в правую плечевую артерию.

Шёнтаг. Новый способ определения дистанции выстрела путем исследования «кольца окапчивания». (A. Schssntag. Vorschlag einer neuen Methode: Bestimmung der Schuj3entfernung mittels des «Schmauchringes»). Arch. Kriminol., 1957, Bd. 120, S. 62—66 (Ref. Dtsch. z. gerichtl. Med., 1958, Bd. 47, H. 2. p. 349—349) .

Автор не совсем удачно применяет термин «кольцо окапчивания» — в статье речь идет о кольце загрязнения, образующемся вокруг входного огнестрельного отверстия. Это кольцо содержит барий, свинец, железо и большое количество сурьмы.

Проходя через ствол, пуля уносит на себе посторонние частицы, загрязнявшие канал ствола В полете пуля в какой-то мере теряет эти частицы, в связи с этим интенсивность кольца будет тем меньше, чем больше дистанция выстрела. По количеству содержания сурьмы в «кольце окапчивания» автор вывел кривую, позволяющую приблизительно определять дистанцию выстрела в границах от упора до 3 м.

Шёнтаг и Xандль . Развитие способов определения дистанции выстрела (A. Sсhssntagu. R. Heindl. Entwicklung der Methoden zur Bestimmung der Schussentfernung). Arch. Kriminol., 1956, Bd. 118,3. 19—29 Ref. Dtsch. Z. gerichtl. Med., 1957, Bd. 46, H. 1, S. 134—134).

Статья представляет собой литературный обзор. Авторы считают способ вычисления дистанции выстрела по объему конуса рассеивания дроби неточным. Они предлагают использовать для этой цели количественное определение сурьмы в пороховой копоти спектральным методом.

Майер и Волькэрт . Новый метод установления следов близкого выстрела (F. X. Mayeru. N. Wоlkart. Neue Methode zur Untersuchung von NahschuJ3spuren). Arch. Kriminol., 1955, Bd. 116, S. 73—80 (Ref. Dtsch. Z. gerichtl. Med., 1956, Bd. 45, H. 6, S. 556—556).

На исследуемую часть одежды накладывают особым образом обработанную фотобумагу, прикрывают сухим полотенцем, на него кладут полотенце, смоченное 10°/о уксусной кислотой, а сверху — еще одно сухое полотенце; в течение 10 минут гладят горячим утюгом. На фотобумаге получается окрашенное в красный цвет стойкое изображение порошинок, содержащих нитриты; изображение по форме и размерам соответствует ча.стицам пороха и может быть сохранено для демонстрации.

К сожалению, в просмотренном нами реферате не_указано, в чем заключается предварительная обработка фотобумаги.

Мишон и Оприжан. К вопросу об идентификации боеприпасов, выстреленных из современного оружия (R. Michon et M. Oprijan. Problemes d'identification de projectiles tires par certaines armes a feu de fabrication moderne). Ann. med. leg., 1956, v. 36, N. 3, p. 149—151.

Авторы указывают, что, благодаря совершенствованию техники изготовления оружия, в канале ствола образуется значительно меньше индивидуальных дефектов «промышленного» происхождения, вследствие чего идентификация/боеприпасов, выстреленных из нового оружия (это не относится к дефектам в стволе, образующимся вследствие износа или загрязнения его), затрудняется.

Раньше стволы изготовлялись исключительно путем сверловки. Заточка сверл производилась или на точильном камне, или напильником. Это создавало на сверле массу дефектов, которые оставляли в канале ствола ряд индивидуальных особенностей. Сверло после каждого ствола требовало новой заточки, благодаря чему все стволы, даже в пределах одной серии, имели индивидуальные дефекты, облегчавшие идентификацию боеприпасов. В дальнейшем, начиная с 1940 г., во Франции заточка сверл стала производиться на современных станках-автоматах, создававших на сверле меньше дефектов. Кроме того, сверла стали делать из особо твердых сплавов, позволявших одним сверлом рассверливать много стволов.

В настоящее время сверловка все чаще уступает место прессовке, заключающейся в том, что через рассверленный почти до нужного диаметра ствол протягивается инструмент в виде оливы желаемого калибра. Благодаря тщательной шлифовке такая олива выравнивает почти все дефекты в стволе, а ее высокая прочность позволяет использовать ее для 4000—5000 стволов.

Авторы исследовали пули, выпущенные из новых прессованных стволов пяти серий. В ряде случаев различия на пулях оказались настолько незначительными, что легко могли бы быть просмотрены в условиях практической экспертизы.

Хадерсдорфер. Идентификация пули по отпечатку на ней (Н. Hadersdorfer. Identifizierung eines Geschosses an Hand einer Abdruck (!) -spur). Arch. Kriminol. 1957, Bd. 119, S. 13—16 (Ref. Dtsch: Z. general. Med., 1957, Bd. 46, H. 4, S. 635—635).

Пуля, ударившаяся в пряжку поясного ремня, рикошетировала и была найдена в 270 м от места происшествия. Носик ее был сплющен и имел «негативный» отпечаток рисунка пряжки.

Видони. Особенности повреждений запалами (G. Vidоni. Sulle - caratteristiche delle lesioni da capsule detonanti). Minerva med.-leg., 1957, v. 77, N. 3, p. 73—76.

Автор исследовал труп шахтера, покончившего жизнь самоубийством посредством взрывания у себя на голове запала от подрывного патрона. На месте происшествия была найдена разорванная фетровая шляпа, принадлежавшая покойному, а также обгоревшие остатки фитиля, которым был воспламенен запал. Верхушка шляпы оказалась разорванной в клочья и имела участки со следами опадения. Кроме того, на ней имелись множественные мелкие повреждения в виде надрезов, причиненные, по-видимому, осколками оболочки запала.

На темени — сагиттальная линейная рана мягких покровов длиной 11 см. На черепном своде в области стреловидного шва имелось резко отграниченное вдавление кости приблизительно круглой формы диаметром 3 см с радиально расходящимися трещинами. Соответственно этому вдавливанию имелось также редко отграниченное сплошное кровянистое пропитывание головного мозга на значительную глубину — до 2 см.

Автором проделан эксперимент: взят скелетированный череп, заполнен смесью парафина с песком, на череп надета фетровая шляпа и поверх нее при помощи фитиля взорван запальный капсюль диаметром 8 мм — самый крупный из применяемых ш-ахтерами для подрывных целей. Получилась картина, полностью аналогичная описанной выше. На шляпе образовались обширные разрывы, участки опадения и мелкие надрезы от осколков оболочки капсюля, на черепе отмечался резко отграниченный круглый вдавленный участок, несколько более глубокий, чем в первом случае. В массе парафина и песка, заполнявшей череп, образовалось резко отграниченное углубление, точно соответствующее по локализации и форме вдавлению на черепе.

Интересно отметить, что химические реакции на пороховые остатки (с дифениламином, бруцином и реактивом Лунге) и на следы ртути с материалом обеих шляп оказались отрицательными. Приходится сожалеть, что автор не попытался произвести спектральное исследование.

Автор утверждает, что в судебномедицинской литературе нет описания повреждений черепа запалами. С этим никак нельзя согласиться. В советской судебномедицинской литературе такие случаи описаны, например, у В.П. Ципковского.

Портильятти-Барбос. К оценке свинцового отравления, возникающего при длительном пребывании в теле свинцовых снарядов (М. Portigliatti-Barbos . Sulla valutazione dell'intossicazione da piombo da ritenzione di proiettili). Minerva med.-leg., 1958, v. 78, N. 1, p. 32—37.

Приводятся три случая ранений дробью. Число дробин, оставшихся в теле, составляло от 29 до 153. Анализы крови, производившиеся в сроки от 4 до 10 месяцев после ранения, обнаружили базофильную зернистость эритроцитов и содержание свинца в крови от 66 до 88,8 у%. Протопорфирин в крови составлял 23—300 у°/°> копропорфирин в моче — 26—82 у%. В одном случае имелись клинические проявления свинцового отравления — приступы мышечных болей.

Автор приводит обзор литературы, из которого видно, что признаки свинцового отравления при оставлении в теле огнестрельных снарядов могут появляться спустя различные сроки после ранения—о т 2 месяцев до 40 лет. Признаки отравления исчезали после удаления снаряда. По данным некоторых авторов, свинцовое отравление скорее развивается при оболочечных, чем при безоболочечных пулях, так как пара металлов (оболочка и сердечник) образуют гальванический элемент, и возникающий при этом электрический ток способствует быстрой ионизации свинца.

Указывается на необходимость с профилактической целью периодических повторных врачебных обследований подобных больных после выписки их из лечебного учреждения с обязательным исследованием крови.

Xербих. Неудавшаяся попытка к самоубийству с огнестрельными ранениями сердца и мозга, после которой пострадавший прожил 9 лет. (J. Herbiсh. Neun Jahre uberlebte Gehirn- und Herzschu(5verletzung mit Einheilung beider Geschosse, nach Selbstmordversuch). Beitr. gerichtl. Med., 1955, Bd. 20, S. 22—34 (Ref. Dtsch. Z. gerichtl Med., 1956, Bd. 45, H. 1/2, S. 101—101).

При вскрытии трупа скоропостижно умершего мужчины 47 лет в верхушке сердца и в задней черепной яме слева были обнаружены две пистолетные пули калибра 7,65 мм, окруженные рубцовой тканью. Рубцовый тяж на месте бывшего раневого канала в мозгу шел из правой лобно-височной области через передненижнюю часть правой лобной доли, через оба передних рога боковых желудочков и через левую лобную долю выходил на поверхность мозга, откуда пуля, по-видимому, рикошетировала к месту, где была обнаружена.

За 9 лет до смерти покойный с целью самоубийства произвел один выстрел в правую височную область и один выстрел в область сердца. После ранений пробыл в больнице 2 месяца. В дальнейшем приступил к работе, которую оставил лишь за год до смерти.

Розмарич . Смертельное ранение из духового ружья (A. Rozmarie . Smrtelna rana vzduchovkou). Soudni lekafstvi, 1956, с 2, 1, 307—309.

Описан случай нечаянного убийства 5-летней девочки выстрелом из духового ружья. На 3 см кнаружи от грудино-ключичного сочленения имелось овальное отверстие размером 2X 3 мм, окруженное пояском осаднения шириной 1—2 мм. Пуля прошла через второе межреберье, верхнюю долю левого легкого, аорту и застряла в перикарде у корня правого легкого.

Пуля представляла собой свинцовый снаряд грибовидной формы калибра 4,5 мм без видимой деформации.

1 Настоящий обзор охватывает следующие судебномедицинские журналы: Annales de medecine legale (Франция) за 1956—1958 гг., Deutsche Zeitschrift fur die gesamte gerichtliche Medizin (ФРГ) за 1956—1958 гг., Soudni lekarstvi (Чехословакия) за 1956 г. и Minerva medico-Iegale (Италия) за 1957—1958 гг.

похожие статьи

Некоторые пути преодоление недостатков назначения судебно-медицинской экспертизы в Белоруссии / Ефимов Л.А. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 19-20.

Судебная медицина Китайской Народной Республики, от истоков до наших дней / Клевно В.А., Назаров Ю.В. // Судебная медицина. — 2018. — №4. — С. 44-48.

Стандарты проведения судебно-медицинского вскрытия / Петерсон Г.Ф., Кларк С.К. — 2006.

Рефераты / Ачеркан Н.Н. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №2. — С. 55-60.

Рефераты / Ачеркан Н.Н. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №1. — С. 56-60.

Некоторые недостатки в проведении экспертиз огнестрельных повреждений в отделениях медицинской криминалистики / Назаров Г.Н. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 66-67.

Компьютерное моделирование в рамках огнестрельной травмы / Шакирьянова Ю.П. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 214-218.

К вопросу об исследовании огнестрельных повреждений одежды, изготовленной из синтетических материалов / Ратневский А.Н. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №3. — С. 14.

К судебно-медицинской диагностике ранений из строительно-монтажного пистолета / Ковальчученко Н.А. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №2. — С. 51-52.

Способ определения частиц парафина на поверхности преграды при судебно- медицинской экспертизе огнестрельных повреждений из гладкоствольного оружия / Карпов Д.А., Барышников И.Н. // Судебная медицина. — 2016. — №4. — С. 27-29.