Современный этап изучения следов крови на кафедре судебной медицины Сеченовского университета

/ Леонова Е.Н. Нагорнов М.Н. Ломакин Ю.В. Прохоренко А.С.  // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018 — №17. — С. 145-149.

Леонова Е.Н., Нагорнов М.Н., Ломакин Ю.В., Прохоренко А.С. Современный этап изучения следов крови на кафедре судебной медицины Сеченовского университета

Кафедра судебной медицины (зав. кафедрой – д.м.н., проф., чл.-корр. РАМН Ю.И. Пиголкин) ФГАОУ ВО «Первый МГМУ им. И.М. Сеченова» Минздрава России (Сеченовский университет), г. Москва

ссылка на эту страницу

В 2018 году свой 260-летний юбилей отмечает Сеченовский университет – крупнейший ведущий отечественный медицинский вуз России. Сегодня в его составе 10 научно-исследовательских институтов, 8 факультетов и более 120 кафедр. Одна из старейших в России кафедра судебной медицины Сеченовского университета – это авторитетный учебный и научно-исследовательский центр. Тематика исследований, проводимых сотрудниками кафедры, разнообразна и охватывает практически все разделы судебной медицины: судебномедицинская травматология, идентификация личности, история судебной медицины. Сотрудники кафедры занимаются исследованиями, направленными на совершенствование диагностики внезапной смерти лиц различного возраста. Кроме этого, коллектив кафедры занимается механогенезом следов крови, трассологическими исследованиями, идентификацией травмирующих объектов и реконструкцией обстоятельств происшествия [1].

Сотрудниками нашей кафедры разработана новая рабочая судебномедицинская классификация следов крови, согласно которой по морфологическим признакам следы крови разделены на дифференцируемые и малодифференцируемые. Дифференцируемые следы в зависимости от расстояния между следонесущим предметом и следовоспринимающей поверхностью разделили на контактные и бесконтактные. По биомеханическим признакам все следы крови разделили в зависимости от механизма образования: пропитывание, каплепадение, разбрызгивание, стекание, затекание, натекание и контактный перенос частиц крови. К дифференцируемым бесконтактным следам отнесены следы капель, брызг, затеков, потеков и луж. В группу дифференцируемых контактных вошли мазки и отпечатки. К малодифференцируемым отнесли участки пропитывания одежды [2].

Среди всех следов крови особое место занимает капля, т.к. она часто встречается на месте происшествия и несет наибольшую информационную значимость [2, 3]. Однако не полностью раскрыт процесс формирования следов основных и дополнительных капель, по данным разных авторов, при падении с одной высоты диаметр следов варьирует, разнится и уровень появления зубцов, что связано с изучением следов капель разного объема, нуждается в расширении диапазон исследуемых следовоспринимающих поверхностей.

В процесс образования следа капли нами выделено четыре этапа: I – скопление крови на окровавленном объекте и ее отделение; II – перемещение капли вниз; III – соприкосновение и взаимодействие капли со следовоспринимающей поверхностью; IV этап – изменение жидкой капли на поверхности под воздействием окружающей среды. На каждом этапе действуют определенные факторы. Выделение, учет и исследование всех их позволяет более точно установить детали механогенеза следа капли крови и расширяет судебно-медицинские диагностические возможности [3].

Количественные вариации в объеме капли и различия в морфологии показывают, что целесообразно выделять капли крови малого, среднего и большого объемов. Связать разделение капель по объему целесообразно с формой каплеобразующей поверхности: малая капля – объем от 5 до 30 мкл (капли с острия, заостренной поверхности); средняя капля – от 30 до 70 мкл (капли с закругленной поверхности); крупная (большая) капля – от 70 до 200 мкл (капли с плоской поверхности) [3].

Рядом со следами капель крови на месте обнаружения трупа можно выявить следы вторичного разбрызгивания. На основании собственных экспериментальных исследований было установлено, что при падении одиночной капли с высоты до 20 см разбрызгивания не наблюдалось; при падении с других высотных точек разбрызгивание наблюдалось редко (18 %). При падении капель крови малого и среднего объема (20, 40 мкл) разбрызгивание наблюдалось в виде единичных тонких лучей по краю, а также имело характер мелких слабозаметных овальных следов; при падении крупных капель (80, 130 мкл) разбрызгивание имело сходный характер, однако наблюдались интенсивные дополнительные капли (капли Плато) округлой формы размерами до 0,1 см. Если капли Плато попадали во влажный след основной капли, как правило, формировалось разбрызгивание, если капля Плато падала рядом, то формировался отдельно расположенный след. Поэтому использование только разбрызгивания для установления высоты падения капель, а следовательно, для определения высоты расположения источника кровотечения, весьма ограничено [4].

По нашему мнению, для определения высоты расположения источника кровотечения необходим комплексный подход, следует учитывать объем капель крови, размеры их следов (ДС), характер края и разбрызгивания (НР), ко-

личество выступов по контуру (КВ), высоту выступов в сантиметрах (ВВС), величину выступов в градусах (ВВГ), наличие дополнительных капель (НДК). Проведенные нами экспериментальные исследования по моделированию следов капель крови на гладких, смачиваемых, невпитывающих поверхностях позволили провести многофакторный анализ и рассчитать математические закономерности по прогнозу высоты (ПВ) расположения источника кровотечения для капель объемом 5, 20, 40, 80 и 134 мкл:

ПВ5 = – 0,462 + 2,8916*ВВС + 0,1034*КВ + 1,3854*ДС–0,00141*ВВГ + 0,0979*НР;

ПВ20 = 0,1116 + 0,0564*КВ + 1,2444*ВВС – 0,000568*ВВГ – 0,0819*НДК; ПВ40 = 0,1052 + 0,0331*КВ + 5,0373*ВВС – 0,00183*ВВГ;

ПВ80 = –0,07168 + 0,55821ДС + 0,0042*КВ + 8,0413*ВВС + 0,058173*НР; ПВ134 = 1,1629 – 0,35414ДС + 6,6788*ВВС – 0,0071*ВВГ + 0,097855*НР,

где НДК равно 1, если дополнительные капли есть, и 0 в противном случае; НР равно 1, если разбрызгивание есть, и 0 в противном случае.

Не вошедшие в уравнения параметры являлись несущественными, данные о них отражали другие включенные переменные.

На процесс следообразования оказывает влияние характер следовоспринимающей поверхности. Наши исследования показали, что на несмачиваемой (парафиновой) поверхности след капли крови имеет размеры в 1,3–1,5 раза меньшие за счет стягивания следа под действием сил межмолекулярного взаимодействия, неправильную округлую форму, зубчатый край с полосовидными следами периферического стягивания [5].

На поверхностях, смоченных водой, выявлено увеличение размера следов на 8–44 % больше, чем на сухих поверхностях. Края следов на умеренно смоченных поверхностях неровные, с зубцами и полосовидными выступами. В области следа – радиальные «полоски просветления», переходящие в элементы разбрызгивания. На обильно смоченной водой поверхности в морфологии следов выделялась центральная темно-красная зона и периферическая часть – светло-красная зона, являющаяся областью растекания и смешивания крови с водой, край представлен острои тупоконечными полосовидными выступами. Внутри диска – «полости просветления», переходящие в элементы разбрызгивания [6].

Вместе с тем на процесс следообразования оказывают влияние и различные климатические факторы. Следы свободно падающих капель крови на поверхности предметов, имеющих отрицательную температуру (стекло, металл), при температуре окружающей среды –19 °С имеют диаметры на 9,5–14,3 % соответственно меньше в сравнении со следами, образовавшимися при комнатной температуре. На охлажденных поверхностях выступы по краю следов менее выражены, более пологие, с закругленными вершинами, отсутствуют следы разбрызгивания.

Кроме того, в зимнее время на месте дорожно-транспортного происшествия можно встретить следы капель крови на снегу. В эксперименте было установлено, что на рыхлом снежном покрове (плотностью 0,35 ± 0,03 г/см3) при

температуре воздуха –21 °С капля крови формирует канал цилиндрической формы, распространяющийся в глубь снежного покрова, и в конце его шарообразной элемент, состоящий из кристалликов снега, пропитанных кровью. На поверхности уплотненного снежного покрова (плотностью 0,96 ± 0,03 г/см3) след капли крови имеет вид диска овальной формы с неровным, зубчатым краем и элементами разбрызгивания [7].

При выполнении ситуационных судебно-медицинских экспертиз нередко ставится вопрос о давности образования следов крови. Феномен «старения» следов капель крови включает комплекс сложных физико-химических процессов, каждый этап которого имеет специфические морфологические проявления. Так, в эксперименте через 30 минут после формирования след капли крови имел однородную жидкую структуру и равномерную красную окраску. В интервале от 30 до 60 минут – жидкую однородную структуру, тёмно-красную центральную часть и более светлую периферическую. В интервале от 60 до 120 минут след капли принимал состояние геля с периферическим подсыхающим ободком. В интервале от 2 до 4 часов – вид деформированной отслаивающейся корочки с радиальными трещины. В интервале от 4 до 24 часов регистрировался след в виде трёх концентрических зон, центральной бесцветной, неплотной, с неровным краем, средней белой, с максимальной плотностью и звёздчатым краем, наружной белесоватой, средней плотности, с элементами корочек [8].

В дальнейшем сотрудниками нашей кафедры исследовались контактные следы в виде отпечатков окровавленных прямых, волнистых и курчавых волос. Следы крови в виде отпечатков волосистой части головы имеют характерные морфологические признаки, которые обусловлены формой, размерами и рельефом волос, пропитанных кровью. Морфология отпечатков курчавых волос головы, испачканных кровью, отличается от отпечатков прямых и волнистых волос той же длины. Отпечатки прямых волос были представлены узкими короткими полосами, вытянутыми треугольниками, двухлучевыми остроугольными элементами в виде наконечников стрел. Отпечатки волнистых и курчавых волос имели элементы в виде дуг, волн полуокружностей, окружностей, штрихов и запятых. Размерные характеристики элементов курчавых волос были в 5 раз меньше подобных элементов в отпечатках волнистых волос [9–10].

Все полученные результаты применялись при проведении ситуационных экспертиз и реконструкции обстоятельств травмы с помощью метода трехмерного компьютерного моделирования, позволяющего максимально точно визуализировать место произошедшего события с учетом имеющихся следов крови [11–14].

Список литературы

  1. Пиголкин Ю.И., Ломакин Ю.В., Золотенкова Г.В., Шилова М.А., Дубровин И.А., Леонова Е.Н., Ходулапов А.В. Итоги 20-летней работы кафедры судебной медицины Сеченовского университета // Судебно-медицинская экспертиза. – 2018; 1:7–11.

  2. Пиголкин Ю.И., Леонова Е.Н., Дубровин И.А., Нагорнов М.Н. Новая рабочая классификация следов крови // Судебно-медицинская экспертиза. – 2014; 1:11–15.

  3. Нагорнов М.Н., Леонова Е.Н., Семенов А.М. Особенности следов капель крови при их различном объеме // Судебно-медицинская экспертиза. – 2018; 2:14–17.

  4. Нагорнов М.Н., Леонова Е.Н., Власюк И.В. Некоторые особенности разбрызгивания при формировании следов крови // Медицинская экспертиза и право. – 2015; 3:17–20.

  5. Леонова Е.Н. Особенности морфологии следов капель крови на смачиваемых и не смачиваемых поверхностях // Медицинская экспертиза и право. – 2016; 3:25–27.

  6. Нагорнов М.Н., Леонова Е.Н., Куча А.С. Особенности следов капель крови на поверхности, смоченной водой // Судебно-медицинская экспертиза. – 2017; 5:15–17.

  7. Нагорнов М.Н., Леонова Е.Н., Куча А.С., Софронеева Ю.Л. Морфологические особенности следов капель крови на снежном покрове разной плотности. Судебно-медицинская экспертиза. – 2018; 1:42–44.

  8. Патент РФ на изобретение № 2597413/10.09.2016. Бюл. № 25. Леонова Е.Н., Нагорнов М.Н., Власюк И.В. Способ определения давности следов капель крови.

  9. Леонова Е.Н., Нагорнов М.Н., Дорофеева Е.Е. Некоторые особенности отпечатков волос головы, пропитанных кровью. Судебно-медицинская экспертиза. – 2014; 4:31–33.

  10. Леонова Е.Н., Нагорнов М.Н., Прохоренко А.С. Особенности отпечатков прямых и волнистых волос головы, испачканных кровью. Судебно-медицинская экспертиза. – 2018; 1:39–41.

  11. Леонова Е.Н., Власюк И.В. Роль вещественных доказательств биологического происхождения при решении ситуационных вопросов // Дальневосточный медицинский журнал. – 2014; 3: 93–95.

  12. Пиголкин Ю.И., Леонов С.В., Леонова Е.Н., Нагорнов М.Н. Метод трехмерного моделирования при реконструкции обстоятельств происшествия с учетом следов крови. Судебно-медицинская экспертиза. – 2014; 5:4–6.

  13. Пиголкин Ю.И., Леонов С.В., Леонова Е.Н. Реконструкция обстоятельств происшествия по следам крови методом трехмерного моделирования. Судебно-медицинская экспертиза. – 2016; 4:25–27.

  14. Леонова Е.Н., Шакирьянова Ю.П., Леонов С.В., Мосоян А.С., Пиголкин Ю.И. Визуализация реконструкции криминального события методом 3D-моделирования. Судебно-медицинская экспертиза. – 2018; 1:52–54.

похожие материалы в каталогах

Следы крови

похожие статьи

Судебно-медицинская оценка механизма образования брызг крови / Левкович О.Б., Гусаков Ю.А., Гедыгушев И.А. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 151-153.

Некоторые особенности возникновения следов крови при размахивании окровавленными ножами / Бадалян А.Ф., Новоселов В.П. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №3. — С. 10-14.

Судебно-медицинская оценка скорости движения автомобиля с учетом морфологических особенностей следов крови / Бадалян А.Ф., Новоселов В.П. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №2. — С. 4-7.

Особенность следов крови при выстрелах в смоченную кровью мишень / Степанов С.А. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 203-208.

Особенности формирования следов крови в зависимости от скорости движения поврежденного объекта и высоты падения капли / Новоселов В.П., Бадалян А.Ф., Балаян Э.Ю. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №1. — С. 18-22.