Технология исследований в судебной медицине с использованием биологических объектов

/ Авдеев А.И. Власюк И.В.  // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2013 — №13. — С. 7-10.

Авдеев А.И., Власюк И.В. Технология исследований в судебной медицине с использованием биологических объектов

Кафедра судебной медицины (зав. – д.м.н., проф. А.И. Авдеев) ГБОУ ВПО ДВГМУ Минздрава России, г. Хабаровск

ссылка на эту страницу

Использование биологических объектов в судебной медицине давно и прочно вошло в экспертную практику. Подъем качества экспериментальных работ в судебной медицине следует отнести к 60–80-м годам 20-го века [1, 2, 3].

Наряду с исследованиями на трупном материале активно проводились эксперименты и на животных. В основном это направления по исследованию патофизиологических реакций внутренних органов в ответ на асфиксию (утопление, повешение, гипоксия), действие отравляющих веществ, травму тупыми предметами (ЧМТ, травма внутренних органов) и огнестрельную травму. Причем использовались как мелкие млекопитающие (мыши, морские свинки), так и средние (собаки, кошки, свиньи, обезьяны).

После принятия ряда законодательных актов, таких как Федеральный закон № 8-ФЗ от 12.01.1996 г. «О погребении и похоронном деле», указ № 1001 от 29.06.1996 г. «О гарантиях прав граждан на предоставление услуг по погребению умерших», приказ № 407 от 10.12.1996 г. «О введении в практику правил производства судебно-медицинских экспертиз»; Закон РФ № 4180-1 от 22.12.1992 г. «О трансплантации органов и (или) тканей человека», получение экспериментальных объектов – биоманекенов стало затруднительным, и экспериментальные работы с трупным материалом выполнялись на страх и риск исследователя, под прикрытием (с молчаливого согласия) должностных лиц бюро СМЭ.

Несколько упорядочил процесс получения трупных объектов приказ № 131 от 22.04.1998 г., в котором прописывался порядок изъятия органов и тканей трупа для научных целей, при котором разрешение на изъятие давалось экспертом с уведомлением прокурора и внесением записи в акт. Однако отсутствие каких-либо указаний по данному вопросу в последующих приказах (№ 161 от 24.04.2003 г.) сделало практически невозможным получение объектов для экспериментального исследования.

Постановление Правительства Российской Федерации от 21 июля 2012 г. № 750 «Об утверждении Правил передачи невостребованного тела, орг анов и тканей умершего человека для использования в медицинских, научных и учебных целях, а также использования невостребованного тела, органов и тканей умершего человека в указанных целях» должно было бы облегчить процесс получения объектов для экспериментального исследования, однако на практике отмечены объективные сложности реализации положений данного документа:

  • а) использовать можно только невостребованное (отказ родственников) тело – а таких единицы и не все из них с сохранными тканями и органами;
  • б) разрешение на использование тела дает следователь, а они с неохотой идут на это, не желая брать на себя ответственность («как бы чего не случилось»);
  • в) необходимость получения подписи ответственных сторон из руководства организациями приводит к бюрократической проволочке и излишней пролонгации получения трупного материала.

Как показала практика, процесс получения трупного материала в научных и учебных целях никоим образом не улучшился.

Выход из ситуации на данный момент нам видится в использовании схожих по строению биологических объектов для предварительного решения узкоспециализированных задач в практической судебной медицине.

Опыт использования биологических объектов – трупов и частей тел животных и птиц накоплен на кафедре судебной медицины ГБОУ ВПО ДВГМУ. Части трупов животных нами использовались для получения предварительных результатов при исследовании:

  • · повреждений кожного покрова и костей при повреждении рубящим орудием;
  • · динамики заселения энтомофауной трупа;
  • · процесса поедания биообъектов грызунами и хищниками;
  • · повреждения костей от действия зубов хищников и грызунов;
  • · повреждений костей при выстрелах из пневматического и огнестрельного оружия.

А также использовались в качестве подложки в ходе экспериментальных исследований повреждений одежды и при проведении практических экспертиз.

Естественно, в последующем полученные данные были проверены и сопоставлены в ходе экспериментальных исследований на трупах.

Мы не одиноки в своих исследованиях. Так, за рубежом широко применяются трупы животных в качестве биоимитаторов для визуализации повреждающего действия огнестрельных снарядов, при взрывах различной мощности, действия рубящих орудий, биологических объектов при исследовании разрушения трупа в биотопе; кровь животных – для демонстрации механизма образования пятен крови и т.д.

Имеются исследования повреждений биологических имитаторов от действия пневматического оружия, стрел для лука и арбалета [4, 5, 6].

Приведем несколько примеров из практических наблюдений.

Известны случаи разрушения трупа человека личинками мух. Нами поставлено экспериментальное наблюдение процесса разрушения мухами трупа животного – собаки весом 48 кг – в аномальных условиях повышенной влажности и подтопления при муссонных дождях (срок 21–24 день).

Экспериментально получена характерная деформация свинцового снаряда от пневматического оружия при повреждении плоской кости (нижней челюсти) косули; колотое повреждение на нижней челюсти косули при выстреле из маломощного арбалета.

Случай из практики. В процессе проведения экспертного исследования по факту причинения повреждения из пневматического пистолета стальными шариками в область лица (один снаряд изъяли в ходе оперативного вмешательства, два других утрачены потерпевшим) возникла необходимость дифференциальной диагностики по R-снимкам характеристики огнестрельного снаряда. Потерпевший утверждал, что повреждения ему причинены выстрелом из охотничьего ружья. Была проведена серия экспериментальных отстр елов по тушке птицы как из пневматического пистолета, так и из охотничьего ружья. Результат показал, что при прохождении биологического объекта (тушка курицы) свинцовый снаряд деформировался, а стальной шарик – нет. Сделанные выводы заставили следствие провести экспериментальные отстрелы по отчлененной голове трупа (все формальности были соблюдены), в ходе которых также получена деформация дробин и отсутствие деформации стальных шариков, в результате чего версия потерпевшего была отклонена [7].

При оценке повреждений на трупах животных и на теле человека можно исследовать и моделировать тактику охоты хищников на крупные жертвы для экстраполяции условий и механизма образования повреждений на теле человека при нападении хищных животных. Например, сравнивая результаты видеозаписи атаки льва на антилопу с захватом шеи можно установить механизм образования аналогичных повреждений на шее человека, образовавшихся в результате нападения тигра. Отмечаем схожесть локализации повреждений и механизма их образования.

Сотрудниками кафедры при производстве судебно-медицинских экспертиз были использованы биообъекты для решения практических вопросов, возникающих у органов суда, следствия, защиты.

В ходе проверки достоверности механизма и условий нанесения повреждений возникает возможность получения конкретного результата, объективно подтвержденного дополнительными (рентгенологическим и др.) методами исследования. Это позволяет при постановке вопроса о видовой принадлежности оружия проводить экспертный эксперимент на более доступных объектах, решая проблему с биоэтической, а зачастую и процессуальной точки зрения.

Выводы. Несмотря на различную структуру органов и тканей человека и животных, мы считаем возможным использование биообъектов для:

  • · оперативного решения экспертных вопросов, например, когда есть необходимость получить трассы при повреждении костной ткани острыми предметами, получить экспериментальные повреждения внутренних органов колюще-режущими объектами и т.д.;
  • · получения промежуточных результатов – как один из этапов экспериментальных исследований непосредственно на трупном материале, показывающий целесообразность таких манипуляций;
  • · методологии и постановки эксперимента в условии ограниченного объема экспериментального материала – например, при огнестрельных повреждениях головы или повреждении костей тупыми твердыми и острыми предметами для предварительной оценки силы и предполагаемого объема разрушений;
  • · возможности экстраполяции данных, полученных на животных, применительно к телу человека – например, при исследовании энтомофауны трупа, а также прижизненных и посмертных воздействий, причиняемых животными трупу;
  • · решения вопросов биоэтики и процессуальных требований в отношении экспертных объектов.

Список литературы

  1. Громов, А. П. Биомеханика травмы. – М., 1979. – С. 177–178.
  2. Диагностикум механизмов и морфологии переломов при тупой травме скелета / под ред. В. Н. Крюкова. – 2-е изд., перераб. – Новосибирск: Наука, 2011. – 522 с.
  3. Попов, В. Л. Судебно-медицинская баллистика / В. Л. Попов, В. Б. Шигеев, Л. Е. Кузнецов. – М., 2002. – С. 170–171.
  4. Райзенберг, С. А. Влияние конструктивных особенностей пневматической винтовки с системой предварительной накачки воздуха и пуль к ней на объем возникающих ранений / С. А. Райзенберг, И. Ю. Макаров // Судебномедицинская наука и практика: материалы науч.-практ. конф. молодых ученых и специалистов. – М., 2012. – Вып. 7. – С. 166–169.
  5. Лоренс, А. С. Влияние конструктивных особенностей арбалетных стрел ни морфологию причиняемых ими входных ран / А. С. Лоренс, И. Ю. Макаров // Задачи и пути соверщенствования судебно-медицинской науки и экспертной практики в современных условиях: тр. 7 Всерос. съезда судебных медиков, 21–24 октября 2013 г., Москва / под общ. ред. А. В. Ковалева. – М.: Изд. «Голден-Би», 2013. – Т. 2. – С. 82–83.
  6. Авдеев, А. И. Характеристика повреждений при поражении из пневматического оружия с высокой энергией пули // Судебно-мед. экспертиза. – 2013. – № 5. – С. 13–15.
  7. Авдеев, А. И. Определение вида ранящего снаряда в эксперименте / А. И. Авдеев, С. В. Афонников, И. П. Шульга // Вестн. судебной медицины. – 2012. – № 1:2. – С. 48–50.

похожие статьи

Некоторые правовые аспекты назначения судебно-медицинской экспертизы / Гуцаев Ю.П., Олейник Н.Г. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 13-14.

Толкование судебно-медицинских терминов в условиях совершенствующегося российского законодательства / Прутовых В.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 187-194.

О судебно-медицинских правилах вскрытия трупа, принятых Комитетом Министров Совета Европы 02 февраля 1999 года / Мазуренко М.Д., Молин Ю.А., Мацкевич А.Л. — .

Нормативные правовые документы, регулирующие порядок определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека : сборник / Клевно В.А. — 2009.

Постановление от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» / // Медицинская экспертиза и право. — 2010. — №2. — С. 3-12.