Морфология повреждения и топография продуктов выстрела из огнестрельного оружия МР-341 «Хауда»

/ Гоникштейн Ю.Г.  // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018 — №17. — С. 58-63.

Гоникштейн Ю.Г. Морфология повреждения и топография продуктов выстрела из огнестрельного оружия МР-341 «Хауда»

Кафедра судебной медицины и медицинского права (зав. – д.м.н., проф. П.О. Ромодановский) ФГБОУ ВО МГМСУ им. А.И. Евдокимова, г. Москва

ссылка на эту страницу

Травматическое огнестрельное оружие имеет очень широкое распространение среди населения России. Изучению морфологии повреждения и топографии продуктов выстрела посвящено множество работ [1, 2, 3, 4]. Изучены различные виды травматического огнестрельного оружия, а также их особенности в отложении продуктов выстрела и морфологии повреждения [5, 6]. Изучено влияние внешних факторов окружающей среды на топографию продуктов выстрела и морфологию огнестрельного повреждения [7]. В изученной и доступной нам литературе не встречается описания морфологии повреждения и топографии отложения продуктов выстрела при стрельбе из травматического огнестрельного оружия марки МР-341 «Хауда».

МР-341 «Хауда» является травматическим огнестрельным оружием, разработанным на базе двуствольного горизонтального ружья ИЖ-43. Длина ствола составляет 250 мм, для стрельбы используются патроны 12/35, снаряженные сферической резиновой пулей диаметром 21,5 мм. Для предотвращения стрельбы боевыми патронами ствол оружия имеет три вварных зуба.

Целью данного исследования было изучить морфологию повреждения и топографию отложения продуктов выстрела при стрельбе из травматического оружия МР-341 «Хауда».

Для достижения поставленной цели использовались следующие материалы и методы: огнестрельное травматическое оружие МР-341 «Хауда», патроны калибра 12/35. В качестве мишени использовалась белая хлопчатобумажная ткань. Все выстрелы производились в специально оборудованном тире. Выстрелы производились со следующих расстояний: плотный упор, упор, 5 см, 10 см, далее с шагом в 10 см до 100 см включительно. Также были произведены выстрелы с расстояния 125 см, 150 см, 175 см. Всего произведено 32 выстрела.

Мишени исследовались визуально, в видимых ИК лучах, стереомикроскопически, метрически. Для изучения полученных результатов использовалось следующее оборудование: микроскоп Leica M125, фотокамера Nikon D90, излучатель ИК света Рельеф 1346. В качестве подложки использовалась сосновая доска и бумага из плотного картона.

Результаты и обсуждение

При выстрелах в упор к бязевой мишени регистрировалось образование штанц-марки от интактного ствола. На мишени был выявлен дефект ткани диаметром 2,6 см. От дефекта в радиальном направлении распространялись четыре разрыва длиной 2,6 см. При исследовании ткани мишени в проходящем свете выявлено разряжение тканого материала. В направлении второго интактного ствола на мишени выявлен участок термического действия пламени, который проявлялся в виде пожелтения нитей мишени на ширину 1,7 см. Отложение копоти выстрела было однозональным, серого цвета, шириной 2 см.

При выстрелах с расстояния 5 см на мишени регистрировалось двухзональное отложение копоти. Центральная зона отложения копоти была интенсивно-черного цвета, овальной формы, размерами 5,3×3,5 см. Периферическая зона светло-серого цвета, наружный диаметр составлял 17,5 см. Также нами было зарегистрировано секторальное отложение копоти с дугами просветления, отходящими от края дефекта. Огнестрельное повреждение на бязевой мишени было представлено дефектом овальной формы размерами 2,4×1,9 см. Краевые нити дефекта выступают в просвет повреждения, прерваны на разном уровне, разволокнены. Концы краевых нитей деформированы (уплощены в переднезаднем направлении).

Повреждение бязевой мишени, причиненное выстрелом из МР-341 «Хауда»

Рис. 1. Повреждение бязевой мишени, причиненное выстрелом из МР-341 «Хауда» с расстояния 10 см. Справа от повреждения – след от пыжа

При выстрелах с расстояния 10 см нами регистрировалось однозональное отложение копоти округлой формы, наружный диаметр составлял 13 см. В ИК- лучах отложение копоти соответствовало топографии отложения в видимой части спектра. В ИК-лучах хорошо регистрировались не только частицы пороха, но и частицы резины в виде мелких и крупных частиц, а также по краю участка обтирания. Частицы резины определялись на расстоянии 10 см от повреждения ткани. На мишени в 1,5 см от края повреждения регистрировался след от пыжа в виде черного овала размером 2,0×1,5 см. После сопоставления краев повреждения выявлено, что дефект ткани отсутствует. Повреждение размерами 2,4×1,9 см образовано П- и Г-образными разрывами. Краевые нити повреждения разволокнены, уплощены в переднезаднем направлении. По краям нитей имеется темно-серое прокрашивание шириной 1,2 см. В зоне разрывов определяется разряжение тканого материала (рис. 1).

При выстрелах с 20 см на мишени нами регистрировалось однозональное отложение копоти округлой формы, светло-серого цвета, с внешним диаметром 10,5 см. Огнестрельное повреждение 2×2 см без дефекта ткани. Краевые нити повреждения разволокнены, уплощены по направлению спереди назад. В 1,5 см от повреждения регистрировалось два повреждения от пыжа линейной формы длиной 1,8 см, шириной до 0,4 см. Второй пыж формировал повреждение длиной до 1,5 см, в зоне его внедрения обнаруживалось наложение вещества темно-серого цвета. В зоне отложения копоти нами регистрировались сгоревшие и не сгоревшие порошинки, а также частицы резины черного цвета, импрегнированные в плетение мишени.

Отпечаток пыжа бязевой мишени, образовавшийся при выстреле из МР-341 «Хауда»

Рис. 2. Отпечаток пыжа бязевой мишени, образовавшийся при выстреле из МР-341 «Хауда» с расстояния 50 см

При выстрелах с расстояния 30 см и до 50 см отложение копоти не регистрировалось как в видимой части спектра, так и в ИК-лучах. Повреждения носят идентичный характер. Повреждения образованы краевыми нитями, концы краевых нитей неровно прерваны, разволокнены, уплощены в переднезаднем направлении. Также на всех дистанциях, вплоть по краю повреждения, регистрировался поясок обтирания черного цвета. Во всех наблюдениях на мишени мы зарегистрировали участки вдавления и импрегнации крупных частиц резины. Следы пыжей были серого цвета и имели полукруглую или кольцевидную форму диаметром по большей хорде 2,1 ± 0,1 см. Повреждение ткани мишени от действия пыжей представляло собой участки уплощения нитей ткани в переднезаднем направлении (рис. 2).

При выстрелах с расстояния 60–80 см отложения копоти не регистрировались. Огнестрельные повреждения имели дефект ткани. Края дефекта были образованы краевыми нитями, которые были неровно прерваны, разволокнены и уплощены в переднезаднем направлении. Также наблюдалось разряжение тканого материала вокруг дефекта. На всех дистанциях по краю повреждения регистрировался поясок обтирания черного цвета. Также регистрировалось диффузное отложение единичных частиц сгоревшего пороха. В зоне отложения частиц пороха регистрировались частички резины черного цвета, которые не проникали в плетение нитей. Следы пыжей были серого цвета и имели полукруглую или кольцевидную форму диаметром по большей хорде 2,1±0,1 см. Повреждения ткани мишени от действия пыжей отсутствовали (рис. 3).

Повреждение бязевой мишени, причиненное выстрелом из МР-341 «Хауда»

Рис. 3. Повреждение бязевой мишени, причиненное выстрелом из МР-341 «Хауда» с расстояния 80 см

При выстрелах с расстояния 90–175 см копоти не выявлено. Частиц пороха и резины на мишени не выявлено. Следы пыжей имели схожую морфологию со следами пыжей в предыдущих наблюдениях. Сквозные повреждения ткани от действия пыжа мы не наблюдали. Все повреждения были образованы множественными разрывами, которые формировали полукруглый или прямоугольный лоскут ткани в центре повреждения, от которого в радиальном направлении формировались разрывы. Характер деформации нитей тканого плетения был аналогичен повреждениям нитей ранее проведённых наблюдений. Обтирание снаряда на краях повреждения представлялось в виде серого полукруга диаметром 2,0 ± 0,2 см.

В ходе проведенного эксперимента мы сделали следующие выводы:

  • термическое действие на мишень, проявляемое в виде пожелтения нитей, наблюдается только до расстояния 5 см включительно;

  • копоть выстрела на мишени определяется только до 20 см включительно;

  • множественное нахождение частиц резины на мишени связано с наличием 3 вварных зубов в стволе, которые разрушают снаряд;

  • частицы резины проникают в плетение нити только на расстоянии до 60 см. На более дальних расстояниях частицы резины фиксируются на поверхности мишени;

  • повреждение мишени пыжом в виде разрывов наблюдается до 30 см включительно;

  • след от действия пыжа до 5 см не регистрируется. Начиная с 10 см, регистрируются отдельные от огнестрельного повреждения следы пыжа полукруглой и кольцевидной формы серого цвета. Начиная с 30 см, на мишени регистрируются два следа от воздействия пыжа.

Список литературы

  1. Степанов С.А. Зависимость отложения металла выстрела от типа нарезов в стволе // Декабрьские чтения по судебной медицине. – М.: Российский университет дружбы народов (РУДН), 2017. – С. 121–123.

  2. Леонов С.В., Степанов С. А., Пинчук П.В., Киселева Е.А. Особенности распределения на мишени дополнительных факторов выстрела в зависимости от типа нарезов (полигональных или прямоугольных) канала ствола пистолетов // Вестник судебной медицины. – 2018. – № 2. – С. 50–54.

  3. Мусин Э.Х. Судебно-медицинская характеристика повреждений из газового оружия эластичными снарядами травматического действия (экспериментальное исследование) : автореф. дис. ... канд. мед. наук. – М., 2006. – 23 с.

  4. Попов В.Л., Шигеев В.Б., Кузнецов Л.Е. Судебно-медицинская баллистика. – СПб.: Гиппократ, 2002. – 656 с.

  5. Леонов С.В., Петров В.В Особенности образования повреждений кожи, причиненных выстрелами из гладкоствольного карабина «Сайга 12К» травматическим однокомпонентным и многокомпонентным пулевыми зарядами 12-го калибра при выстреле в упор // Медицинская экспертиза и право. – 2017. – № 1. – С. 29–32.

  6. Леонов С.В., Пинчук П.В., Раснюк С.В. Судебно-медицинское значение капсюля-воспламенителя у патронов 18×45 т к пистолету «Оса» // Медицинская экспертиза и право. – 2017. – № 4. – С. 14–17.

  7. Степанов С.А., Леонов С.В. Влияние внешних факторов окружающей среды (дождя) на дополнительные факторы выстрела // Медицинская экспертиза и право. – 2016. – № 6. – С. 31–33.

похожие статьи

Патоморфология раневого процесса при ранении химическим снарядом и идентификация частиц хлорацетофенона в гистологических срезах / Зимина Л.Н., Михайлова Г.В., Казачков В.И., Бялик И.Ф., Звездина М.В. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 78-79.

Установление модели газового огнестрельного оружия самообороны по следам выстрела / Гальцев Ю.В., Гальцев А.Ю. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 74-75.

Особенности состава частиц продуктов выстрела из газового ствольного оружия / Кузнецов Ю.Д., Бабаханян Р.В., Исаков В.Д. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 72-73.

Признаки дробовых повреждений из газового стволового оружия / Кузнецов Ю.Д., Бабаханян Р.В., Исаков В.Д. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 70-71.

Диагностическое значение металлизации в области повреждений на объектах судебно-медицинской экспертизы при выстрелах из газового ствольного оружия / Макаренко Т.Ф. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 67-69.