К вопросу о шарлатанстве и знахарстве в медицине

/ Лимонников Л.Г. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1960 — №1. — С. 37-40.

ссылка на эту страницу

Усовершенствованные методы исследования и лечения, получившие большое развитие в условиях советского здравоохранения, значительно расширили границы активного и эффективного врачебного вмешательства. Кроме высокой квалификации, медицинская помощь в нашей стране отличается своей общедоступностью и бесплатностью.

С тем большей непримиримостью необходимо отнестись к каждому случаю все еще встречающейся «лечебной» деятельности шарлатанов и знахарей.

В течение последних лет в бюро Московской городской судебномедицинской экспертизы представилось возможным изучить обстоятельства ряда дел, возникших в связи с попытками авантюристов и знахарей лечить тяжелые заболевания. Среди этих авантюристов оказались: «вольнослушатель санитарных курсов при Ленинградском медицинском факультете» М-т, заведующий фотолабораторией больницы имени Боткина инженер Ш-н, часовой мастер Ц-ib и его дочь, бухгалтер, и врач Б-я. Их тактика была разнообразной. Некоторые из них называли себя «спутниками» какой-либо научной школы, иногда даже вступали в личный, весьма кратковременный контакт с ее руководителем. Однако последующая их деятельность была негласной и являлась грубой фальсификацией известных научных теорий.

Больные чаще всего вербовались через доверенных лиц. Предложенные знахарями «народные» медикаменты обычно готовились на дому и по секрету отпускались за высокую плату, их применяли при многих заболеваниях. Так как в условиях «деятельности» шарлатанов и знахарей не мог быть осуществлен объективный лабораторно-рентгеновский контроль результатов «лечения», то, естественно, что их разоблачение запаздывало.

М-т «лечил» инъекциями под кожу бедра препарата ЖВКЯ. Так называлось свежеснесенное куриное яйцо, размешанное в 150 граммах физиологического раствора поваренной соли. Курс лечения состоял из 6—8 инъекций по 5 г указанной смеси, не реже раза в неделю. Лечебное действие приписывалось некоему «живому веществу куриного яйца», вследствие чего препарат и получил свое название — ЖВКЯ. В целях рекламы и «научного» обоснования своей практики М-т объявил себя последователем известной теории академика О. Б. Лепешинской о живом веществе. Однако «деятельность» М-та находилась в явном несоответствии с идеями Лепешинской. Он не всегда пользовался абсолютно свежими продуктами с «живым веществом», а по мере роста клиентуры стал применять и несвежие яйца.

При экспертной проверке результатов лечения у 4 из 5 больных (Г., 20 лет — джексоновская эпилепсия; Г., 19 лет — явления менинго- энцефалита; Т., 19 лет — гидроэнцефалит и эпилепсия, Т., 14 лет — детский паралич) «лечение» не дало никакого эффекта, Г., 48 лет, Лечившаяся у М-та по поводу рака желудка, погибла от указанного заболевания.

Обследован и сам М-т, будто бы длительно болевший остеомиелитом бедра, от которого он якобы вылечился инъекциями ЖВКЯ. Тщательное клиническое и рентгеновское исследование установило, что заболевание остеомиелитом вымышлено. Об уровне культуры М-та свидетельствует его заявление об отсутствии явлений «сидиосекрезии» (вместо идиосинкразии) после инъекций препарата.

Столь же «поучительна» «лечебная деятельность» инженера и кинорежиссера Ш-на—заведующего фотолабораторией больницы имени Боткина, Используя сведения, почерпнутые из медицинских листовок и брошюр, Ш-н пытался уверить, что им сделаны важные открытия в области происхождения рака. «Собственные наблюдения» в деревне над исходами ушибов, нанесенных рогами и копытами животных, привели Ш-на к убеждению, что «травма не вызывает злокачественных новообразований». Его личные опыты на 3 собаках якобы показали, что «канцерогенные вещества при отсутствии вируса не порождают опухоли». Ш-н «установил», что в «раковых семьях» передача рака происходит не по наследству, а с молоком матери, и выявил фактор молока или «вирус рака». Дальнейшие «исследования» Ш-на обнаружили, что в «наросте березы имеется вирус особого типа, который, попадая в организм больного, помогает победить вирус рака». Итоги «наблюдений» привели Ш-на к «единомыслию» с одним из авторов вирусной теории Л. А. Зильбером, о чем, впрочем, самому ученому не было известно. Сообщить что-либо о технике своих исследований Ш-н отказался. Все же было установлено, что «открытие вирусов» произошло без применения центрифуг, специальных фильтров и электронного микроскопа, о назначении которых «самородок» Ш-н имеет весьма смутное представление.

Ш-н лечил онкологические заболевания настойкой березового гриба на водке и спиртовой вытяжке женьшеня. Одновременно больные принимали внутрь экстракт, полученный при длительном вываривании шкур свежезаколотых овец. Этот «овечий препарат» был предписан больным «для улучшения функции поджелудочной железы, слюнных желез и добавочного воздействия на вирус опухоли желудка».

Обследование больных, представленных Экспертной комиссии как якобы излечившихся от злокачественных новообразований, совершенно опровергло выводы Ш-на.

Больная П., 34 лет, в течение года лечилась у Ш-на настойкой березового гри- ба и вытяжкой из овечьей шкуры по поводу подозревавшегося рака левой молочной железы. В настоящее время «рак исчез». Объективные данные при осмотре в судебно- медицинской экспертизе: обе молочные железы одинаковой величины, соски на одном уровне, не втянуты, подвижны. В наружных и нижних квадрантах пальпируются не спаянные с кожей и подлежащими тканями отдельные образования небольшой величины, различной плотности и формы. Подмышечные железы не увеличены.

При сравнении с прежними записями, сделанными в больнице, в которую П. ранее обращалась, объективные данные по прошествии года не изменились, что совершенно исключает раковое заболевание. Диагноз: двусторонняя мастопатия без зло качественных изменений.

Больная Б., 39 лет. В прошлом ошибочно поставлен диагноз рака кардиального отдела желудка. После этого 3 года «лечилась» у Ш-на вытяжкой из овечьей шкуры и настойкой березового гриба. При осмотре экспертами общее состояние удовлетворительное, подкожно-жировой слой развит достаточно. Пальпация живота безболезненна. Новообразований в брюшной полости не обнаружено. От лабораторно-рентгеновского контроля отказалась. Возбуждена, агрессивна по отношению к врачам. Убеждена, что «спасена» Ш-ном.

Из истории болезни следует, что: 1) прежнее обследование было неполным и не исключило других заболеваний — не сделана реакция Вассермана, нет указаний на состояние поджелудочной железы; 2) имеющиеся лабораторно-клинические данные неубедительны для диагностики рака. В прежних записях отмечено, что питание больной было достаточным, пальпация поджелудочной области умеренно болезненна, новообразований не определяется. Анализы мочи и крови без отклонений от нормы. Исследование желудочного сока: общая кислотность—55, свободная соляная кислота — 30, связанная — 10, т. е. тоже без патологических изменений. При однократном рентгеновском исследовании выявлено умеренное сужение кардиальной части с гладкими, ровными контурами, перистальтика желудка живая, эвакуация содержимого ускорена. Контроля с атропином не сделано, хотя со стороны неврологического статуса, отмечены резко выраженные астенические реакции. В данных условиях нет достаточных оснований для заключения о раке, а последующее благоприятное течение на протяжении 3 лет еще больше убеждает в диагностической ошибке.

Больной С., 32 лет, выписан из районной больницы с диагнозом саркомы правого бедра, метастаз в легкие. Диагноз уточнен биопсией — ветеренообразная саркома. Около года лечится экстрактом из овечьей шкуры, алкогольными настойками женьшеня н березового гриба. Отмечает улучшение самочувствия, уменьшение болей и .кажущееся убывание опухоли. Отнесен к. категории выздоравливающих. При контрольном осмотре: правое бедро в передней полуокружности увеличено на всем протяжении за счет приподнятой опухоли размером 32X20 см.

При сравнении с прежними данными отмечено увеличение опухоли на 5X2 см. Опухоль плотной консистенции, подвижна. На рентгенограмме изменений бедренной кости нет.

При дополнительном обследовании в онкологической больнице новая биопсия подтвердила прежнее заключение. Повторные рентгеноскопия и клинические исследования обнаружили дальнейшее распространение метастазов. Прогноз плохой.

Во всех трех случаях длительные сроки «подпольного лечения» на дому — до 3 лет — показывают, что активная деятельность знахарей была возможной лишь из-за нейтралитета или недостаточного наблюдения районных онкологических пунктов.

Другая группа шарлатанов и знахарей выступала от собственного-, имени, без маскировки чужими теориями и с большим упорством претендовала на получение авторских прав, но испытание пропагандируемых ими средств выявило их вредность, и прямым следствием «лечения» явились опасные осложнения.

Бухгалтер Ц., «лечила» трофические язвы нижних конечностей мазью, «изобретенной» ее отцом — часовым мастером. В состав мази входили смолы, воск, растительные масла, мед и овечий жир. Дозировка компонентов варьировала в зависимости от стадии заболевания. Способ приготовления держали в секрете. Указанный препарат был неоднократно отвергнут, но отрицательные отзывы больниц и институтов не уменьшили настойчивости «изобретателя». В частности, показательно приводимое ниже наше личное наблюдение.

А., 71 года, длительно страдает трофической язвой левой голени в нижней трети на фоне геморрагического капилляротоксикоза. Размер язвы 6 X 4,5 см. Отделяемое скудное.

Микрофлора: скудный рост стафилококков. «Лечился» мазью с 5/II по 22/11 1959 г. После 7 сеансов появилось сильное жжение., стреляющие боли, повышение местной температуры, значительный отек голени, стопы и обильное гнойное отделяемое с каловым запахом. Ухудшилось общее состояние. При посеве гноя обнаружен рост кишечной палочки. В дальнейшем язва увеличилась до 8X7,5 см и появились, еще две язвы — по 0,5 см. «Лечение» прекращено.

Более опасным оказалось особое вещество для лечения злокачественных заболеваний, предложенное врачом Б-ным. Испытания «препарата В» проводились в нескольких клинических стационарах для осуществления высококвалифицированного контроля последствий его применения. Лечение Б-на состояло из нескольких курсов с разными по продолжительности интервалами для отдыха, в домашних условиях».

Во время первого курса «препарат Б» назначали в виде микстуры, а при последующих его вводили с помощью инъекций. «Изобретателем» было обусловлено отсутствие палатных врачей в момент введения испытуемого средства. В связи с неясным составом препарата были приняты специальные меры предосторожности. Усилен лабораторно-рентгеновский контроль. В связи с. применением «препарата Б» отмечены разнообразные осложнения. Рентгеновскими исследованиями установлен продолжающийся рост раковой опухоли, В связи с отсутствием какого-либо объективного улучшения и появлением осложнений дальнейшее применение «препарата Б» запрещено. Но неудачи в лечебных учреждениях, где каждое мероприятие находится под всесторонним контролем, не обескуражили шарлатана. Ему удалось продлить свою «деятельность» на базе частной практики.

Больной Ф., 49 лет, поступил в подмосковный дом отдыха 19/VIII 1953 г. Ранее у него диагностирован рак легкого. По частному соглашению, бесконтрольно, по указанной уже методике Б-н провел курс лечения «препаратом Б». Состояние быстро ухудшалось и 9/Х наступил летальный исход.

На секции обнаружена так называемая «сулемовая» почка.

Судебно-химическими исследованиями установлено перенасыщение почки ртутью, количество которой в несколько раз превышало смертельную дозу.

Анализ изложенного выше приводит к следующим выводам:

  1. Шарлатанство и знахарство встречаются, как правило, там, где отсутствуют объективный контроль лечения и добросовестная оценка его результатов.
  2. Длительные сроки «подпольного» лечения на дому, от 3 месяцев до года и более, свидетельствуют о недостаточной бдительности районных онкологических пунктов и других этапов внебольничной помощи.
  3. Следует улучшить качество диспансерного обслуживания, добиться полного охвата специальной помощью всех больных с онкологическими и другими тяжкими заболеваниями, особенно в запущенных стадиях, так как именно из этой группы больных вербуют свои жертвы знахари и шарлатаны.

похожие статьи

Методические рекомендации по сопоставлению заключительного клинического и патологоанатомического / судебно-медицинского диагнозов / Забозлаев Ф.Г., Зайратьянц О.В., Кактурский Л.В., Клевно В.А., Кучук С.А., Максимов А.В. // Судебная медицина. — 2019. — №4. — С. 48-56.

Характеристика показателей расхождения заключительного клинического и судебно- медицинского диагнозов в случаях смерти от внешних причин в Московской области за период 2014–2018 гг. / Максимов А.В., Кучук С.А. // Судебная медицина. — 2019. — №4. — С. 15-19.

«Покаянные» разборы деятельности клиник. Наблюдения судмедэкспертов / Елкина О.Е. // Судебная медицина. — 2019. — №3. — С. 48-50.

Оценка достоверности федерального статистического наблюдения о количестве и структуре расхождения заключительного клинического и судебно-медицинского диагнозов / Максимов А.В., Кучук С.А. // Судебная медицина. — 2019. — №3. — С. 11-14.

Анализ динамики показателей расхождения заключительного и судебно-медицинского диагнозов в случаях смерти от заболеваний / Максимов А.В., Кучук С.А. // Судебная медицина. — 2019. — №2. — С. 11-15.

больше материалов в каталогах

Дефекты оказания медицинской помощи, профессиональные правонарушения врачей